Вашингтон - Закончив свою шпионскую карьеру в КГБ, но еще не став президентом России, Владимир Путин написал кандидатскую диссертацию, которую защитил в Санкт-Петербургском горном институте.

Этот труд на 218 страницах под названием 'Стратегическое планирование региональных ресурсов при формировании рыночных отношений' (точное название - 'Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений' - прим. пер.) и сегодня определяет его экономическое мышление. В своей работе Путин выступил с идеей формирования национальных компаний-лидеров и использования природных ресурсов России для создания из нее экономической сверхдержавы.

Не имеет значения то, что определенная часть путинской диссертации является чистой воды плагиатом, материалом, списанным из сделанного в КГБ перевода учебника тридцатилетней давности, авторами которого являются два профессора Питтсбургского университета. Неважно и то, что такие 'лидеры' - это просто приватизированные и перевоплотившиеся государственные предприятия советской эпохи - тяжелые и неповоротливые. Также не имеет значения и тот факт, что многие хваленые предприниматели, руководящие сегодня этими лидирующими компаниями, попали на свои посты благодаря тому, что подлизывались к Кремлю, воровали государственную собственность, запугивали и устраняли конкурентов, а потом безучастно наблюдали за резким ростом цен на товары в стране.

Темное прошлое этого конгломерата под названием 'Россия Инкорпорейтед' уже не имеет большого значения. Уже нельзя кричать о том, что 'русские идут'. Они уже здесь.

Одним из вышедших на международную арену русских стал 39-летний олигарх Олег Дерипаска, купивший на этой неделе долю в гигантской компании по производству автомобильных узлов и деталей Magna International Inc., которая обошлась ему в 1,54 миллиарда долларов США. Он также купил и мечту этой компании о приобретении американских предприятий DaimlerChrysler. Впервые канадцы увидели Дерипаску в четверг, когда председатель Magna Фрэнк Стронах (Frank Stronach) представил североамериканцам этого ставшего автомобильно-алюминиевым магнатом ядерного физика на ежегодном собрании акционеров компании в Торонто.

Данная сделка выгодна обоим. Дерипаска, империя которого включает в свой состав российского автомобильного производителя N2 и крупнейшую в мире алюминиевую компанию 'Русал', нуждается в зарубежных технологиях, чтобы построить собственную автомобилестроительную корпорацию и провести диверсификацию в географическом плане. А 74-летнему Стронаху нужны капиталы и глобальная стратегия, чтобы его планы покупки Chrysler не увязли в трясине.

Однако сделка эта не менее важна и для Путина, который не скрывает своего стремления вывести лидирующие компании страны на международную арену.

Инвестиции в Magna - это лишь часть многомиллиардной закупочной лихорадки 'России Инкорпорейтед' за рубежом: в Канаде, США и Европе. Российский бизнес покупает металлургические предприятия, бокситовые и платиновые рудники, строительные компании и газопроводы. ОАО 'ЛУКОЙЛ' принадлежит более 2000 автозаправочных станций на восточном побережье США от Мэна до Вирджинии. А ОАО 'Газпром' хочет вкладывать деньги в проекты по сжижению природного газа в Канаде и США, чтобы создавать экспортные рынки для неосвоенных ресурсов.

Некоторым аналитикам усиление международной активности российских компаний кажется очередным этапом 'холодной войны', которая ведется теперь при помощи риторики и нефтедолларов, а не ракет. 'Этот процесс идет с середины 90-х, - объясняет профессор экономики из университета Северной Каролины и специалист по российской экономике Стивен Роузфилд (Steven Rosefielde), - в то время все занимались вывозом капитала. Сейчас, когда Путин управляет всем процессом из-за кулис, это стало интригующим аспектом второй фазы 'холодной войны''.

Как и в Китае, экономические цели российского государства ненамного удалены от глобальных устремлений его компаний, и наоборот.

'Совершенно определенно, существуют отголоски 'холодной войны', - соглашается почетный профессор бостонского Уэлсли колледжа Гарвардского университета Маршалл Голдман (Marshall Goldman), который занимается вопросами российской экономики, - действительно ли мы доверяем этим парням? Не ведут ли они грязную игру?'

