Год назад в то же самое время западные аналитики задавались вопросом, предпримет ли российский президент накануне петербуржского саммита 'большой восьмерки' в июле 2006 года какие-либо шаги, чтобы показать, что Россия является демократическим государством. Им был дан недвусмысленный ответ: как до, так и после саммита давление и репрессии усилились. Оппозиционеры режима, образовавшие разномастную коалицию 'Другая Россия', провели свой альтернативный саммит в Москве в крайне тяжелых условиях.

В этом году во время саммита ЕС-России в Самаре ни одному серьезному аналитику даже в голову не придет ожидать, что Владимир Путин попытается хоть как-нибудь продемонстрировать свою приверженность свободам и основополагающим правам. Для российского президента, восьмой год находящегося у власти, существует только одна аксиома: ' Россия - великая и могущественная держава, а я - ее бесспорный президент'. В течение последних месяцев антидемократические решения, репрессии оппозиционеров и журналистов, агрессивные заявления сыплются, как из рога изобилия

Наиболее ярким примером явился жестокий разгон абсолютно мирных демонстраций, проходивших 14 и 15 апреля в Москве и Санкт-Петербурге: сотни задержанных, многочисленные избиения, непродолжительный арест оппозиционера Гарри Каспарова, который был впоследствии вызван в ФСБ для четырехчасового допроса. Есть сведения, что ему может быть предъявлено обвинение. Таким образом его устранят с политической арены до начала декабрьских парламентских выборов и президентских, которые пройдут в марте 2008 года. В то время как тысячи омоновцев применяли силу и сотнями арестовывали манифестантов и случайных зевак, активисты пропутинского молодежного движения 'Наши' неподалеку беспрепятственно проводили свое шумное шествие.

Незадолго до демонстраций Республиканская партия независимого и либерального депутата Владимира Рыжкова была 'ликвидирована' простым административным решением по сфабрикованному поводу. Национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова была запрещена, против нее было выдвинуто обвинение в 'экстремизме'. В России образца 2007 года понятие экстремизм в первую очередь применяется к оппозиционерам Путина, будь они демократами или национал-большевиками.

Их всех валят в одну кучу, вместе с целыми народами, например, эстонцами, латышами или грузинами, и обвиняют в 'фашизме'. Не могут не вызывать беспокойства методы, которые использует Кремль в своей борьбе с Эстонией, которая решила перенести памятник, возведенный в честь советских солдат-'освободителей', из центра Таллинна на его окраину. Российские руководители не только бесстыдно обвиняют своего балтийского коллегу в фашизме, но и отправляют 'Наших' на осаду Эстонского посольства и здания представительства Евросоюза, не говоря уже о массовых беспорядках, устроенных в Таллинне русскими.

Приведем еще несколько фактов, подтверждающих изменение курса режимом. До настоящего времени аудиторы Счетной палаты избирались обеими палатами парламента. С апреля 2007 года 12 аудиторов были назначены одним единственным лицом: главой государства. Счетная палата никогда не пользовалась той независимостью, которой обладают аналогичные ей институты наших европейских демократий, но после этой реформы она как организация, существует только на бумаге.

Региональные выборы 11 марта продемонстрировали, какими будут декабрьские выборы: пристрастными, не плюралистическими, контролируемыми властью. В предвыборной гонке будут участвовать лишь четыре партии, получившие одобрение Кремля.

В отношении СМИ плохие новости появляются каждый день. Отныне режим решительно настроен выдвигать необоснованные обвинения против честных журналистов и преподавателей журналистики. Директор российского отделения организации 'Internews', недавно переименованной в 'Educated Media Foundation', Манана Асламазян может попасть на много лет за решетку за то, что она въехала в Россию, имея при себе сумму, на несколько сотен евро превышающую разрешенную для ввоза без декларирования. Она признает свою ошибку, но российские власти уже обвиняют ее в 'отмывании денег'. Ее учебный центр журналистики, получавший финансирование от 'Tacis' и 'Фонда Форда', играл важную роль в формировании региональной журналистики. Теперь он просто перестал существовать.

Новый закон о НПО позволяет оказывать давление и закрывать организации, которые наиболее активно способствуют формированию гражданского общества, как например фонд 'Открытая Россия', который проводил важную просветительскую работу в региональных элитах. Фонд был создан Михаилом Ходорковским и в финансовом плане зависел от ЮКОСа. Так что смертный приговор этой организации ни для кого неожиданностью не стал.

Российские официальные лица уже не прикладывают ни малейших усилий, чтобы сгладить впечатление, которое эти самоуправные действия производят на общественное мнение и правительства западных стран. Напротив, сам президент требует защищать российскую самобытность, изобличает новые угрозы для России, как внешние, так и внутренние, и отказывается идти на уступки западным ценностям и обычаям. В своей февральской мюнхенской речи, как и в ежегодном обращении к парламенту 26 апреля с.г., Владимир Путин не стремится никого успокоить, он хочет навязать отношения с позиции силы и вести с нами диалог на сформулированных им же условиях, и желательно на своей, а не на нашей территории. Поэтому представители России, приглашенные на экономический форум в Лондоне в апреле, по приказу Кремля в последнюю минуту были вынуждены отменить свои поездки на это мероприятие.

По мере приближения выборов, российская власть становится все более закрытой и жесткой. Но Россия - это не только ее нынешнее руководство, поэтому перед нами стоит задача терпеливо налаживать многочисленные каналы партнерства с россиянами, не взирая на позицию вождей.

Мари Мандрас - научный работник в Национальном центре научных исследований Франции и Центре международных исследований, политолог.

___________________________________

Прекрасная работа, Влад ("The Wall Street Journal", США)

Путин: Его татами - весь мир ("Time", США)

Чудовище или герой нашего времени? ("Al Ahram", Арабская пресса)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.