Сколько еще капель надо добавить в чашу терпения, чтобы она переполнилась? Придумал же кто-то измерять людское терпение чашами. Капля за каплей, капля за каплей. . . и в Таллине переполнилась та самая чаша терпения. Наши политики себя успокаивают, дескать, в Латвии такое невозможно - власти и оппозиция извлекут уроки, и вообще в Эстонии была конкретная причина для беспорядков, в Латвии же ее нет. Увы, есть. И все возможно.

'Наличие в Латвии огромного количества людей без гражданства угрожает безопасности и стабильности государства', - полагает министр внутренних дел Ивар Годманис. И это так. Ибо, как гласит русская пословица, 'не буди лихо, пока оно тихо'. Сомневаюсь, что власти извлекут должные уроки из таллинских событий. Привычно неумные шаги национал-радикальных политиков, взявшихся за святыни, стали лишь поводом. Причины же кроются глубже - во всей 15-летней национально ориентированной политике, проводимой в соседней стране.

Кстати сказать, политика та была несколько умеренней проводимой в Латвии. В Эстонии неграждане участвуют в выборах самоуправлений, школьная реформа не столь агрессивна, как у нас, ветераны Второй мировой, на какой бы стороне они ни воевали, пользуются одинаковыми льготами. . . Все хорошо? Отнюдь.

Уроки 'эстонского восстания'

Эстонские политики (как, впрочем, и латвийские) полтора десятка лет только тем и занимались, что испытывали людское терпение на прочность и, выстраивая этнократическое государство, проводили тактику морального террора. Под себя переписывали историю. 'Оккупант' там, как и у нас, синоним слова 'русский'. Так же как и у нас, в Эстонии действуют запреты на профессии. И за госязык там борются с энергией, достойной лучшего применения. Так что наши политики вряд ли извлекут что-то путное из недавно преподанных в Таллине уроков.

Еще лет шесть назад Институт внешней политики, возглавляемый, кстати, национально ориентированным Атисом Леиньшем, указал на неприятные для латвийских политиков изъяны в национальной политике государства. Эти выводы как бы подвели итоги первого десятилетия Второй республики:

- национальная политика государства близорука и бессистемна;

- закрытие русских школ необоснованно по существу и чревато выходом ситуации из-под контроля;

- политическая элита и госаппарат состоят только из латышей или облатышенных инородцев;

- государство изолировалось от нелатышской части общества, что опасно;

- нет ни закона, ни механизмов учета мнения нелатышей;

- негражданам следует разрешить участие в выборах самоуправлений.

Таллинские уроки - продолжение этих выводов:

- нельзя принимать решения, оскорбляющие значительную часть населения и тем более без обсуждения с нею;

- для интеграции общества недостаточно лишь предоставление всем жителям права выбирать самоуправления, так как не только выборы вовлекают людей в жизнь государства;

- издевательство над святынями, равно как и над человеческим достоинством, способно пробудить экстремизм отдельных политиканов и целых организаций.

И в очередной раз все заговорили о межобщинном диалоге. И в очередной раз латышские политики сетовали, дескать, говорить-то не с кем, уж слишком много национальных общин и обществ. Нет, мол, авторитетных представителей национальных меньшинств. Но в Сейме представлены две партии, отстаивающие права нацменьшинств, - ЗаПЧЕЛ и 'Центр согласия', 23 депутата, почти четверть парламента! Впрочем, на одном из последних заседаний свистом и топотом правые депутаты пытались остановить выступление запчеловца Якова Плинера лишь потому, что он высказался в поддержку взбунтовавшейся части народа Эстонии, добавив, что, подавляя политическую оппозицию, эстонские власти получили оппозицию толпы.

