Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

С момента победы Америки в 'холодной войне' ее глобальная гегемония держалась на трех китах: экономической мощи, военной силе и огромным возможностям по экспорту ее популярной культуры. Появление в последнее время новых сил - Евросоюза, Китая, Индии и России, стремящейся вернуть утраченный статус - подорвало возможности Америки направлять ход событий единолично.

Даже несмотря на это, Америка остается безусловно самой могущественной страной мира, ее упадок в большей степени связан с некомпетентным использованием силы, чем с появлением конкурентов. В бедах Америки виновно 'самоубийственное управление государством', как лаконично выразился Арнольд Тойнби, считавший именно это явление первопричиной крушения империй.

Возьмем, к примеру, Ближний Восток. Нет более яркого свидетельства упадка влияния США в регионе, чем контраст между взвешенным использованием силы в Кувейтской войне 1991 года и высокомерной фальшью нынешней войны в Ираке.

В 1991 году Америка сформировала самую внушительную международную коалицию со времен второй мировой войны и во главе этой коалиции провела совершенно справедливую войну, направленную на восстановление баланса в регионе, после того как Саддам Хусейн оккупировал Кувейт. В 2003 же году Америка после манипуляций ложными заверениями вступила в войну без поддержки своих заокеанских союзников. Тем самым США ввязались в абсурдную высокопарную кампанию, направленную ни больше ни меньше чем одновременно на разрушение деспотического режима Ирака, структурную перестройку всего Ближнего Востока, разгром Аль-Каиды и содействие укоренению демократии в арабском мире.

Результатом стал полнейший провал: военное поражение и серьезная деградация морального статуса Америки. Вместо подрыва исламского радикализма США придали ему легитимность, и в Ираке, и за его пределами. Действительно, будущее региона сейчас будет определять отнюдь не демократия, а силовое противостояние шиитов и суннитов, спровоцированное иракской войной. Именно эта гражданская война между мусульманами позволяет Аль-Каиде не испытывать недостатка в рекрутах.

Теперь, когда Ирак, вероятно, становится первой арабской страной, управляемой шиитами, и по этой причине - составной частью расширяющейся иранской шиитской империи, суннитские союзники Америки в регионе рассматривают США как ненадежного партнера. По сути, США воспринимают практически как сообщника масштабнейшего переворота в судьбе ислама, возрождения шиизма. Священная корова под названием демократия также не особенно дорога арабским союзникам Америки, потому что призыв к демократизации только придал смелости исламистам, бросающим вызов власти нынешних элит.

Да, воинствующий исламский фундаментализм имеет более глубокие корни; он укрепляется по мере угасания надежд, связанных с арабским национализмом. Но неуместное проталкивание Америкой демократических идей в конце концов вызвало отчуждение обоих ее консервативных союзников в регионе, поскольку придало новый жизненный импульс исламским политическим партиям, которые могут использовать избирательные урны для прихода к власти, а также исламистам, чьи достижения на выборах затем отвергаются США.

Крупнейший стратегический промах Америки на Ближнем Востоке - это, вероятно, укрепление мощи Ирана. Разгромив Ирак, являвшийся региональным противовесом этой стране, США нанесли сильный удар своим традиционным союзникам в Персидском заливе, для которых Ирак был барьером на пути амбиций Ирана. Америка преподнесла Ирану на блюдечке с голубой каемочкой стратегические выгоды, которых не могла добиться исламская революция Хомейни ни за восемь лет войны с Саддамом, ни в своих безуспешных попытках экспортировать исламскую революцию в другие страны региона. Аналогично, иранская ядерная программа набрала обороты благодаря чувству безнаказанности, возникшему в результате колоссального провала американской концепции 'превентивной войны' в Ираке.

Катастрофический военный опыт США в Ираке привел к уменьшению их стратегического влияния. Ситуация в Ираке сейчас отличается крайней непредсказуемостью, и Америка может надеяться на хоть какую-то стабильность в этой стране только с помощью других сил региона. Тем не менее, США по-прежнему останутся самой влиятельной внешней силой в регионе, поскольку утратили лидерство, но не реальное могущество. Униженная военным поражением, Америка может восстановить свое положение в регионе, только если не будет поддаваться греху гордыни и научится быть лидером, не пытаясь при этом подавлять.

Для этого нужно сдерживать революционные силы наподобие Ирана и Сирии; уважать, а не подвергать остракизму, те исламистские движения, которые отказались от джихада в пользу участия в политическом процессе, а также возглавить международный союз за арабо-израильский мир, основанный на инициативе Лиги арабских государств.

Настоящий парадокс пагубной американской политики в Ираке заключается в том, что она создала благоприятные условия для мира между арабами и Израилем, поскольку возвышение Ирана и угроза фундаменталистского цунами привели к тому, что арабские страны стали считать соглашение с Израилем экстренной необходимостью. Палестинский вопрос не является источником всех бед на Ближнем Востоке, но его разрешение резко укрепит позиции Америки в арабском мире. Что более важно, в результате Иран лишится возможности увязывать популярные исламские и арабские лозунги с собственными гегемонистскими амбициями.

Шломо Бен-Ами - бывший министр иностранных дел Израиля, в настоящий момент является вице-президентом Международного центра за мир в Толедо и автором книги 'Шрамы войны и раны мира: израильско-арабская трагедия'.

Copyright: Project Syndicate, 2007.

Перевод с английского - Николай Жданович

______________________________________________

Путь Америки к фашизму ("The Guardian", Великобритания)

Можем ли мы сделать так, чтобы они меньше нас ненавидели? ("Los Angeles Times", США)

Мир больше не пляшет под дудку Америки ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.