Я поддержал бы проект базы, создаваемой в рамках Европейского Союза и НАТО. Но двусторонний проект считаю неприемлемым. Он создает ненужную напряженность в отношениях ЕС с Россией, - говорит премьер-министр Словакии Роберт Фицо.

Rz: Вы критикуете проект размещения американской системы ПРО в Польше и Чехии. Почему?

Роберт Фицо: Словакия - член НАТО и Европейского Союза. Если бы размещение базы было инициативой обеих этих структур, призванной обеспечить безопасность Европы, то у нас не было бы никаких претензий. Но это не такая инициатива. Это двусторонние договоренности между Соединенными Штатами, Польшей и Чехией. Но они, нравится это кому-то или нет, касаются всех нас. Считаю, что недооценивается необходимость в диалоге по этому вопросу как с Европейским Союзом, так и с Россией. Я поддержал бы проект базы, создаваемой в рамках Европейского Союза и НАТО. Но двусторонний проект считаю неприемлемым. Он создает ненужную напряженность в отношениях ЕС с Россией.

- На прошлой неделе вы были с официальным визитом в Москве. Вас там очень тепло принял президент Владимир Путин. Как, по вашему мнению, Европа должна разговаривать с Россией? Не опасаетесь ли вы возрождения великодержавных амбиций Москвы?

- Я всегда придерживаюсь того принципа, что сначала нужно убраться у себя дома. И только потом можно кого-то критиковать. Поэтому я не намерен делать заявления о соблюдении демократических принципов в России. Для Словакии Россия - особо важная страна, которая будет играть все большую роль в мировой политике. Во время моего визита в Москву доминировали экономические вопросы. Я далек от того, чтобы давать политические указания какому-либо партнеру. Население Словакии - всего 5,5 миллионов. Мы хотим иметь дружественные отношения со всеми соседями. И не хотим вмешиваться во внутренние дела других стран.

- А как вы оцениваете эстонско-российский конфликт, начавшийся с переноса памятника советским солдатам из центра Таллина?

- Убежден, что обе стороны сумеют разрешить его без лишних эмоций. Могу сказать, что Словакия с уважением относится к могилам русских солдат, которые погибли в борьбе за освобождение нашей страны. В годовщину освобождения Братиславы я возложил венок к их памятнику. У нас 8 мая - государственный праздник. Это День борьбы с фашизмом. Мы такие вещи чтим. На Слатине, холме в Братиславе, стоит памятник, под которым похоронены шесть тысяч советских солдат. Они боролись за свободу Словакии. Это исторический факт. Что, теперь я должен умалчивать факты? Делать вид, что этого не было? Словакия не ищет в истории событий, которые могли бы стать очагом конфликта. Этого мы делать не будем!

- Не опасается ли Словакия энергетического шантажа со стороны России?

- Нет. Для нас Россия - ответственный партнер и поставщик энергетических ресурсов. Признаю, мы зависим от России. У нее мы покупаем 98 процентов газа и 95 процентов нефти. Разумеется, мы рассматриваем варианты диверсификации источников энергоносителей. Мы хотим соединить Transpetrol с австрийским НПЗ в Швехате (Schwechat). Нас интересует проект 'Набукко'. В ходе визита в Хорватию я вел переговоры о трубопроводе 'Адрия'. Но через нашу страну огромные объемы российского газа идут в Западную Европу. Мы заинтересованы в том, чтобы Россия не обходила нашу территорию. Чтобы Transpetrol не стал 'пустой трубой'.

- В пятницу вы встречаетесь в Братиславе с главой польского правительства Ярославом Качиньским. Может ли Польша рассчитывать на поддержку Словакии в вопросе оформления положений европейской конституции? В особенности, речь идет о методе подсчета голосов и христианских ценностях.

- Европейскую конституцию в Словакии ратифицировал парламент. У нас с этим не было никаких проблем. Мы не такие уж евроскептики. 70 процентов словаков довольны членством в Европейском Союзе. Поэтому не следует ожидать, что Словакия выступит с какими-то замечаниями, которые могут осложнить процесс утверждения конституции. Мы поддерживаем позицию Германии и верим в то, что предложения Ангелы Меркель получат поддержку. Разумеется, мы заинтересованы в хороших отношениях с Польшей, являющейся нашим соседом, и я считаю, что эти отношения не могут бросать тень на контакты наших стран с другими партнерами. Поэтому, если Польша, как крупное государство ЕС, имеет какие-то претензии к формулировкам хартии, то она вправе открыто об этом сказать. Но нашим приоритетом является скорейшее окончание травматического опыта, связанного с утверждением конституции. Мы не считаем, что нужно менять текст, подписанный всеми странами-членами ЕС.

- Может ли Польша, по мнению Словакии, играть роль региональной державы в Центрально-Восточной Европе?

- Это уже происходит. В политике действует принцип, согласно которому сильные и большие страны имеют большее влияние на ход событий, чем малые. Польша уже играет большую роль в ЕС. Поэтому Германия стремится договориться с Польшей по вопросу европейской конституции. Если бы население Польши составляло 5,5 миллионов, как у Словакии, то ее позиция не принималась бы во внимание в такой степени. Но роль Польши могла бы быть еще больше в рамках Вишеградской группы. Польша в этой группе, безусловно, самая сильная. К сожалению, на практике дело обстоит иначе. На встрече премьеров Вишеградской группы премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчань (Ferenc Gyurcsany) отказался встречаться со мной. Личная вражда не способствует усилению роли нашего региона в ЕС.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.