Страх может быть сильным фактором мотивации. В годы Второй мировой войны именно он заставил Франклина Рузвельта интернировать тысячи невинных граждан США; он стоял за охотой Джозефа Маккарти на ведьм, которая сломала жизни сотен американцев. И именно он привел к тому, что в Соединенных Штатах на самом высоком уровне одобрена политика, допускающая и даже санкционирующая пытки людей, попавших к нам в плен.

Именно страхом оправдывает эту политику бывший директор ЦРУ Джордж Тенет (George Tenet), рекламирующий свою новую книгу. Тенет отвечал за реализацию секретной программы допросов ЦРУ, в рамках которой использовались пытки, обозначаемые такими эвфемизмами, как 'waterboarding' [пытка водой - прим. пер.], 'сенсорные ограничения', 'ограничения сна' и 'стрессовые позиции''. Подобные вещи обычно считаются военными преступлениями. Оправдывая эти злоупотребления, Тенет заявил: 'Все забывают о том, в каком контексте это происходило. В те дни все мы испытывали страх, основанный на гнетущей неизвестности'.

Мы побывали в бою. Мы понимаем, насколько реален страх, и знаем, что бывает, если его не сдерживать или подогревать. Но долг главнокомандующего - освободить страну от оков страха, а не заключать ее в них. Печально, что в ходе предвыборных дебатов в Южной Каролине во вторник вечером несколько кандидатов республиканцев проявили поразительную неспособность к пониманию этой первостепенной обязанности. Среди кандидатов лишь Джон Маккейн продемонстрировал понимание связи между нашей безопасностью и нашими национальными ценностями.

Тенет утверждает, что, благодаря программе ЦРУ, были сорваны планы террористов и спасены жизни людей. Это заявление сложно оспорить - не потому, что его справедливость безусловна, а потому, что любые свидетельства в его пользу остаются засекреченными и известными только тем, кто защищает эту программу.

Утверждения о том, что 'пытки приносят эффект', могут успокоить пугливую публику, но создаваемое ими чувство безопасности фальшиво. Мы не знаем, чего удалось добиться, благодаря этой программе, в основе которой лежит страх. Но нам известны последствия.

В каждой стране, где было решено немного воспользоваться пытками - лишь в самых трудных случаях, лишь когда другие средства не помогают - злоупотребления распространялись подобно лесному пожару, и каждый пленный превращался в ключ к обезвреживанию потенциальной бомбы с часовым механизмом. Наши солдаты в Ираке ежедневно оказываются в реальной ситуации 'бомбы с часовым механизмом' в форме самодельных взрывных устройств. 'Гибкость' в отношении пыток наверху передается по командной цепочке вниз, и редкое исключение быстро становится правилом.

Для того, чтобы понять, какое воздействие это оказывает на военнослужащих в зоне боевых действий, почитайте опубликованный в начале мая доклад с оценками душевного здоровья военных. Исследование выявило опасный уровень терпимости к злоупотреблениям в отношении пленных в некоторых ситуациях. Это доказывает то, что известно нам, как профессиональным военным: сложная ситуационная этика неприменима в условиях стресса в бою. Правила должны быть твердыми и абсолютными; если о пытках зашел разговор, то они становятся реальностью.

Это вызвало катастрофические последствия. Информация о злоупотреблениях укрепляет то, что в новом наставлении для сухопутных войск по борьбе с партизанами, составленном под руководством генерала Дэвида Петреуса (David Petraeus), называется 'способностью противника (в данном случае - террористов) к восстановлению сил'.

Бывший министр обороны Дональд Рамсфелд однажды задался вопросом: не создаем ли мы больше террористов, чем уничтожаем? Именно этот вопрос встает при изучении доктрины по борьбе с партизанами. Победа в такой войне достигается в тот момент, когда противник теряет легитимность в глазах общества, в котором он набирает себе бойцов, и, таким образом, теряет 'способность к восстановлению сил'.

Методы пыток, оправдываемые Тенетом, многократно усилили способность противника к восстановлению сил. Эта война будет выиграна или проиграна не на поле боя, а в умах потенциальных сторонников, которые еще не встали на сторону противника. Если мы откажемся от своих ценностей, дав понять, что они не являются безусловными в ситуациях серьезной или непосредственной угрозы, то тем самым направим в стан врага неопределившихся. Это путь к поражению, и мы уже вступили на него.

Вышесказанное не является лишь уроком для истории. В эти дни юристы Белого дома разрабатывают новые правила, которые будут определять, что разрешено в тайных тюрьмах ЦРУ. Эти правила не только зададут стандарт ЦРУ, но и покажут американским солдатам, на какое обращение они могут рассчитывать в том случае, если они попадут в плен сегодня или в будущих войнах. Президент должен задуматься над этим, прежде чем вновь санкционировать политику официальной жестокости.

Нам пора вспомнить о том, кто мы, и идти на этого врага с энергией, рассудительностью и уверенностью в победе. Это путь к безопасности и возвращение к нашим корням.

Чарльз Крулак - командующий корпусом морской пехоты в 1995-1999 гг. Джозеф Хор - главком Центрального командования США в 1991-1994 гг.

______________________________________

Путь Америки к фашизму ("The Guardian", Великобритания)

Можем ли мы сделать так, чтобы они меньше нас ненавидели? ("Los Angeles Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.