Памятники на Украине сродни минам замедленного действия. Одними поколениями создаются, другим приходится жить с ними.

В связи с эстонскими событиями мои друзья с числа непримиримых националистов уже серьезно обговаривают тему сноса памятников Ленину на Украине.

Для них советские памятники - не более чем застаревший мусор. Они отлично понимают, что наличие Лениных или Воинов-освободителей во многих украинских городах делает всех украинских граждан заложниками СССР.

Однако, призывая к демонтажу, тем самым они показывают, что сами являются заложники своего узкого подхода к решению проблемы наследия совка.

Эстонские события с переносом памятника советскому воину в Таллинне уже привели к началу новой холодной войны в Восточной Европе.

Символом этой войны станет, как и Берлинская стена в Германии, архитектурное сооружение прошлого века.

Памятник неизвестному солдату, еще до недавнего времени расположенный на... автобусной остановке, сегодня уже перенесен эстонскими властями но военное кладбище. Пожалуй, там ему и место.

Эстонский урок для Украины очевиден. События в Таллинне доводят, что памятники так и остаются старым инструментом чужой пропаганды.

И пусть даже это старое оружие, что висит на стене или же стоит на автобусной остановке. Только вот стреляет оно в сердце государственности страны, расшатывая и так непрочный суверенитет страны. А вдруг завтра на очереди Украина?

На Украине этого добра хватает. Но мы - не Эстония. Традиция совковости (советскости) у нас глубже в крове. Даже в моей. Лично мне очень даже симпатичен памятник Ленину в центре Киева около Бессарабки.

Я даже готов закрыть глаза на резонный вопрос с кокой стати в начале бульвара Шевченко стоит памятник русскому революционеру?

Но киевский Ленин - очень даже европейский, он не ужасен своей монументальностью как многие горы камня и бронзы, названные памятниками Ленину по всему СССР

В моем сознании бессарабский Ленин - не создатель империи, а скорее - успешный русский революционер, который, кстати, прошел западную школу организации революций. Я мирно уживаюсь с ним в Киеве, и вожу гостей столицы прочувствовать около памятника и эту страницу нашей истории.

Пока националисты планируют сносить Лениных, другие, как в одном из сел Полтавской области, их ставят. Ну и пусть живут селяне со своим Лениным. Пусть вдохновляет он их на лучшую продуктивность.

Но вот если в село приедет британский инвестор и, увидев Ленина, вдруг удерет, селянам останется пенять только на себя.

Советским архитекторы было особенно сильны в эстетической безграмотности - наши предки заповедали не строить сооружения выше колоколен и шпилей храмов. Вот и выходит - вид громадного комплекса Родины мать, возвышающегося над киевской Лаврой, не только у туристов, но и прихожан вправе вызвать упоминание другой матери.

В постсоветских странах, как на Украине, где идеология не сформирована, или же в России где она тотальна, памятники - это Бастилии, ради которых воюют, а также отстаивают до последнего.

Особенно важна защита памятником от "посягательств" для старших поколений. Это своеобразное "за нами Москва, отступать дальше некуда".

Украинцы больше чем россияне шутят, что старые памятники пойдут на металлолом. Это радикально, но как по мне, украинский разум - практический, утилитарный.

Ведь польза памятников - только напоминать о прошлом, будучи культурным кодом эпохи. Вот и памятники Ленину или советским воинам - это также и констатация нашего прошлого, нашего общего совка, нашего совка в голове. Он даже крепко засел у меня, выросшего в эпоху заката совка.

Необоснованный демонтаж любых памятников - это глупо, ведь страницы истории не вырвать. Но перенос памятников на другое место - как это было в Эстонии, это освобождение места для новых ценностей, для глотка свежего воздуха.

Перенос - это перегруппировка, упорядочение ценностей новых поколений (как назвали бы культурологи - новая архитектура ценностей). Еще раз подчеркну - именно перенос на другое место, но не снос и не уничтожение, как это передавали российские СМИ, а министр иностранных дела России и вообще назвал это "кощунством".

У советских памятников была одна общая проблема - они были оторваны от людей и отображали партийный взгляд на историю страны.

Решение о присвоении улицы имени Маркса или же об открытии пяти памятников Ленину в районе принимались закрыто - это был тот же элемент выполнения и перевыполнения пятилеток.

Если бы какому-то партийному бонзе пришло в голову открыть памятник какому-то Васе Шмицеру, то его бы сначала бы окрестили внуком вождей революции и героем социалистического труда, и таки отрыли памятник.

Советские памятники также анонимные. Поэтому безмолвные, чужие и холодные. Наверное, чтобы сделать эго ближе, русские назвали памятник неизвестному воину в Таллине Алешей.

Вот так по всему постсоветскому пространству раскиданы безмолвные и неопознанные культурные композиции Партизаны в Шушенском или Подвиг трудового народа или же памятник очередному неизвестному солдату.

Еще в Советском Союзе насчет деперсонализации памятников ходили даже анекдоты. Посмотрите направо, это памятник неизвестному матросу Рабиновичу. - Почему же он неизвестен, если Рабинович? - Неизвестно был ли он матросом.

Для Эстонии проблема еще в том, что в свое время тогда советскую республику накрыла та же волна советских памятников, что и Украину. Но Эстония никогда не было по духу советской. . .

Другое дело Польша. О советских воинах тут уже забыли. Здесь вообще не привыкли тиражировать памятники. Не в каждом городе есть памятник Мицкевичу. Поэтому поляки с трепетом едут во Львов, где расположен самый лучший памятник первому польскому поэту.

В то же время, на улицах Варшавы полно индивидуальных памятников жертвам Холокоста. Они всюду в центру, прямо на тротуарах. В виде табличек: На этом углу улицы немцы в 1941 году расстреляли 32 еврея. Это задевает, это останавливает. . .

И вправду, сносить памятники, как и грабить магазины - это своего рода кощунство, если не предложено ничего конструктивного взамен. Но если это те же архитекторы, взамен, нам предоставят новых героев в старых одеяниях. На Украине так случилось с Шевченко.

Многие памятники Ленину пытаются заменить неказистыми Шевченками. В моем родном городе Ковеле не Волыни недавно поставили 7-метровый памятник Шевченко. В народе за свои размеры памятник уже получил название Трансформер. Зато власти города готовы рассказывать о самом большом Шевченко в мире. Не по-европейски это. Скорее - по-церетелевски...

Полезным для Украины может быть опыт Венгрии. В Будапеште сегодня также дебаты о переносе памятника советским воинам. Однако здесь проще. Общество больше подготовлено - уже 10 лет в Будапеште действует так называемый Дом Террора - Terror House.

В одном музее соединены злодеяния как фашистов, так ужасы советской оккупации. Два в одном. Для венгров - и то и другое имело негативное последствия для развития страны. Ведь чужое доминирование откинуло страну с магистрального европейского развития на многие года.

Даже здесь и сегодня воюют с коммунизмом. Вот и 2 мая неизвестные украли с могилы череп бывшего руководителя компартии Яноша Кадора. Интересно, каких вестей ждать миру с Украины?

Виталий Мороз - политолог, консультант

_____________________________

Вторая мировая: подвиг немцев ("Львiвська газета", Украина)

Возможен ли украинский Тынисмяги? ("Украинская правда", Украина)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.