Русскую православную церковь раскалывали много и долго - революцией, цареубийством, враждой коммунизма и капитализма, почти столетним поношением и ненавистью. В четверг в Москве формально этому был положен конец. Тысячи верующих православных - несколько сотен даже прилетели из Нью-Йорка - стояли под проливным дождем в ожидании своей очереди войти в Храм Христа-Спасителя. Внутри можно было лицезреть 'восстановление евхаристического общения и канонического единства' между московской Русской православной церковью, к которой, по словам ее иерархов, принадлежит более 70 миллионов верующих, и Русской православной церковью за границей со штаб-квартирой в США, у которой, как считается, полтора миллиона прихожан. Многие - и церковные, и светские люди - плакали от радости, что прекратился 86-летний раскол церкви, начавшийся в 1917 году с большевистской революции и последовавшего за ней убийства свергнутого царя, а также вынужденной эмиграции сотен тысяч русских, потерпевших поражение в Гражданской войне.

Роскошная церемония церковного воссоединения была, конечно, событием в первую очередь эмоциональным и религиозным. Однако у нее, тем не менее, был и политический подтекст: ведь Русская православная церковь все больше ассоциируется с восстановлением российского национализма.

Неудивительно, что в своем выступлении глава РПЦ патриарх Алексий первую хвалу воздал не Господу, а президенту России Владимиру Путину. Патриарх подчеркнул, что воссоединение церквей стало возможно только потому, что РПЦЗ увидела в Путине 'настоящего русского православного человека'. В ответной речи Путин ответил, что воссоединение церквей стало событием огромной важности для всего народа.

Путинский режим уже не первый день использует, причем во все большей степени, основанный на православной вере русский национализм в качестве государственного ресурса. В четверг официально завершилась работа, которую Путин проводил в течение четырех лет - с сентября 2003 года. Все это время он помогал Московскому патриархату в его борьбе за контроль над заокеанской ветвью и в результате получил глобальную церковь как основной идеологический департамент государства и важный инструмент внешней политики. На пресс-конференции в феврале Путин приравнял 'традиционные конфессии' России к ядерному щиту, поскольку, по его словам, и то, и другое - это 'составляющие укрепления российской государственности, которые создают необходимые условия для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны'.

Профессор Сергей Филатов, авторитетный специалист по религиозным отношениям в России, отмечает, что на российском государственном языке 'традиционные конфессии' означает практически 'Русская православная церковь'.

Церковь становится все более активной, ее присутствие все расширяется, а отделенность от государства чувствуется все меньше. В помещениях Московского городского суда и Генеральной прокуратуры России есть специальные православные часовни. Духовное окормление военных - также исключительно территория РПЦ. В некоторых регионах России в школах введено изучение православной культуры, а ученики ходят в церковные хоры.

Когда православные фундаменталисты разгромили художественную выставку в московском Центре имени Андрея Сахарова, объявив ее 'оскорблением главной религии нашей страны', московский суд объявил организаторов выставки виновными в оскорблении чувств верующих и оштрафовал их на 3500 долларов каждого. По настоянию РПЦ оперу по знаменитой сказке поэта Александра Пушкина подвергли такой цензуре, что священник - главный герой сказки - исчез из нее совершенно.

'У нас, конечно, церковь отделена от государства, - сказал Путин в январе 2004 года во врем своего визита в один из православных монастырей, - но в душах людей они едины'. Единственное, к чему в такой многонациональной и многоконфессиональной стране, как Россия, может привести столь агрессивное восстановление позиций церкви и столь открытое попрание светской конституции страны - усугубление раскола в обществе.

Американские иерархи РПЦЗ утверждают, что административно они сохранят независимость и, даже признавая своим главой московского патриарха, будут сами управлять своими приходами. Однако, по словам Филатова, у РПЦЗ 'будет не больше независимости, чем у 'народных демократий' Восточной Европы в советском блоке'. Одной из первых проверок для нового союза должна стать Святая Земля, где за РПЦЗ закреплена религиозная собственность и где в прошлом по этому вопросу у нее не раз случались споры с представителями Московского патриархата. Например, в 1997 году Ясир Арафат насильно передал РПЦ принадлежавшую РПЦЗ единственную христианскую церковь в Хевроне, стоящую, кстати, на том месте, где, по Библии, Аврааму явились три ангела. Американская церковь до сих пор контролирует выстроенную в московском стиле семиглавую церковь Святой Марии Магдалины. Это одна из самых знаменитых церквей Иерусалима, высоко стоящая на одном из склонов Оливковой горы над Гефсиманским садом. Кроме того, на вершине Оливковой горы у РПЦЗ есть женский монастырь, основанный безымянным отшельником в пустыне Иудеи еще в третьем веке нашей эры, и две часовни - одна в Иерихоне, другая - на берегу Иордана. В соглашении об объединении говорится, что структура управления этой собственностью не изменится, но некоторые специалисты по этому вопросу занимают весьма скептическую позицию.

Теперь, когда у Путина есть объединенная православная церковь, он может и дальше раздвигать сферу влияния глобального православного движения. Хотя в православии первенство традиционно отдается патриарху Константинопольскому, он скорее 'первый среди равных', и его позиции несравнимы с доминирующим положением папского режима в римско-католической церкви. В сообщество православных стран входят Греция, Кипр, Украина, Беларусь и некоторые балканские страны, а также Грузия, Армения и Молдова. Исторически Русская православная церковь всегда подавляла национальные церкви этих народов; скорее всего, это же произойдет и сейчас. Кроме того, новая путинская объединенная церковь продолжит экспансию в США и Западную Европу через использование приходов и возможностей РПЦЗ и будет стараться стать инструментом не только русской религиозной, но и националистически-политической активности.

В подготовке статьи участвовал Эндрю Ли Баттерс (Andrew Lee Butters)

_______________________________________

Церковь залечивает раны, нанесенные ей днями, 'которые потрясли мир' ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.