Правительство Грузии ожидают серьезные перемены. По информации, добытой 'Джорджиан таймс', президент Саакашвили планирует распустить кабинет министров. Кто из министров сохранит свой пост, а кто окажется на 'свалке истории'? Именно этот вопрос заставляет их нервничать. Как утверждают в администрации президента, большинству членов правительства действительно придется смириться с 'понижением'.

Премьер-министр Зураб Ногаидели: источник уверяет, что после того, как Ногаидели неожиданно узнал о своей возможной отставке, его сердце не вынесло стресса и уподобилось 'висящей на волоске гире'. Поэтому и понадобилось срочное хирургическое вмешательство.

Сейчас сердце Ногаидели бьется как у физически совершенно здорового человека. Однако премьер-министр все же нервничает, думая о том, что ждет его в дальнейшем. Надеемся, что когда батони Зурабу придется официально попрощаться с кабинетом премьер-министра, его сердцу уже не понадобится хирургическое вмешательство.

Государственный министр по вопросам евроинтеграции

Правда, никто еще не видел ничего интегрированного Гией Барамидзе, но зато все хорошо помнят вырядившегося в белые 'ботасы' и джинсовые брюки парня, которого Зураб Жвания вывел на большую политическую дорогу. Барамидзе никогда не представлял проблемы для власти. Он лишь один раз осмелился отказать Шеварднадзе, когда президент предложил ему пост министра по налогам. Тогда с его стороны это было поистине геройством. Второй такой героический шаг Барамидзе сделал, когда решил перейти в оппозицию.

Потом была революция, его пассивная роль в ней, сжигание маков, истребление людей в Кутаиси или Сванети, подозрения Ираклия Окруашвили о коррупции в министерстве обороны, которое тогда возглавлял Барамидзе, и его перемещение с этого поста на 'кладбище слонов' - государственным министром.

Сейчас Барамидзе сидит 'безмолвно' на заседаниях правительства и говорит только тогда, когда его о чем-то спрашивают. В Госканцелярии считают, что снимут его или оставят в занимаемой должности, не имеет значения, так как результат будет один и тот же. А это значит, что у Барамидзе еще останется шанс 'безмолвствовать' на заседаниях правительства.

Государственный министр по вопросам урегулирования конфликтов

Многие до сих пор не могут поверить, что Мераба Антадзе больше, чем что-либо другое, интересует урегулирование личных отношений с первыми лицами правительства. У него были прекрасно налажены отношения с Шеварднадзе, с Менагаришвили, с теми или иными, короче говоря, со всеми, кто или был его начальником, или хотел, чтобы он стал начальником. Антадзе - исполнитель заданий, однако он часто забывает, что одновременно сидеть на двух стульях нельзя. .

Государственный министр по вопросам гражданской интеграции

Что известно обществу о Зинаиде Бестаевой? Ничего или почти ничего, а точнее, ничего не известно о ее нынешней политической, государственной деятельности. Зато почти все знают, что Бестаева очень любит прикрывать свои ноги длинными до пят платьями и еще любит дорогостоящие мобильники. Возможно, она толком и не знает, что значит 'гражданская интеграция', и не имеет представления о том, как исполнять свои функции. Но на этом посту главную роль играет ее происхождение, а не 'героические дела'. Поэтому госпожа Зина сохранит свой статус.

Государственный министр по вопросам координации реформ

Каха Бендукидзе - человек вовсе не бездеятельный, ни на что не способный. Поэтому его отставка с той мотивацией, что он 'не умеет работать', будет несправедливой. Каха нужен отечеству не только своим стремлением часто читать молодому поколению лекции о преимуществах 'воспитанности' и прадедовской грузинской ругани, но и потому, что у него удивительный талант быстро и дорого продать, на первый взгляд, даже непригодный, безликий и бесперспективный объект, здание или другое недвижимое или движимое имущество.

Бендукидзе - специалист по продаже. Поэтому до тех пор, пока государство не завершит куплю-продажу собственных объектов, Бендукидзе будет украшать здание Государственной канцелярии.

Министр образования и науки

Из ста граждан Грузии, по меньшей мере, 98 считают, что Ломая не является ни ученым, ни образованным. Зато если у кого-то в доме испортится канализация, сразу же на память приходит Ломая и его 'особые знания' в канализационном деле (намек на инженерную специальность Ломая - прим.)

И еще. Если кто-либо помнит горькие, острые эпитеты, звучавшие в кабинете министров, то в этом, наверное, особенно отличается Ломая. Большая часть общества его осудила уже при жизни, как врага грузинской церкви и православия. Однако глас народа и глас божий пока еще не достигает одиннадцатого этажа государственной канцелярии. Надеемся, что только пока.

Министр охраны окружающей среды и природных ресурсов

Было время, когда Давид Ткешелашвили без согласия Зураба Жвания даже не здоровался с кем-либо. Времена изменились. Ткешелашвили стал министром, хотя и в этом ему помогла тень Жвания. Сейчас он сам может решать, с кем здороваться, а с кем - нет, однако всегда должен помнить, что не ему решать, когда завершится его политическая карьера. На этот счет и без Ткешелашвили примут решение там и тогда, когда им заблагорассудится.

Министр экономического развития

Вместе с еще несколькими лицами Георгий Арвеладзе - редкое исключение в кабинете министров. Он потому и не оказался рядом с президентом Саакашвили, чтобы получить пост министра.

