Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

На днях Европейский парламент осудил попытку польского правительства отнять мандат члена парламента у Бронислава Геремека. Лидер 'Солидарности', бывший политический заключенный и министр иностранных дел, ответственный за вступление Польши в НАТО, Геремек отказался подписать еще одно заявление о том, что он не являлся коммунистическим агентом тайной полиции.

Парламент ЕС назвал действия польского правительства охотой на ведьм, а Геремек объявил закон о люстрации Польши угрозой гражданским свободам. В ответ, польский премьер-министр Ярослав Качиньский обвинил Геремека во 'вреде его родине' и 'антипольских провокационных делах'. Те же самые фразы использовались коммунистами, когда Геремек критиковал их плохое управление.

Постановление Конституционного Суда от 11 мая отменило большую часть положений закона о люстрации, и сделала позицию Геремека в Европарламенте безопасной, по крайней мере, на время. Но закон об очищении является лишь одним из многих систематических попыток сегодняшнего правительства Польши подорвать демократические институты и структуры.

Что же происходит сейчас в Польше, стране, где началось низвержение коммунизма? Каждая революция имеет две фазы. Сначала возникает борьба за свободу, затем борьба за власть. Первое приводит к подъему человеческого духа и выявляет в людях лучшие качества. Второе развязывает руки самому худшему: зависти, интригам, жадности, подозрениям и стремлению к мести.

Революция 'Солидарности' в Польше прошла необычный курс. 'Солидарность', ушедшая в подполье, когда в декабре 1981 года было объявлено военное положение, пережила семь лет репрессий, а затем на волне 'перестройки' Горбачева в 1989 году вернулась из подполья. Во время переговоров за Круглым столом, которые привели к окончанию коммунистического режима, был достигнут компромисс между реформистским крылом коммунистического правительства и 'Солидарностью'. Это проложило путь к мирному демонтажу коммунистической диктатуры во всем советском блоке.

'Солидарность' выбрала философию компромисса, а не мести и распространила идею Польши для всех, а не государства, разделенного на могущественных победителей и угнетенных побежденных. С 1989 года менялись правительства, но государство оставалось стабильным; даже посткоммунисты одобрили правила парламентарной демократии и рыночной экономики.

Но не каждый встал на этот путь. Сегодня Польшей управляет коалиция реваншистов пост-'Солидарности', посткоммунистических провинциальных скандалистов, наследников шовинистов со времен предшествовавших еще второй мировой войне, ксенофобских и антисемитских групп и окружения радиостанции 'Радио Мария' - представителя этно-церковного фундаментализма.

Тревожные признаки повсюду: подорван авторитет судов, подвергается нападкам независимость Конституционного Трибунала, государственная гражданская служба страшно коррумпирована, а прокуроры политизированы. Каждый день социальная жизнь регулируется репрессивными методами.

Почему так происходит? Каждая успешная революция создает как победителей, так и побежденных. Революция в Польше наряду с гражданскими правами принесла увеличение преступности, наряду с рыночной экономикой обанкротившиеся предприятия и высокий уровень безработицы, наряду с формированием активного среднего класса увеличившееся неравенство доходов. Она открыла Польше двери в Европу, но вместе с тем принесла страх перед иностранцами и поглощением Западной массовой культурой.

Для побежденных в польской революции 1989 года, свобода является большой неуверенностью. Рабочие 'Солидарности' на огромных предприятиях стали жертвами свобод, которые они выиграли. В тюремном мире коммунизма, человек был собственностью государства, но государство заботилось о его существовании. В мире свободы никто о тебе не заботится. Именно в такой беспокойной атмосфере правит сегодняшняя коалиция, совмещая консервативную панацею Джорджа Буша с методами централизации Владимира Путина.

Ветераны 'Солидарности' полагали, что за упадком диктатуры последует их собственное правление. Но виновные коммунисты не были наказаны, а мужественные члены 'Солидарности' не были вознаграждены. Таким образом, чувство несправедливости породило негодование, зависть и разрушительную энергию, сосредоточенную на мести бывшим врагам и старым друзьям, которые казались более успешными.

Проигравшие отказались признавать, что получение свободы было самым большим успехом Польши за 300 лет. Для них Польша продолжала оставаться страной, которой управляет коммунистический аппарат безопасности. Такой Польше была необходима моральная революция, в которой преступления были бы наказаны, мужество вознаграждено, а несправедливость была бы исправлена.

Средства, выбранные этими проигравшими партиями после того, как они выиграли всенародные выборы в 2005 году, представляли собой грандиозную 'чистку'. Очищение, согласно предварительным оценкам, может затронуть до 700 000 человек и занять до 17 лет. Список имен, фигурирующих в докладах служб безопасности, должен был быть подготовлен и обнародован. Кроме того, в обязанность каждого из 700 000 человек, подлежащих очищению, вошло обязательство сделать заявление, что он или она не сотрудничал со службами безопасности. Те, кто отказался это сделать, или сделал ложное заявление, должны быть уволены и им должно быть отказано в праве занимать должность по профессии в течение десяти лет.

Результатом такой ситуации стал распространяющаяся атмосфера страха. Но не все согласились молчать. Краковский кардинал Дзивиш заявил, что в Польше не должно быть никакого 'возмездия, мести, недостатка уважения к человеческому достоинству и опрометчивых обвинений'. Еще ни разу со времен падения коммунизма католический кардинал не использовал такие слова осуждения.

Целью мирной революции в Польше была свобода, суверенитет и экономические реформы, а не охота на возможных или реальных агентов тайной полиции. Если бы охота на агентов была организована в 1990 году, когда началась демократическая революция, то ни экономические реформы Лешека Бальцеровича, ни образование государства, подчиняющегося закону, не были бы возможными. Польша никогда бы не вступила в НАТО или Европейский союз.

Сегодня две Польши противостоят друг другу. Польша подозрений, опасений и мести борется с Польшей надежды, храбрости и диалога. Вторая Польша - Польша открытости и терпимости Иоанна Павла II и Чеслава Милоша, моих друзей со времен подполья и тюрьмы - должна одержать победу. Я верю в то, что поляки в очередной раз смогут защитить свое право на то, чтобы к ним относились с достоинством. Решение Конституционного трибунала дает надежду на то, что вторая фаза польской революции не уничтожит своего отца - стремление к свободе - или своего ребенка - демократическое государство.

Адам Михник - бывший лидер 'Солидарности', в настоящий момент является главным редактором газеты 'Gazeta Wyborcza'

Copyright: Project Syndicate, 2007.

Перевод с английского - Ирина Сащенкова

__________________________________

'Польшей правит мамуся Ярека и Леха! И кот Алик!' ("Wirtualna Polska", Польша)

Республика 'Качиньскистан' ("ABC", Испания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.