Есть подозрение, что российские олигархи пытаются купить себе респектабельность и покончить с имиджем 'баронов-разбойников', для чего они приобретают акции публичных компаний за рубежом. А тем временем, российская экономика вот уже почти десятилетие развивается со среднегодовыми темпами более 7 процентов. И вместе с экономической мощью пришла более сильная, даже агрессивная внешняя политика.

Путин с готовностью разминает свои политические и экономические мускулы, несмотря на то, что это вызывает недовольство на Западе. В этом году он обвинил Соединенные Штаты Америки в силовом навязывании своей политики упирающемуся миру, косвенно сравнив Вашингтон с Третьим рейхом.

А в отношении европейских соседей Путин обратил свои слова в дела. В Новый год Россия пригрозила прекратить подачу газа Украине и Белоруссии, если те не согласятся платить значительно больше за российский природный газ. Этими действиями на короткий срок были нарушены поставки в Западную Европу.

Есть все основания полагать, что Северная Америка не встретит с распростертыми объятиями таких инвесторов, как российские олигархи.

А в путинской России существуют многочисленные злоупотребления в отношении иностранных инвесторов. Права собственников признаются далеко не везде и не всегда.

Хотя с российскими инвесторами там обращаются еще хуже. Бывший руководитель нефтяного гиганта ОАО 'ЮКОС' Михаил Ходорковский потерял свою компанию и после конфликта с Путиным сел в тюрьму.

Линия раздела между государственной и частной собственностью в России часто бывает расплывчатой. Дерипаска, например, очень близок к Путину, у него хорошие связи благодаря жене - внучке бывшего президента России Бориса Ельцина.

Независимость на бумаге не значит, что Дерипаска и прочие олигархи могут действовать совершенно свободно, пусть даже за границей.

'Главная проблема для олигарха путинской эпохи - это дилемма коровы: что давать - молоко или мясо, - говорит Сергей Гурьев, доцент, преподающий вопросы корпоративного финансирования в московской Новой экономической школе, - государство может национализировать его активы и посадить его самого в тюрьму, а может и оставить эти активы в частной собственности олигарха, но при этом будет доить его и требовать, чтобы олигарх выполнял его указания'.

'Дерипаска в этом искусстве уступает только [российскому бизнесмену] Роману Абрамовичу - он сохраняет свою частную собственность, но в то же время, государство им довольно, и даже лоббирует его интересы'.

Однако, как говорит директор российских программ из вашингтонского Института мировой экономики имени Петерсона Андерс Аслунд (Anders Aslund), по всей видимости, частная бизнес-империя Дерипаски находится довольно далеко от государства. 'Это он использует российское государство в своих целях, а не наоборот', - заявляет Аслунд.

Не у всех олигархов дела обстоят таким же образом. Активы владельца британской футбольной команды 'Челси' Абрамовича иногда трудно отличить от активов российского государства.

'Дерипаска не тот человек, который всего в жизни добился своими силами. Это не Билл Гейтс, - говорит профессор Голдман, - да среди олигархов и нет таких людей'.

Прибытие 'России Инкорпорейтед' на берега Северной Америки создало дилемму для Путина. Имея инвестиции на Западе, российские компании вынуждены теперь играть по рыночным правилам. В то же время, Канада и Соединенные Штаты Америки получают новые рычаги давления для защиты своих собственных инвесторов от злоупотреблений в России. 'Внезапно они оказались в роли заложников, которым угрожают здесь экспроприацией, а не наоборот', - говорит Голдман.

В конце концов, увеличение объемов российских инвестиций за рубежом может оказаться не таким уж и плохим делом. Канада и прочие ведущие индустриальные страны заинтересованы в том, чтобы Россия все больше интегрировалась в мировую экономику, и чтобы ее компании играли по западным правилам.

Инвестиции в компанию Magna это шаг в правильном направлении, утверждает Эндрю Качинс (Andrew Kuchins), старший научный сотрудник и директор российской программы из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. 'Мы хотим большей интеграции России в мировую экономику, - говорит он, - и именно таким способом это и будет в основном происходить'.

___________________________________

Как один русский может затруднить проведение аукциона по продаже Chrysler ("The Wall Street Journal", США)

Российский дефолт остался в прошлом ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.