Литовский посол говорил довольно долго, и наконец терпение посла Германии в Евросоюзе Вильгельма Шонфельдера (Wilhelm Schönefelder), уже длительное время занимающего этот пост, лопнуло. Какие политические выгоды, резко спросил Шонфельдер, ожидает получить Вильнюс, угрожая заблокировать намеченные на эту неделю переговоры о новом партнерском соглашении между ЕС и Россией?

Для участников этой состоявшейся на прошлой неделе в Брюсселе встречи послов данная резкая полемика была не просто расхождением во мнениях по поводу поставок энергоресурсов. Эта сцена, когда Германия выступила на стороне России против новых членов ЕС, несмотря на обещания относиться к ним наравне с другими странами Евросоюза, вызвала недоумение среди участников.

Размолвка продемонстрировала не только рост разногласий в рядах ЕС по поводу того, как обращаться со все более самовластной Россией. Она также вызвала сомнения в способности Германии, председательствующей в этом году в Евросоюзе, сохранять нейтралитет в целом ряде споров между Россией и ее бывшими сателлитами советской эпохи из Восточной Европы. Уже не в первый раз Германия нарушает установившийся в Европе порядок вещей в угоду своим взаимоотношениям с Россией.

Канцлеры Германии от Гельмута Коля и Герхарда Шредера до Ангелы Меркель часто пытались держать принципиальную дистанцию по отношению к своему восточному соседу. Но они неизменно заканчивали тем, что заключали Россию в неловкие объятия под тяжестью торговых и энергетических связей, реалий геополитики и просто добрососедских отношений.

Накануне запланированного на пятницу саммита ЕС-Россия, который могут затмить последние споры, нынешний кризис высвечивает всю степень зависимости Германии от России и то, как эта зависимость влияет на ее внешнюю политику.

Выросшая в коммунистической Восточной Германии Ангела Меркель в определенном смысле олицетворяет собой противоречия между Берлином и Москвой. Она инстинктивно не доверяет России, и ее недоверие разделяют многие политики бывшего советского блока. Встречи Меркель с президентом России Владимиром Путиным проходят довольно натянуто, без радостных похлопываний по плечу, как это делал ее предшественник Герхард Шредер.

В отличие от Шредера, Меркель во время поездок в Москву встречается с лидерами неправительственных организаций и оппозиции, она с презрением относится к российской 'управляемой демократии' и к недостаткам ее правовой системы. В прошлом месяце она осудила жестокие действия милиции при разгоне демонстраций оппозиции в Москве и Санкт-Петербурге, и убедила Кремль не препятствовать проведению протестных акций во время пятничного саммита в Самаре, что в центре России.

Но занимая довольно решительную позицию в отношении прав человека, она идет на компромиссы с Путиным в других областях, что вызывает некие сравнения Меркель с ее предшественником. 'Вспомните первое избрание Шредера, - говорит один берлинский дипломат, - аналитики заявляли, что настал конец банной дипломатии этой пары без галстуков - Гельмута Коля и Бориса Ельцина, ныне покойного бывшего президента России. И посмотрите, что получилось'.

Хотя Берлин довольно часто произносит неискренние слова о своей приверженности делу диверсификации поставок энергоресурсов в целях снижения зависимости от России, продающей ей почти половину потребляемого в Германии газа, нет никаких свидетельств того, что он действительно считает это приоритетной задачей. Например, после своего избрания Меркель поддержала планы строительства газопровода из России в Германию, осуществление которых было начато при Шредере. Это был настоящий разворот на 180 градусов - ведь ранее новоиспеченный канцлер была одним из самых яростных критиков данного проекта (он, среди прочего, приведет к изоляции Польши) и Шредера (уйдя с поста канцлера, тот стал председателем комитета акционеров компании по его прокладке 'Северный поток', которая является российско-германской, но контролируется 'Газпромом').

Эксперты по энергетике также удивлены отсутствием интереса Берлина к проекту трубопровода 'Набукко', который может впервые дать Европе прямой доступ к газовым месторождениям Центральной Азии, пройдя в обход России через Турцию, Румынию, Болгарию, Венгрию и Австрию. Попытки Москвы сорвать реализацию данного проекта, который считается конкурентом балтийского, не вызывают в Берлине никаких возмущений.

