Сербия становится председателем Совета Европы. Но почему никто не вспоминает о проблеме прав человека?

Что должно государство сделать для того, чтобы его сочли недостойным возглавлять официальную правозащитную организацию Европы? Преследовать геев? Ни в коем случае. Пытать и убивать политических оппонентов? Забудьте. Развязать незаконную войну? Вы наверно шутите. Возникает ощущение, что Совету Европы просто безразлично, кто будет говорить с миром от его имени.

В четверг председательское кресло в Совете займет Сербия. Это, конечно, не единственная европейская страна, где нарушаются права человека. Однако здесь есть одно отличие: допущенные ею нарушения - факт бесспорный, ни у кого не вызывающий сомнений. Вспомним: буквально все, от правозащитной организации Human Rights Watch до президента Буша, безуспешно призывают Белград передать Гаагскому трибуналу Ратко Младича - генерала, несущего прямую ответственность за бойню в Сараево. Казалось бы, чего проще - принять решение, что эта страна не имеет права быть председателем Совета Европы; да и политическую цену за такой вердикт никому платить не придется. Если европейские страны не осмелятся выступить против Сербии, значит они вообще не осмелятся выступить против кого бы то ни было. Защита прав человека превратится в пустой звук.

Тем не менее, мы не слышим и возгласа протеста в связи с предстоящим председательством Сербии. Это событие, которое можно воспринять лишь как издевку над всем, за что по идее должен стоять Совет, сопровождается гробовым молчанием. И вот в чем причина: критикуя одну из стран-участниц, члены Совета Европы рискуют привлечь пристальное внимание к собственной ситуации с правами человека, когда придет их черед занять председательское кресло. Опасаясь результата, все они пришли к молчаливому соглашению: закрывать глаза на нарушения других.

Совет Европы - орган, не связанный с Евросоюзом. Он был создан в 1949 г. по инициативе Уинстона Черчилля в целях 'борьбы за мир, основанный на справедливости'. Именно Совет разработал правозащитную конвенцию; при нем действует Европейский суд по правам человека. Годовой бюджет этого органа равен 197 миллионам евро (134 миллионам фунтов); в его состав входит 46 стран - все государства Европы за исключением Черногории и Беларуси. Исключение последней из рядов Совета - пожалуй, единственное трудное решение, которое он когда-либо принял.

Вспомним, как трусливо ведет себя Совет Европы по отношению к России. Европейский суд по правам человека неоднократно признавал ее нарушения в Чечне. В ответ Москва делает вид, будто подчиняется решениям Суда, - скажем, выдает пострадавшим пригоршню рублей в качестве компенсации - но одновременно защищает, и даже повышает в должности людей, ответственных за пытки, похищения и убийства. Впрочем, применяется и другой метод - запугивание и убийство самих истцов. К примеру, Зура Битиева подала иск в Европейский суд в связи с тем, что ее незаконно держали под стражей и пытали. В мае 2003 г. в ее дом ворвались вооруженные люди и застрелили саму Битиеву и трех членов ее семьи. И все: дело закрыто.

Страны-участницы, которые по идее должны поддерживать решения Суда, делают вид, будто ничего не происходит. Даже после того, как в 2003 г. в Чечне был совершен теракт против делегации самого Совета Европы [речь идет о взрыве в Грозном во время проезда кортежа автомобилей, в котором находились двое экспертов Совета. Эксперты не пострадали - прим. перев.], они не предприняли никаких действий. В результате российские власти до сих пор не провели тщательного расследования этого инцидента. С каждым таким случаем доверие к Совету слабеет.

Однако это, похоже, не волнует ни министров иностранных дел, заседающих в Совете Европы, ни его секретариат. В прошлом году, когда пришла очередь России занять председательское кресло, генеральный секретарь Совета, бывший британский парламентарий-лейборист Терри Дэвис (Terry Davis), заявил, что шум вокруг Чечни вызван 'двойными стандартами' Запада в отношении восточноевропейских стран, и отметил, что у России имеется реальный 'план действий, призванный предотвратить подобные нарушения прав человека в будущем'. Чепуха, конечно. Неясно только, почему Дэвис считает, что преуменьшение преступлений против человечности, совершаемых странами-участницами Совета, входит в его должностные обязанности.

