Жалеть чешскую сборную по хоккею я начала с 57-й минуты встречи 'Россия - Швеция'. Казалось особо несправедливым то, что 9 мая с российской сборной будут играть именно чехи.

Во все остальные дни хоккей - это спорт или бизнес. Победа 9 мая стала делом принципа для российской сборной. 9 мая - особый день, но в этом году он отличался от всех особенных дней. Это было видно как по настроению публики, так и по оформлению зала.

В прошлом году жажда победы не была бы такой острой. Но в этом году, после переноса памятника Бронзового солдата в Таллине, после всех оскорблений, которые руководство Эстонии обрушило на солдат Красной армии, после заявлений Польши о том, что они снесут памятники эпохи развитого социализма, 9 мая стал днем, когда российская сборная просто обязана была победить. И было невероятно обидно, что соперником россиян оказалась именно чешская сборная.

Это казалось несправедливым, потому что чехи не участвуют в 'популярной забаве' 'кто быстрее уберет памятник красноармейцу'. Чешский премьер Мирек Тополанек не заявляет, как его эстонский коллега, что погибшие при освобождении Чехословакии красноармейцы были 'пьяницами и мародерами', а 'Лидове новины' не называют редакционную статью 'Неизвестный русский хулиган', как это сделала газета Postimees.

Просто 9 мая на хоккейной площадке в Москве Чехия была страной, которая воплотила в себе всю Восточную Европу. Ту, которую освобождали рядовые и офицеры Красной Армии, ту Восточную Европу, которая сегодня считает исторически справедливым строить памятники эсэсовцам и сносить памятники красноармейцам. Поэтому российская сборная не могла проиграть чехам. А чехам пришлось отыгрываться не только за себя, но и за всех восточно-европейцев.

Если бы все проблемы отношений между Россией и странами ЕС оставались в рамках хоккейных баталий, это можно было бы только приветствовать. Но страсти выплеснулись далеко за пределы хоккейной площадки, однако суть их осталась прежней: одно из государств ЕС имеет свои проблемы и конфликты с Россией, а отыгрываться за них приходится другим странам.

Саммит 'Россия - ЕС' - это, по сути, все то же отыгрывание проблем с самоидентификацией некоторых государств за счет всего Евросоюза. Проблема экспорта мяса, которая во всех остальных случаях оставалась бы лишь локальным двусторонним конфликтом, усилиями Польши переросла в конфликт 'Россия - ЕС'. Польская министр иностранных дел заявила, что в него вовлечены 'две стороны - Россия и ЕС. Третьей стороны - Польши - нет'.

В польско-российской 'великой мясной битве' нет правых и виноватых. В конце концов, поляки, нарушая нормы ветеринарного контроля, на самом деле поставляли на российский рынок под видом говядины мясо южно-американского буйвола. А Россия на самом деле долго закрывала на это глаза, а потом неожиданно, в политически выгодный для себя момент, прозрела.

Но зато в этой войне есть пострадавшие. И в первую очередь - другие страны ЕС. Логично было бы со стороны Брюсселя настойчиво требовать от Москвы снятия 'мясного эмбарго', если бы не одно 'но...'. На недавней пресс-конференции президент Польши Лех Качиньский, отвечая на вопрос российского журналиста Валерия Мастерова, признал, что если проблема польского мяса будет решена, то все равно останется проблема энергетической независимости Польши и требование к России подписать Энергетическую хартию. А в этот понедельник министр иностранных дел Польши Анна Фотыга потребовала от ЕС подписания политической декларации, которая бы гарантировала энергетическую безопасность.

То есть, проблема - не в мясе либо энергетике. Проблема, похоже, в самой Польше, в поиске Варшавой своего места в ЕС, в стремлении Польши доказать свою значимость, выводя двусторонние конфликты в масштаб общеевропейских проблем.

Фактически, члены ЕС должны решать уже вовсе не вопрос 'мясной войны', а проблему своего собственного единства и границ этого единства. Принцип 'все - за одного' хорош тогда, когда этот 'один' ни на минуту не забывает о том, что и он - 'за всех'. А что делать 'всем', когда 'один' свои собственные проблемы настойчиво хочет сделать общими проблемами, а его интересы входят в прямое противоречие с общими интересами? А уж тем более - в ситуации, когда этот 'один' сознательно и намеренно создает проблемы 'всем'? Когда 'все' становятся заложниками проблем 'одного'?

Евросоюз должен найти ответы на эти вопросы как можно быстрее, в конце концов, хоккейная площадка - не единственная территория, где сталкиваются интересы России и других государств.

________________________________________

Источник: Rusko v globalni politice

________________________________________

Минное поле ЕС-Россия ("Польское радио для заграницы", Польша)

Кому не выгоден тесный альянс России и ЕС? ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.