'Германия не заинтересована в 'Набукко', потому что он делает балтийский газопровод лишним, - говорит эксперт по России из германского Совета по внешней политике Александр Рар (Alexander Rahr), - и она не хочет совершать в Центральной Азии ничего такого, что восстановило бы против нее русских. Внешняя политика Германии нейтрализует ее саму'.

Еще одним сюрпризом стало отношение и позиция Германии, когда Москва начала протестовать против американских планов размещения системы противоракетной обороны в Польше и Чехии. Хотя в частном порядке Меркель проявляла интерес к этой схеме, открыто она ее не поддержала. Вместо этого канцлер призвала Вашингтон объясниться перед саммитом НАТО-Россия. Этот случай показал, насколько трудно становится Меркель балансировать в условиях, когда в отношениях России с Западом все больше усиливается напряженность, а Германия пытается усидеть на двух стульях.

'Россия хочет переопределить свои отношения с Западом и делает это агрессивно. Но помните, мы приближаемся к периоду выборов', - заявляет близкий к Меркель депутат немецкого парламента и эксперт по внешней политике Экарт фон Кледен (Eckart von Klaeden). Тем самым он дает понять, что приступы раздражительности в Москве могут закончиться, когда преемник Путина будет определен.

Некоторые противоречия в политике Германии по отношению к России коренятся в нелегком сосуществовании канцлера и ее министра иностранных дел - людей с противоположными политическими убеждениями. Они договорились о четком 'разделении труда' в рамках 'большой коалиции', которая руководит Германией с прошлых выборов. По неформальной договоренности канцлер, представляющая Христианско-демократический союз (ХДС), отвечает за Европу, а министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) из Социал-демократической партии Германии (СДПГ) - за Россию. Бывший при Шредере руководителем аппарата его канцелярии, Штайнмайер перенял пророссийскую позицию своего шефа. Он назвал ее 'новой восточной политикой', вспомнив дружественную по отношению к Советам дипломатию Вилли Брандта (Willy Brandt) - еще одного канцлера от СДПГ, который в конце 60-х годов пообещал 'Wandel durch Annäherung' - 'перемены через сближение'.

Когда разразился спор по поводу противоракетного щита, Штайнмайер заявил о 'новой холодной войне'. Как и Шонфельдер в Брюсселе, Штайнмайер считает, что череда конфликтов между Россией и ее западными соседями (непродолжительная стычка с Эстонией из-за советского военного памятника в Таллине, спор с Польшей по поводу импорта мяса и с Литвой из-за поставок энергоресурсов) является досадным недоразумением, отвлекающим внимание от главной цели - создания стратегического партнерства между ЕС и Россией.

Сегодня в Европе часто можно услышать жалобы в адрес Германии, которая якобы расценивает критиков России либо как шовинистических провокаторов, либо, в случае с Украиной и Белоруссией, как циников, старающихся манипулировать Западом и призывающих его поддержать свои сомнительные претензии на скидки при покупке российского газа.

Однако, по мнению союзников Штайнмайера, только конструктивный подход Германии даст ей достаточно веса в Кремле, чтобы выступать в роли посредника в сделках, подобных той, что привела на прошлой неделе к прекращению блокады эстонского посольства в Москве. Они говорят о том, что нет смысла читать России лекции о правах человека, когда Европа нуждается в ее помощи для определения будущего статуса Косово, для предотвращения иранской ядерной угрозы и для борьбы с терроризмом.

Но в двусмысленной политике Германии по отношению к России таится нечто большее, чем политическая межпартийная борьба в Берлине. Еще в 19-м веке государственные мужи этой страны считали Москву своим ключевым союзником. Так, Отто фон Бисмарк в 1863 году заявил, что секрет политики заключается в 'хорошем договоре с Россией'.

Ян Техау (Jan Techau), возглавляющий европейскую программу в Совете по внешней политике Германии, говорит: 'Американцам с их позиций очень трудно понять одно - что Россия для нас - это не просто игрок, а еще и сосед. . . Мы слишком близко находимся друг от друга, чтобы позволять себе оставлять нерешенные вопросы, и мы не можем быть такими же принципиальными, как США. У нас имеется настоятельная необходимость для взаимодействия с Россией'.