Никто, конечно, не утверждает, что, получив 'нагоняй' от Совета Европы, Россия или Сербия сразу же начнут вести себя образцово. Сербия уже продемонстрировала готовность защищать Ратко Младича чуть ли не любой ценой. Ради этого монстра она поставила крест на переговорах о вступлении в ЕС, своей конфедерации с Черногорией и сотнях миллионов долларов зарубежной помощи. Однако нежелание Совета осудить Сербию, или даже лишить ее председательской должности, укрепляет позиции националистов, утверждающих, что в выдаче Младича нет необходимости. Они предполагают, что другие страны Европы, заинтересованные в развитии торговых связей с Белградом и дальнейшем расширении ЕС, ради собственного удобства попросту забудут о его существовании.

В прошлом году НАТО свое требование об аресте и выдаче генерала в качестве предварительного условия для присоединения Сербии к программе 'Партнерство ради мира'. В марте Олли Рен (Olli Rehn), еврокомиссар по вопросам расширения Союза, высказал предположение, что 'вопрос Младича' не является препятствием для возобновления переговоров с Белградом. В четверг, когда Сербия официально станет 'главным правозащитником' Европы, люди, считающие Ратко Младича национальным героем, смогут сказать: мы были правы.

Но кто готов бросить первый камень? Чуть ли не у каждого из государств-участниц есть свой 'скелет в шкафу'. Великобритания, Германия, Италия, Македония и даже Швеция помогали ЦРУ реализовать его 'особую процедуру выдачи' подозреваемых в терроризме - предусматривающую похищение людей и передачу их государствам, которые применяют против них пытки по заданию американцев. Польша и Румыния, судя по всему, предоставили свою территорию для американских секретных тюрем. Австрия, Германия и Великобритания, довольствуясь пустыми официальными заверениями, передают беженцев государствам, применяющим пытки к заключенным. Польские власти предупреждают, что будут увольнять учителей, которые в открытую заявят о своей гомосексуальной ориентации. Франция поддерживает африканские режимы, практикующие геноцид. Испания репатриирует детей, оказавшихся на ее территории без сопровождения родных. Украинские полицейские пытают работниц секс-индустрии и вынуждают их сознаваться в преступлениях, которых те не совершали. Британское правительство запрещает мирные акции протеста и по-прежнему держит оккупационные войска в стране, против которой оно развязало незаконную войну.

Стоит любой европейской стране поднять с земли камень, чтобы бросить им в Сербию, как под ним непременно обнаружится что-нибудь неприглядное. Так лучше уж пусть эти камни остаются на месте, скрывая свои тайны. Все страны-участницы готовы закрывать глаза на массовые убийства - лишь бы другие оставили в покое их самих. Когда я обсуждал эти вопросы с Терри Дэвисом, он признал, что действительно 'не слышал, чтобы кто-нибудь в Совете Европы предлагал принять какие-либо меры против Сербии из-за ее отказа выдать Младича'. Впрочем, по его словам, единственное, что можно сделать в данном случае - это исключить Сербию из Совета: ведь если страна вошла в его состав, председательские функции переходят к ней автоматически, когда подойдет очередь. Не уверен, что это так. В уставе Совета говорится о возможной 'приостановке прав представительства' страны-участницы, серьезно нарушающей права человека и фундаментальные гражданские свободы. Несомненно, это должно относиться и к 'правам представительства' в качестве председателя Совета?

У Дэвиса нашелся один хитроумный аргумент: мол, в новой роли Сербия привлечет к себе самое пристальное внимание, и Белграду будет неудобно упорствовать в своих нарушениях. Он спросил: стал бы я писать о Младиче, если бы стране не предстояло председательствовать в Совете? Да, наверно не стал бы, но на таком же основании можно было бы выдвинуть Роберта Мугабе на пост главы Amnesty International.

Если вы хотите оценить полезность того или иного института, просто представьте себе, изменится ли ситуация, если его не станет. Кто пострадает в случае роспуска Совета Европы, кроме сотрудников его аппарата? Европейского суда по правам человека людям, наверно, действительно будет не хватать. Но остальных структур? Из-за молчаливого согласия всех стран участниц игнорировать нарушения прав человека друг другом Совет в настоящее время абсолютно бесполезен.

_______________________________________

Косово - ящик Пандоры? ("The Washington Times", США)

Русская головоломка ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.