Светлана Кунгурова и Игорь Грабовский приехали к нам, чтобы поблагодарить жителей Латвии за поддержку и солидарность. Они - те из немногих активистов эстонского 'Ночного дозора', которые пока еще не арестованы по обвинению в организации массовых беспорядков. С этого, собственно, и начался наш разговор.

Вчера в Риге побывали посланцы 'Ночного дозора'

- Насколько обоснованны обвинения, выдвинутые властями Эстонии против активистов 'Дозора'? Вы действительно являлись организующей и направляющей силой протестного движения против переноса памятника освободителям Таллина?

Светлана Кунгурова: - И рады бы гордиться, но это, увы, не так. На мероприятия 'Ночного дозора' приходили максимум по 20- 30 человек, на один из пикетов собрались целых семьдесят. Поэтому мы были крайне удивлены такой активностью людей: это что нужно сделать, чтобы собрать на Тынисмяги столько народу!

Игорь Грабовский: - У нас (и не только у нас) есть подозрения, что беспорядки определенно были спланированы. Но, поверьте, кем угодно, но уж никак не 'Ночным дозором'...

- Новости из Эстонии постепенно занимают второстепенное место в сообщениях информационных агентств. Что сейчас происходит в Эстонии?

С. К.: - Задержанных активистов Дмитрия Линтера и Максима Реву перевели в разные тюрьмы, кому-то из них запретили передачи, обоим запрещены свидания с родными. Дмитрий Линтер в знак протеста объявил голодовку. Эстонские адвокаты, которых мы приглашаем на защиту, один за другим отказываются - и объясняют открытым текстом, что идти против власти в крайне политизированном процессе не хотят. Дмитрию Линтеру назначен государственный защитник - вы же понимаете, сколько от такого защитника проку!

Сейчас мы ищем адвокатов в европейских структурах и уже знаем, что их услуги обойдутся недешево. Поэтому еще раз благодарим всех в Латвии, кто поддержал нашу борьбу и оказал моральную и материальную помощь!

И. Г.: - Кроме Линтера и Ревы, в заключении продолжает находиться школьник Марк Сирык, страдающий заболеванием крови. Ему разрешили свидания с матерью, но адвоката нужно искать и ему. Защищать наши интересы вызвались многие российские адвокаты (в том числе весьма известные), но они не имеют права предоставлять юридические услуги на территории ЕС. А от европейских юристов пока нет ответа...

- А к вам, еще не задержанным, никакие меры не применяются?

С. К.: - Мы находимся под постоянным наблюдением: наши телефоны прослушиваются, почта контролируется, контакты и перемещения отслеживаются сотрудниками КАПО (эстонский вариант полиции безопасности. - Авт. ). Многим своим знакомым мы в последнее время просто рекомендуем не общаться - уже были случаи, когда после общения с нами люди допрашивались полицией: что, дескать, вас связывает с 'подрывным элементом' государства?

И. Г.: - Конечно, мы не собираемся отказываться от борьбы - даже осознавая, что завтра можем оказаться рядом с Дмитрием Линтером и Максимом Ревой. Тем не менее, испытывать постоянный психологический прессинг нелегко.

- Какие уроки извлекла русская община Эстонии из происшедших событий?

С. К.: - Главная беда нашей общины - ее крайняя разрозненность и неорганизованность. Всех, как оказалось, сплотить может только беда (что и показали события на Тынисмяги). Еще до беспорядков и переноса памятника мы общались со многими политиками - пытались мирным демократическим путем переговоров остановить процесс демонтажа Бронзового солдата. И один из эстонских политиков (совсем не радикал, не националист какой-нибудь) сказал нам открытым текстом: 'Все будет, как всегда, - вам, русским, плюнут в душу, вы утретесь и будете жить дальше'. Так, к сожалению, в Эстонии и произошло...

И. Г.: - Есть две версии, почему бывший секретарь райкома Компартии Эстонии Андрус Ансип вдруг озаботился советскими памятниками: или по указке 'старших партнеров' хотел обострить отношения с Россией, или просто пытался указать русским на их место в эстонском обществе. Конечно, наши власти испугались ответной реакции - не зря же тот самый Ансип, который не был у Бронзового солдата с 1989 года, вдруг почтил его своим присутствием. Но сути происшедшего это не меняет: интеграционные процессы в стране похоронены (и надолго), теперь стоит ожидать только усиления противостояния общин и нарастания напряженности в обществе. Стреляя в беззащитное прошлое, надо ожидать выстрела из будущего...

Факт

Как сообщил сопредседатель Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ), депутат Рижской думы Геннадий Котов, в течение неполных трех недель в ЛКПЧ и в Латвийский антифашистский комитет на юридическую поддержку активистов 'Ночного дозора' поступило несколько тысяч евро. Сбор средств продолжается.

Вся беда от русских школ

Министр образования и науки Эстонии Тынис Лукас на фоне обострившихся отношений с Россией из-за переноса памятника Воину-освободителю в Таллине рекомендовал муниципальным властям сократить число русских школ.

Лукас выступил вчера по эстонскому государственному телевидению с предложением пойти 'по пути создания сильных гимназий'. По мнению министра, для Эстонии будет вполне достаточно не более десяти гимназий с тремя-пятью класс-комплектами вместо нынешних 60 русских школ, сообщает ИТАР-ТАСС.

Министр при этом заметил, что ни он, ни его ведомство не имеют юридических полномочий обязать мэра Таллина Эдгара Сависаара или председателя городского собрания Нарвы сокращать число гимназий, а может лишь рекомендовать им это.

По мнению министра, укрупнение гимназий упростит запланированный на 1 сентября 2007 года переход к преподаванию части предметов гимназического цикла на эстонском языке - нагрузка в школах увеличится, и в них легче будет привлечь педагогов-эстонцев.

Эксперты отмечают, что перевод на другой язык обучения и сокращение числа русских гимназий означает для выходцев из русскоязычных семей дополнительные проблемы в получении полноценного среднего образования на родном языке, а соответственно и сокращение доступности высшего образования.

_________________________________________

Эстония-Россия: Лингвистическая война ("The Baltimore Sun", США)

Почему Эстония стала козлом отпущения для России? ("Вести Недели День за Днем", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.