Эта настоятельная необходимость отчасти вызвана энергетической зависимостью Берлина. Германия - самый крупный в Европе импортер российского органического топлива. Россия обеспечивает 40 процентов германских потребностей в газе и 35 процентов - в нефти. Эксперты говорят, что газовый импорт Германии увеличится с 37,3 миллиарда кубометров в 2004 году до 105 миллиардов кубометров в 2025 году, в связи с чем доля России в германском газовом импорте вырастет до 60 процентов. Правительство Меркель пытается диверсифицировать поставки энергоресурсов, однако, как показывает пример 'Набукко', такие усилия лишены энтузиазма, и продвижение в этой области осуществляется медленно.

Две страны связаны и более широкими деловыми интересами. Германия является самым крупным торговым партнером России, и объем экспорта ее компаний в эту страну растет за последние три года со средними темпами в 20 процентов ежегодно. В прошлом году он составил 23,4 миллиарда евро (31,8 миллиарда долларов, 16 миллиардов фунтов стерлингов). Хотя главный объем инвестиций в эту страну направляют компании с громкими именами, такие как Eon, BASF, Adidas, Metro и Commerzbank, характерной чертой немецкого присутствия в России, как и в Китае с Индией, стало наличие там значительной доли небольших и средних компаний, которые не привлекают к себе испытующий взгляд Кремля. Это означает, что немецкие инвесторы не очень сильно подвергаются воздействию ползучей ренационализации в российской экономике. 'Может быть, у немцев и нет здесь отдельно стоящих крупных инвестиционных проектов, но они присутствуют буквально везде', - говорит Ханс Йохум Хорн (Hans Jochum Horn), главный операционный директор российского инвестиционного банка 'Ренессанс Капитал'.

С учетом плохого состояния устаревшей инфраструктуры страны и ее потребностей в средствах производства - а именно в этой области немецкие компании преуспели - многие экспортеры полагают, что потенциал России равен, или даже превосходит китайский.

Германскому бизнесу нужны хорошие отношения со стабильной, пусть и авторитарной Россией, и он оказывает существенное влияние на Берлин. Одним из таких лоббирующих органов является 'Ostausschuss', или Восточный комитет немецкой экономики, который имеет тесные связи в рыночных кругах, в ХДС госпожи Меркель и в дружащих с Россией кругах СДПГ. Это лобби поддерживает Путина - в недавно опубликованном документе комитет заявил, что Россия стала 'надежным и важным партнером в деле урегулирования международных конфликтов'. Комитет также выступает за создание 'зоны свободной торговли' между ЕС и Россией.

Одним из ключевых каналов такого влияния является германско-российская рабочая группа по стратегическим аспектам экономического и финансового сотрудничества. Кроме руководства Восточного комитета и его российских партнеров, в эту группу входят заместители министров экономики, финансов и иностранных дел обеих стран. За последние три года она провела более двадцати встреч и обеспечила вложение инвестиций в объеме, превышающем 10 миллиардов евро. Сюда относятся и инвестиции по балтийскому газопроводу.

Да и история сыграла свою роль в сближении России и Германии. Полувековое коммунистическое правление в Восточной Германии привело к тому, что в этой воссоединенной ныне стране есть большое количество русскоговорящих людей. Обеспеченным российским туристам и представителям еврейской общины из бывшего советского блока после объединения были выданы немецкие паспорта. А стабильный, начавшийся еще раньше приток этнических немцев с Кавказа и из Центральной Азии превратил русский язык в универсальное средство общения - от синагог в бывшем восточном Берлине до роскошных курортов в Баден-Бадене.

Однако некоторые эксперты утверждают, что Берлин, поддерживая особые отношения с Москвой, способствует разобщению Европы. Кроме того, заявляют они, Германия лучше смогла бы добиваться реализации своих интересов, убеждая все более богатую и напористую Россию оставаться хорошим партнером и надежным поставщиком энергоресурсов, если бы она сформировала истинно европейскую политику в отношении Москвы.

'Я бы провела здесь аналогию с евро, - говорит эксперт из американского Германского фонда Маршалла Ульрика Геро (Ulrike Guérot), - у нас была немецкая марка - лучшая валюта в Европе. Однако мы вместе со всеми выбросили ее в корзину. Вопрос сейчас заключается в следующем: хотим ли мы сделать то же самое с Россией, или мы сохраним для себя наши драгоценные, эксклюзивные и особые отношения с ней'.

_________________________

Отношения России и Европы: хватит изводить друг друга ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.