May 23, 2007; Page A16

Требование британских властей о выдаче Андрея Лугового для предъявления ему обвинения в убийстве Александра Литвиненко стало первым шагом к торжеству правосудия. Однако в этом деле на карту поставлено нечто большее, чем судьба одного человека. Наглое убийство Литвиненко - это проверка готовности международного сообщества отстаивать свои основополагающие принципы.

До сих пор Москва реагировала на утверждения, что за убийством Литвиненко стоит Федеральная служба безопасности (ФСБ), с благородным негодованием. Точно так же вели себя советские власти в 1977 г., после убийства в Лондоне болгарского диссидента Георгия Маркова. Вспоминается и то, как представители официальных кругов в 2004 г. отрицали причастность России к убийству бывшего чеченского президента Зелимхана Яндарбиева в Катаре - не зная, что российские агенты, закладывавшие бомбу в его машину, попали в объектив видеокамеры.

Сегодня одних отрицаний и обструкции уже недостаточно. Российская конституция запрещает экстрадицию граждан страны, однако в 2001 г. Москва подписала Конвенцию Совета Европы об экстрадиции, а в ноябре 2006 г. - меморандум о взаимопонимании с британской Королевской прокуратурой (Crown Prosecution Service), где оговариваются вопросы правового сотрудничества, включая экстрадицию. Если Россия откажется выдать г-на Лугового, следует заставить ее провести над ним судебный процесс на родине, причем этот процесс должен соответствовать международным стандартам.

Отношения между Россией и Западом все больше внушают тревогу. Россия должна бы быть его надежным союзником; ее должно волновать создание противовеса могуществу Китая, защита от исламского терроризма и угроза появления ядерных держав у ее границ. Вместо этого Россия сегодня сама представляет опасность - она стремится усилить свое влияние в мире за счет гегемонии над соседними странами, действуя методами, полностью противоречащими западным ценностям.

Корень проблемы - в коррупции. Российские государственные чиновники руководят крупнейшими компаниями и контролируют их финансовые потоки: по некоторым оценкам, эти активы составляют 80% от совокупной капитализации фирм, зарегистрированных на российской бирже. Лица и организации, борющиеся против монополии этой олигархии на власть, планомерно ликвидируются.

Чтобы отвлечь внимание от этой ситуации, российские лидеры настаивают на своем 'праве' установить гегемонию над странами бывшего СССР, и в какой-то степени, Варшавского договора, а также преследовать свои 'великодержавные' интересы, не обращая внимания на потребности Запада в сфере безопасности. Россия устроила настоящую истерику из-за переноса военного мемориала в Таллине, хотя в самой этой стране и сегодня, через 60 лет после победы, лежат непогребенными останки советских солдат, погибших во второй мировой войне. Россия поддерживает сепаратистов в Абхазии и Южной Осетии, но отрицает право на самоопределение для Чечни, беспокоится из-за американской системы ПРО в Польше и Чешской Республике, но ядерные программы Северной Кореи и Ирана такой тревоги у нее не вызывают.

Коррумпированная бюрократия властвует в России с тех пор, как в 1993 г. Борис Ельцин незаконно разогнал парламент в борьбе за приватизационные 'трофеи'. Ельцин, однако, проводил прозападную политику и нуждался в его помощи. При Владимире Путине ситуация изменилась: цены на нефть выросли с 9 долларов за баррель в 1998 г. до 78 долларов.

Сегодня Запад сталкивается с иррациональной позицией Москвы в связи с американскими планами размещения в Восточной Европе чисто оборонительной противоракетной системы, в отношении Ирана, Северной Кореи, Грузии, Украины и террористических группировок вроде "Хезболлы" и ХАМАС. В каждом из этих случаев речь идет не о национальных интересах России, а о защите монополии правящей олигархии на власть и богатства. В этих условиях убийство британского гражданина Александра Литвиненко на британской территории, скорее всего, является еще одним примером уверенности Москвы в собственной безнаказанности.

После смерти Литвиненко официальные представители России изо всех сил старались его очернить, и высмеивали интерес Запада к его судьбе. Вице-премьер Сергей Иванов, один из главных кандидатов в преемники Путина, говорил о его 'низком интеллекте' и склонности к провокациям: 'Для нас Литвиненко был никем'. В документальном фильме 'Литвиненко: чисто английское убийство', транслировавшемся на телеканале НТВ, покойного обвинили в том, что, уходя от первой жены, он украл деньги из ее кошелька. В интервью российской газете 'Известия' Луговой, когда речь зашла о просьбах британского следствия относительно его приезда в Лондон для опроса, заявил: 'И что, я должен все бросить и мчаться в Англию?'

Россияне - и государственные чиновники, и простые граждане - были уверены, что 'дело Литвиненко' спустят на тормозах, как это много раз случалось в самой России с убийствами представителей политической оппозиции. И в первую очередь по этой причине Запад должен проявить твердость. Торжество правосудия в этом деле - важнейший способ обуздать стремление России вернуться в иллюзорный мир. Эта дурная привычка, доставшаяся ей в наследство от безумной советской системы, не сулит ничего хорошего в мире, которому больше всего требуются достойные ценности.

Дэвид Сэттер - сотрудник Гуверовского института (Hoover Institution), Хадсоновского института (Hudson Institute), и Университета имени Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University). Его последняя книга, опубликованная в 2003 г., называется 'Сумрак на рассвете: Становление криминального государства в России' (Darkness at Dawn: The Rise of the Russian Criminal State)

________________________________

Великобритания приняла верное решение по делу Литвиненко ("The Financial Times", Великобритания)

С убийством нельзя смириться - чего бы это ни стоило нашим дипломатам ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.