Арвеладзе верил в президента, а когда человек в тебя верит и предан тебе, его нельзя от себя отстранять. Тем более, когда рядом с тобой столько примкнувших двуличных людей, и их приходится терпеть, потому что ты - президент и потому, что в противном случае у страны создались бы дополнительные проблемы.

Министр энергетики

Нику Гилаури, с его тщательно уложенной челкой, никак нельзя считать не соответствующим должности. Приблизительно так думают там, где он пока есть, и поэтому надо предполагать, что 'самого причесанного' министра никто не скинет со стула. Во всяком случае, до того времени, пока министру энергетики хватит энергии справляться с множеством проблем в этой структуре.

Министр обороны

Перевод Давида Кезерашвили на пост министра обороны был связан с необходимостью произвести учет миллионов, 'пропавших' в бытность Ираклия Окруашвили главой оборонного ведомства. Кезерашвили до единой копейки сосчитал весь бюджет, израсходованный его предшественником. Тем самым его функция в качестве министра обороны была, можно сказать, исчерпана. Какое задание получит он теперь? Именно от этого будет зависеть, останется ли Давид Кезерашвили в оборонном ведомстве.

Министр юстиции

Гия Кавтарадзе, чтобы не создавать себе проблем, и глаза закроет, и уши заткнет. Кавтарадзе ничего не видит и ничего не слышит, что происходит за стенами его кабинета, например, в тюрьмах и колониях. Это министра юстиции не интересует, а если заинтересуется и на что-либо обратит внимание, разве нет там недремлющего ока Ахалая?! (руководитель департамента по исполнению наказаний- прим.) Он тотчас же заставит министра замолчать.

Впрочем, не стоит ему сейчас портить себе нервы. Кавтарадзе и без того прекрасно знает, что у власти есть масса аргументов для того, чтобы отправить его в 'политическое небытие'. Чего стоит хотя бы то, что министр юстиции противодействовал внесению Грузией в Страсбургский суд иска против России? Только из-за этого 'уважающее' себя государство послало бы его куда-нибудь подальше Сибири. Впрочем, и сейчас не поздно...

Министр культуры, охраны памятников и спорта

Говорят, что Гока Габашвили научился министерскому делу. Этому действительно надо учиться, как и танцевать 'ламбаду' с украинскими девушками и петь грузинские песни. Что лучше всего получается у него? Реабилитация грузинских исторических памятников, стимулирование спортсменов, уход за грузинским культурным наследием или развлечения? Впрочем, для нас самое главное, что Габашвили научился быть министром, а о 'ламбаде' пусть заботятся украинцы.

Министр по делам беженцев и расселению

Чему научился Гиви Хевиашвили? Уход за коровами и фермерство - вот истинное его ремесло. Он гораздо больше пользы принесет сельскому хозяйству Грузии, чем тому делу, которым занимается сейчас. Пусть государство купит какую-нибудь большую ферму, назначит туда главным Хевиашвили, заведет он поголовье крупного рогатого скота и пусть доит, доит. Тем самым он и сельское хозяйство будет развивать, и министерство по делам беженцев и расселению тоже перестанут доить.

Министр иностранных дел

У Гелы Бежуашвили есть шанс стать премьер-министром, но точно такой же, как и у нескольких других членов кабинета министров. Бежуашвили довольно позитивно представляет Грузию за пределами страны и ввиду этого, он, если не премьер-министром, то министром все же будет еще немалое время. Но в том случае, если премьером назначат другого, он, возможно, изменит профиль, и, к примеру, возвратится в министерство обороны.

Министр сельского хозяйства

Число лиц, находящихся в подчинении у Петрэ Цискаришвили, скоро может возрасти. Запланировано 'бракосочетание' министерств сельского хозяйства и окружающей среды. На этой 'свадьбе' министерств тамадой будет Цискаришвили, а виночерпием, предположительно, Давид Ткешелашвили. Если виночерпий не подсыплет 'политический яд' в вино тамаде, все пойдет так, как запланировано. Цискаришвили будет главенствовать в застолье, а Ткешелашвили заботиться о том, чтобы или предлагать тамаде вино, или подсказывать тосты.

Министр финансов

Алекси Алексишвили - политический придаток к Зурабу Ногаидели. Будет Ногаидели, будет и Алексишвили. Уйдет премьер-министр, уйдет и министр финансов. Поэтому жизненные интересы Алексишвили напрямую привязаны к сердцу Ногаидели.

Министр внутренних дел

На долю Вано Мерабишвили выпала самая трудная миссия. Если криминогенная ситуация ухудшится, - это вина Мерабишвили, если урегулируется, - это 'добрая воля' криминалитета. Приблизительно так рассуждают за пределами кабинета министров.

Однако, несмотря на мнение скептиков, хотим мы того или нет, Мерабишвили - одна из самых сильных и незаменимых фигур в правительстве. Он самый влиятельный среди тех, кто сидит на заседаниях правительства за круглым столом в амплуа министра. Он нужен Михаилу Саакашвили и будет нужен до тех пор, пока тот будет президентом.

Министр труда, здравоохранения и социальной защиты

Ладо Чипашвили, если не мир, то систему здравоохранения действительно изменил к лучшему. Но это вовсе не значит, что в его структуре 'все гениально'. Он был, есть и остается в правительстве президента.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.