Свобода слова для избранных

Для национальных политиков подобные высказывания - крамола. Зато внемлют они тевземской бесовщине. Не пресекают, не возмущаются, слушая очередные оскорбительные пассажи в адрес нацменьшинств, якобы нелояльных к латвийскому государству. Пусть, дескать, говорят, это же часть партийного пиара, к тому же у нас демократия, да и не поддерживает Сейм их предложения. Вот и обсуждая поправки в закон 'О репатриации', отклонили предложение ТБ/ДННЛ о. . . вывозе представителей некоренной национальности из Латвии. Верно, отклонили. Но само появление этого предложения, как и многочисленных подобных, говорит о нездоровье не только их авторов, но и всего общества. А каждое из них, каждый неосторожный, скорее, впрочем, умышленный выпад в адрес нетитульных латвийцев или России - это те самые капли в чашу терпения. И сколько набралось их за все годы? Президентское 'водка, вобла и частушки' не самое оскорбительное, бывали и похлеще.

И не успокаиваются. Требование 'Нового времени' остановить ратификацию латвийско-российского договора о границе из того же ряда. И ставшее скандальным предложение о допуске неграждан к муниципальным выборам - тоже. Ксенофобия, русофобство так и прут. И уже не удивляет, что их проявления трактуются как элемент демократии, дескать, свобода слова, а она позволительна лишь титульным. Позволительна настолько, что и главный правозащитник страны г-н Апситис громко объявляет свое понимание ситуации: 'Видим, как далеки приезжие от интересов коренного народа. . . Это не значит, что нам надо быть пугливыми, так как во главу угла надо все же ставить интересы латышского народа'. Это ли не пропаганда расизма - преимущество интересов одной нации над другой?

И о какой демократии идет речь? 'Если мы допустим, что голосовать смогут те, кто не натурализовался, ясно, что голосовать смогут те, кто не знает латышский язык. Это недопустимо, - кликушествует вождь 'временщиков' Кариньш и угрожает премьеру: - Если члены правительства не прекратят заигрывать с негражданами, то в отставку нужно отправить все правительство'. Калвитис успокоил: 'Мы заинтересованы в интеграции неграждан, а не в том, чтобы они пользовались такими же правами, как и граждане'.

Заигрыванием же г-н Кариньш посчитал предложение Годманиса о референдуме - разрешить ли негражданам участвовать в местных выборах. Ответ-то и без референдума ясен: избирателей-латышей значительно больше граждан-нелатышей, так что Годманис с партнерами сошлются на волю народа. Вообще же в нормальных странах на референдум выносятся судьбоносные для страны вопросы, референдум же по негражданам 'судьбоносен' лишь для национальных политиков: в некоторых самоуправлениях они могут лишиться власти. Таллинские же уроки показали, что кастрированное политическое право неграждан явно недостаточно для склейки расколотого общества, в котором постоянно провоцируется межобщинная конфронтация.

. . .И чаша переполнится

Сами по себе конфликты не возникают. Политики не задумываются, по какому острию пытаются пройти, не задумываются о последствиях, к которым приведет поддерживаемая напряженность.

Многонациональное общество - а оно в Латвии именно таково - без компромиссов не обходится, предпочтение интересов одной нации над интересами другой - игра с огнем. Не Бронзовый солдат подтолкнул людей к бунту. Случится ли подобное в Латвии, дойдет ли ситуация до кипения, случатся ли этнические конфликты, зависит только от правых национал-озабоченных политиков, от того, будут ли они по-прежнему обострять национальные проблемы. А это не только ликвидация русского образования. Это и 'Деоккупация. Деколонизация. Депортация', открыто провозглашаемые Гардой. Это и. . . да мало ли оскорблений и унижений приходится на долю не только неграждан, а всех, кто не считает себя латышом!

И не дает покоя одна крамольная мысль. А вдруг некий железнодорожник или таксист, тюремный надзиратель или пожарный, не выдержав унизительного прессинга языкового инспектора, налагающего очередной штраф за слабое владение латышским, возьмет и, извините, звезданет его по уху. И тогда пошло-поехало. . .

Не дай бог, конечно. Но терпение-то небесконечно, чаша-то переполняется. Ну не будите лихо!..

__________________________________

Драма 'Бронзового солдата' ("Atgimimas", Литва)

Беспорядки из-за памятника - кому они выгодны? ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.