Задача Службы уголовного преследования заключается в предъявлении обвинений любому лицу в случае, если имеются убедительные доказательства его преступной деятельности и достаточно большие шансы для вынесения приговора в британском суде. Сэр Кен Макдональд (Ken Macdonald) действовал совершенно правильно, когда заявил о наличии достаточного количества доказательств для предъявления Андрею Луговому обвинения в убийстве Александра Литвиненко - бывшего агента российской разведки, отравленного радиоактивным изотопом полоний-210. Основанием для обвинений стало исчерпывающее полицейское расследование с поездкой в Москву, а также результаты детальной судебной экспертизы. Гражданин Великобритании Литвиненко погиб в Лондоне от руки убийцы, который оставил после себя след радиоактивного заражения и вызвал панику у населения. Сэр Кен Макдональд утверждает, что в интересах общества отдать убийцу в руки правосудия.

Однако сделать это будет нелегко. Служба уголовного преследования дала поручение юристам добиться его экстрадиции, однако Россия недвусмысленно заявила, что не пойдет на это. Между двумя странами нет двустороннего договора о выдаче, а международное право позволяет странам укрывать своих граждан в пределах собственных границ. Но в этом деле закон играет лишь незначительную роль. Отравление Литвиненко стало возмутительной попыткой преемницы КГБ ФСБ ликвидировать критиков Кремля за рубежом. Давал или нет распоряжение на такие действия непосредственно президент Путин (а похоже на то, что в данном случае государственное ведомство постаралось угодить своему хозяину), российское государство имеет к этому прямое отношение. Отравление произошло спустя всего несколько недель после того, как были сняты запреты на убийства агентами ФСБ за границей. Оно должно было стать предупреждающим сигналом для прочих противников Путина, к которым относятся Борис Березовский и чеченский актер Ахмед Закаев. Им в Великобритании было предоставлено убежище, которым, кстати, Березовский попытался злоупотребить.

Русские надеялись, что никто не обнаружит полоний-210, который подсыпали в чай Литвиненко направленные в Лондон агенты. На самом деле, лишь удача и настойчивость ученых помогла раскрыть таинственную болезнь. Для Литвиненко было уже поздно. Но результаты экспертиз помогли полиции выйти на радиоактивный след и проследить передвижения убийцы, время и даты его встреч в Лондоне, а также представить научные доказательства, необходимые для предъявления обвинения.

Это дело нанесло большой ущерб России. Оно подтвердило, что эта страна все больше превращается в бандитское государство, где последовательно уничтожаются с огромным трудом завоеванные после падения коммунизма свободы, где заставляют молчать прессу, где нормы права приносятся в жертву государственной целесообразности, где запугивают критиков, лишают состояний и свободы амбициозных бизнесменов, и где самовластный президент получает полную свободу действий при проведении политических вендетт против соседей. Путина неоднократно спрашивали на Западе о деле Литвиненко. Теперь у него есть шанс доказать свои слова о том, что это не был акт государственного терроризма. Для этого ему нужно пойти на взаимодействие с Великобританией в привлечении к суду основного подозреваемого.

Все знают, что он вряд ли согласится на это. Гневная реакция России вполне соответствует все более вызывающим националистическим настроениям, царящим в стране. Такая обстановка уже сказалась на отношениях с Западом в целом и с Великобританией в частности. Наносится ущерб двусторонним торговым отношениям, происходит потеря контрактов, прекращается реализация совместных проектов, грубому обращению подвергаются британские дипломаты и руководители ведомств культуры. Это похолодание, особенно в сотрудничестве в сфере безопасности, может продлиться довольно долго. Было бы глупо со стороны России возвращаться к советской практике общего бойкота, хотя от этого вполне могут пострадать крупные инвесторы, такие как British Petroleum. Однако Путину нужно с честью завершить свой президентский срок. Мяч на его половине поля.

__________________________________

С убийством Литвиненко смириться нельзя ("The Independent", Великобритания)

Дело Литвиненко должно было быть доведено до конца ("The Financial Times", Великобритания)