Британия должна понимать, что шансы на выдачу Россией Андрея Лугового, обвиняемого в убийстве Александра Литвиненко, близки к нулю.

Поэтому если Лондон будет упорствовать в своем требовании об экстрадиции, это на некоторое время приведет к существенному охлаждению отношений между двумя странами. Видимо, именно такой решительный сигнал хочет послать Тони Блэр, покидая Даунинг-стрит. Если это так, то момент он выбрал удачный. Та драка, в которую вступила Россия со своими соседями и странами ЕС, обеспечит ему мощную поддержку. И тем не менее, правительству следует глубоко задуматься над тем, что оно хочет извлечь из этого спора, если Россия не выдаст Лугового Великобритании (а все говорит именно об этом).

Что касается России, ее реакция покажет, собирается ли она вести более масштабную борьбу или, изолировав этот вопрос от остальных, постарается сохранить взаимопонимание на других фронтах. Первая реакция со стороны Москвы была недвусмысленной: Россия не может экстрадировать Лугового в Великобританию, поскольку конституция страны запрещает выдавать россиян другим государствам. Об этом заявила Генеральная прокуратура страны. Российский уголовный кодекс также исключает экстрадицию граждан за преступления, совершенные ими за границей - это вторая правовая линия обороны.

Тем не менее, российская прокуратура не исключила возможности проведения судебного процесса у себя дома. Это стало предложением своего рода компромисса (при наличии у России такого желания), хотя Британия вряд ли будет испытывать к нему большое доверие. Кремль назвал нелепыми выдвинутые Литвиненко накануне смерти обвинения в адрес президента Путина, который якобы отдал приказ на его уничтожение в отместку за его постоянную критику.

Британская дилемма не имеет отношения к Королевской прокуратуре. Главный прокурор Великобритании Кен Макдоналд (Ken Macdonald) совершенно справедливо назвал это убийство 'тягчайшим преступлением', заявив о том, что переданные ему полицией доказательства достаточно основательны для предъявления обвинения.

Но он в своем заявлении слишком мягко охарактеризовал данное преступление. Это было ужасное отравление, вызвавшее страшную и мучительную смерть. В результате оказался зараженным центр Лондона, а испытавшая шок страна в своем воображении вновь увидела темные заговоры времен 'холодной войны'. Единственный хороший момент в отношении полония-210 заключается в том, что он оставил после себя отчетливый след по всей Европе, оказав услугу судебной экспертизе, но отнюдь не тому, кто придумал данную схему.

Даунинг-стрит, как и полагается, держится позади независимого юридического процесса, как бы скептически ни воспринималось это кое-кем в России. Правительство никак не комментирует свои возможные действия в случае отказа России передать подозреваемого. Но хотя его поведение совершенно очевидно, игнорировать его не следует.

Власти не хотят разрывать политические и экономические связи с Россией, настоятельно нуждаясь в ее помощи, прежде всего, в вопросах Ирана, Косово и климатических изменений. Но они также не хотят отступать, показывая, что считают приемлемым убийство на территории собственной страны.

В этом деле нет ничего такого, что могло бы способствовать потеплению в отношениях между Великобританией и Россией. Вопрос заключается в том, насколько они станут прохладнее, и насколько существенно данная ссора может повлиять на связи в других областях, где имеется общность взглядов и интересов.

_______________________________

Дело Литвиненко должно быть доведено до конца ("The Financial Times", Великобритания)

Радиоактивный осадок ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.