Долгие годы либеральные политики, дипломаты и журналистская элита игнорировали тех западных представителей, которые предупреждали об опасности обретения Ираном ядерного оружия, называя из 'паникерами'. Но после того, как в New York Times вчера была опубликована статья Дэвида Сангера (David Sanger) об успехах Ирана в производстве оружейного ядерного материала (а он сможет начать его изготовление уже в следующем месяце), средства массовой информации и политики могут резко изменить свое отношение к этому вопросу.

Сторонники мягкой линии поведения в отношении иранских клерикалов утверждают, что способность Тегерана производить ядерное оружие - уже совершившийся факт, и что лучший вариант действий для Вашингтона в такой ситуации - присоединиться к европейским дипломатическим усилиям в целях сведения к минимуму возможных последствий и ущерба.

В воскресенье представители Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) провели инспекцию на главном ядерном объекте Ирана в Натанзе и пришли к выводу о том, что Иран производит топливо, подходящее для ядерных реакторов. До недавнего времени иранцы не могли добиться достаточно высокой скорости вращения своих центрифуг, чтобы можно было производить ядерное топливо, и в результате гоняли их вхолостую или совсем не запускали. 'Сейчас эти препятствия, похоже, преодолены', - сообщает Сангер.

Шеф МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи (Mohammed ElBaradei) с сознанием долга гнет свою линию, выражая надежду, что иранское правительство 'прислушается к мировому сообществу', и в то же время ясно дает понять, что если оно не прислушается, никаких особых последствий для него не будет. Как заявляет эль-Барадеи, цель международных усилий убедить Тегеран отказаться от работ по обогащению заключалась в том, чтобы не дать ему доступа к знаниям о том, как обогащать уран для производства оружия. Теперь, когда демонстративное неповиновение Ирана, видимо, дало ему возможность преодолеть эти технические проблемы, эль-Барадеи хочет, чтобы Запад делал все необходимое для удержания Ирана 'внутри рамок' международного Договора о нераспространении ядерного оружия. Иными словами, он хочет использовать дипломатию, чтобы скрыть факт иранской лжи и его существенного прогресса на пути создания того, что данный договор должен предотвращать. Высокопоставленный европейский дипломат говорил именно об этом в интервью с Сангером.

Какие драматические перемены произошли всего за два года! Тогда New York Times и Washington Post подробно писали о новых сведениях ЦРУ. В отличие от министерства обороны и Госдепартамента, которые полагали, что Иран сможет создать ядерное оружие примерно через пять лет, наши шпионы делали вывод, что Ирану до этого нужно идти еще все десять лет. Если такой сценарий вам кажется знакомым, то это потому, что нечто подобное происходило и в отношении Ирака в начале 90-х. Но когда отвечавшие за программы оружия массового уничтожения зятья Саддама Хусейна сбежали из страны в 1995 году, мир узнал, что Багдад очень близок к созданию ядерной бомбы. Десятилетний срок вряд ли имеет большое практическое значение для нашего мира, но он служит определенной цели мнимых дипломатов-политиков из ЦРУ. Опираясь на эти заявления, они могут отодвинуть проблему подальше в будущее в надежде на то, что можно будет найти 'дипломатическое решение'. А если произойдет неприятный сюрприз, агентство всегда сможет найти поле для маневра, чтобы заявить: 'Мы же вас предупреждали!'

________________________________

Как ЦРУ подвело Америку ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.