По окончании саммита Россия-ЕС в Самаре из польской столицы раздался громкий победный марш. В Варшаве радуются тому, что "старая" Европа наконец-то встала на сторону "новой", поддержала и защитила в принципиальном споре.

Но победа эта выглядит сомнительной. Во-первых, польское мясо в Россию так и не пустили. Во-вторых, среди старожилов ЕС раздражение от новичков только выросло. Это в полной мере относится и к Балтийским странам. Знаю, что многим западным дипломатам их постоянное нытье начало надоедать, это недовольство время от времени уже прорывается и в масс-медиа.

Младшего брата пожалеют, конечно, - вернут отобранную игрушку. Но злоупотребления здесь долго не пройдут. Запад хочет строить с Россией прагматичные отношения, не вмешивая в них тяжелое наследие прошлого. И нельзя его в этом упрекать. Никто ведь не пеняет Варшаве за то, что "мясное" вето только подчеркивает ее желание продавать свою продукцию на российском рынке, равно как не ругают Литву за то, что она хочет получать российскую нефть, несмотря на все исторические обиды и отход Москвы от демократических стандартов. Это ведь тоже вполне прагматичный подход, не так ли?

Замечу также, что кроме России у ЕС есть и другие соседи, куда более проблематичные. Это скоро поймут в Таллине, Риге, Вильнюсе и Варшаве. Вступающая 1 июля на президентство в ЕС Португалия уже критикует "постсоветское" мышление, автоматически задающее восточное направление всем европейским помыслам. Лиссабон хочет повернуть внимание Европы к гораздо более непрогнозируемым и географически не менее близким южным соседям ЕС. От них исходят угрозы пострашнее, чем замерзшие радиаторы. Речь идет о терроризме и неконтролируемой миграции, способной уничтожить все социальные завоевания европейцев. Скорее всего, в этом же ключе будет действовать и Франция, которая станет во главе Евросоюза во второй половине 2008 года. Про- или антироссийский тон, задаваемый в последнее время (по объективным, конечно, причинам) Финляндией и Германией, скоро сменится. Восточной Европе придется возвращаться к реальной жизни.

Впрочем, в Варшаве правы в одном - в том, что "Россия получила урок европейской солидарности". Ранее в Москве с выгодой для себя пользовались отсутствием у Брюсселя внешней политики (в ЕС нет даже структуры, которая бы могла ею заняться). Конечно, разбираться с каждой страной по отдельности можно будет и впредь. Но не всегда и не всюду. Евросоюз все-таки существует.