На этой неделе госсекретарь Райс отправляется в Москву, чтобы убедить амбициозного президента Путина: меры, предпринимаемые Америкой для самообороны, не угрожают новой 'Российской империи'. А почему мы вообще должны перед ним отчитываться?

Россия, с которой имеет дело доктор Райс, не стала ни добрее, ни мягче. При Путине она отбросила все разговоры о строительстве демократии, ставит на вооружение новые ракеты, использует свои энергоресурсы в качестве орудия давления и жаждет воссоздать некое подобие утраченной империи.

В ходе визита Райс обсудит с американскими чиновниками американские планы размещения элементов своего противоракетного 'щита' в бывших странах-вассалах СССР - Польше и Чешской Республике. Дискуссия, пояснил официальный представитель российского МИДа Михаил Камынин, коснется и 'ситуации с Договором об обычных вооруженных силах в Европе'.

Это важное уточнение. Договор был заключен в 1990 г., когда СССР уже трещал по всем швам. Он ограничивает количество вооружений и техники, которое НАТО и Варшавский договор могли разместить на европейском стратегическом театре. Адаптированный вариант договора, подписанный после крушения 'империи зла', до сих пор не ратифицирован странами НАТО, и Путин грозит объявить мораторий на выполнение Россией его первоначальной версии, пока они этого не сделают.

Впрочем, на самом деле Путин хочет сорвать планы Буша по размещению радаров обнаружения в Чешской Республике и 10 ракет-перехватчиков в Польше. Эти системы должны защитить наших союзников по НАТО от иранских ракет, и подкрепить меры по обеспечению безопасности нашего Восточного побережья. Обе страны изъявили готовность участвовать в реализации плана. Более того, даже премьер-министр Грузии заявил в недавнем интервью Financial Times: 'Если бы [американцы] нам сказали о своем желании [разместить элементы противоракетного 'щита' на территории Грузии], мы несомненно были бы готовы это обсудить'. Москве это явно не понравилось.

Мы подозреваем, что возражения Путина вызывает не само появление в Чешской Республике [так в тексте - прим. перев.] 10 ракет-перехватчиков, которое, вопреки утверждениям Дмитрия Пескова из пресс-службы Кремля не приведет к 'коренному изменению стратегического баланса сил в Европе и стратегической стабильности в мире'. Десяток перехватчиков не защитит от тысяч боеголовок, которые до сих пор состоят на вооружении стратегических сил России.

Эти возражения - из той же серии, что и аргументы Горбачева против Стратегической оборонной инициативы Рональда Рейгана, подрывавшей имперские амбиции Москвы. Путинская Россия, купающаяся в нефтегазовых доходах, стремится восстановить свою гегемонию в Восточной Европе и Центральной Азии. Однако на пути этих планов стоит серия оборонительных альянсов с участием США.

В феврале, в своей мюнхенской речи, Путин обвинил администрацию Буша в стремлении построить 'мир одного хозяина, одного суверена'. 9 мая, выступая на торжествах по случаю 62 годовщины победы над нацистской Германией, он косвенно уподобил действия США политике Берлина в 1930-х гг., усматривая в них 'те же претензии на мировую исключительность и диктат'.

В апреле российская Дума (нижняя палата парламента) выступила с предостережением о том, что американские планы могут спровоцировать новую 'холодную войну': 'Если мы увидим, что от этих объектов, которые могут быть созданы в Европе, исходит угроза, мы однозначно будем планировать действия против них' [на самом деле приведенная цитата взята из выступления начальника Генштаба Юрия Балуевского - прим. перев.].

С подобной бравадой мы сталкивались и раньше. Такие заявления мы слышали в 1983 г., когда президент Рейган объявил о программе СОИ. Мы слышали их, когда в ответ на угрозу со стороны советских ракет SS-20 он разместил в ФРГ американские 'Першинги'. Мы слышали их, когда избавлялись от бесполезной 'смирительной рубашки' - Договора по ПРО.

Рейгана они не смутили, и нас смущать не должны. Единственное, что мы должны сказать Путину - это назвать срок, когда шахты для ракет-перехватчиков начнут заливать бетоном.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.