Как нам всем известно, в мире еще много хороших идей, время которых еще не пришло. И эта народная мудрость применима даже к президентам Соединенных Штатов.

Речь, собственно, о предложении Америки разместить в Польше и Чехии новую базу противоракетной обороны. Эта система, которая должна дополнить компоненты, уже размещенные в последние несколько лет в Калифорнии и на Аляске, предназначается главным образом для защиты Европы и Америки от ракет, запускаемых с Ближнего Востока. В принципе идея неплохая, однако в непосредственной перспективе военные преимущества, которые она обещает, никак не перевешивают ущерба от ухудшения взаимоотношений с Россией, которое становится весьма вероятным.

Зачем сегодня, когда угроза запуска ракет дальнего радиуса действия с Ближнего Востока все еще невысока, педалировать этот проект? Гораздо лучше было бы оставить его на рассмотрение нового президента Америки - а также, заметим, нового президента России, поскольку Владимиру Путину Конституция его страны не разрешает через год баллотироваться еще раз. Почему не вернуться к нему, например, в 2009-м или 2010-м году?

По нынешнему плану, эта система должна состоять из одного радара в Чехии и десятка ракет-перехватчиков в Польше. Это предложение, несмотря на свои скромные масштабы, уже стало самым обсуждаемым вопросом европейской безопасности. США пытаются убедить Россию, что не начинают новую 'холодную войну': предлагают подробно ознакомить представителей российских спецслужб с техническими возможностями системы, а также передавать Москве данные раннего предупреждения, которыми она будет располагать. В частности, с этими предложениями во вторник в Москву ездила госсекретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice).

Россия, однако, стоит на своем. Путин даже предупредил, что если Соединенные Штаты пойдут дальше, то Россия приостановит выполнение своих обязательств по Договору об обычных вооруженных силах в Европе.

Идею о строительстве системы противоракетной обороны поддерживают многие страны НАТО, но претензии к США есть и у них - в первую очередь им непонятно, почему Вашингтон, притом что его план имеет большое значение для всей НАТО в целом, решил проводить его в жизнь на двусторонней основе с Польшей и Чехией - странами, только что пришедшими в альянс и отнюдь в нем не лидирующими.

Есть и еще один весьма важный вопрос: а зачем Соединенным Штатам развертывать эту систему прямо сейчас, особенно учитывая ее сильно ограниченные возможности? По идее, десять ракет-перехватчиков могут остановить десять боеголовок, но на практике - хорошо если хотя бы две. Учитывая, что на уничтожение ракеты, запущенной с территории Ближнего Востока, системе будет отведено, скорее всего, не более двадцати минут, на перехват одной боеголовки наверняка придется запускать сразу несколько противоракет: времени на то, чтобы запускать их одну за другой только в том случае, если предыдущая не сможет поразить цель, не будет. Ко всему прочему, всем известно, с какими проблемами столкнулись военные при испытаниях ракет для 'щита' в тихоокеанском регионе - а ведь работа перехватчиков, которые предполагается разместить в странах Центральной Европы, основана на других технологиях, еще менее испытанных.

С другой стороны, в слабости этой противоракетной системы хорошо уже то, что она обнажает отсутствие какого-либо стратегического содержания в возражениях России. У России несколько тысяч баллистических ракет, то есть даже если между ней и Западом начнется ядерная война, что само по себе невероятно, то центральноевропейская система против ее ядерного арсенала сработает не более эффективно, чем мухобойка против базуки. Умолчим даже о том, что у России есть возможность сделать то, чего, скорее всего, не сможет сделать ни один деструктивный режим - создать такие ракеты, против которых эта крошечная система будет совершенно бесполезна, к примеру такие, которые после выхода из атмосферы выпускают сразу несколько ложных боеголовок.

И все же, как бы там ни было, Россия жестко выступает против 'щита', многие из наших европейских союзников обеспокоены, да и сама идея сегодня, прежде всего, работает на усиление имиджа Америки в мире как гипервоенизированной сверхдержавы, которая ни с кем не общается и не советуется. И те, кто принимает любые серьезные решения по строительству новой оборонительной системы, должны осознавать, что эти настроения существуют, и учитывать их в своих стратегических и дипломатических построениях.

С точки зрения здравого смысла, нет ничего, что обосновывало бы столь настоятельную необходимость спешить и начинать строительство своей системы на европейской земле именно в последние двадцать месяцев пребывания Джорджа Буша в президентском кресле. Если президенту так уж хочется, чтобы создание третьей базы противоракетной обороны ассоциировалось именно с ним, он может внести в это дело свой вклад: наладить официальный процесс в рамках НАТО по изучению противоракетной концепции, с тем чтобы наши союзники тоже могли сказать свое слово. Это не только их успокоит, но и даст Пентагону больше времени на разработку и испытания перехватчиков.

В обсуждение необходимо вовлекать и Россию. Нет, конечно, у Москвы не должно быть права вето. Но ее точка зрения не может не иметь значения, особенно поскольку с помощью грамотной дипломатии Россию можно будет сделать не противником, а, наоборот, нашим союзником в этом вопросе. Если упорствует Путин, это еще не значит, что его преемник также не будет слушаться голоса разума.

Следующему президенту, кем бы он ни был, республиканцем или демократом, придется нести с собой значительно меньше багажа, чем Бушу, и ему, возможно, будет значительно легче окончательно убедить европейцев в том, что им нужна противоракетная оборона. Любые угрозы переходят из потенциальных в реальные столь постепенно, а технологии, которые мы им противопоставляем, развиваются столь медленно, что этот вопрос однозначно относится к числу таких, где поспешать надо не торопясь. И самое главное - мы должны всегда помнить, что, как уже напомнил Путину этой зимой министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates), 'одной 'холодной войны' было вполне достаточно'.

Майкл О'Хэнлон - старший научный сотрудник Института имени Брукингса (Brookings Institution) и соавтор книги 'Жесткая сила: новая политика национальной безопасности' ('Hard Power: The New Politics of National Security')

___________________________________

Испытание ракетами ("The Washington Post", США)

Защита от противоракетной обороны ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.