Вчера президент России Владимир Путин начал двухдневный официальный визит в Австрию. Несмотря на то что отношения между Россией и Австрией весьма теплые, эта поездка российского лидера станет одной из самых скандальных. Визиту предшествовали нашумевшая карикатурная история и отказ Владимира Путина дать интервью австрийскому каналу ORF из-за "тенденциозного" освещения событий, а самое главное - буквально за день до прилета в Вену ряд высокопоставленных чиновников Кремля были обвинены в отмывании денег через австрийские банки.

Руководители демонстрируют любовь

Как отмечают европейские масс-медиа, визит Владимира Путина в Вену проходит на фоне осложнения отношений России с Евросоюзом, которое отчетливо проявилось в ходе недавнего саммита РФ-ЕС в Самаре. Однако, по мнению аналитиков, эта напряженная атмосфера вряд ли окажет существенное влияние на позицию нейтральной Австрии, которая традиционно поддерживает с Москвой добрососедские отношения.

Так, накануне прибытия хозяина Кремля в Вену канцлер Австрии Альфред Гузенбауэр заявил, что у русских и австрийцев совпадает "душевное восприятие друг друга". По его словам, "отношения между нашими странами прекрасные". Президент Хайнц Фишер также позитивно оценивает отношения между Москвой и Веной: "Россия и Австрия поддерживают отношения такого качества, что другим государствам во всем мире можно было бы только пожелать таких же хороших и стабильных двусторонних отношений".

Не так проанонсировали

Однако если на дипломатическом и экономическом уровне российско-австрийским отношениям на самом деле можно позавидовать, то рядовые австрияки, а также местные журналисты россиян явно недолюбливают. Например, накануне визита Путина в Вене был задержан датский карикатурист Ян Эгесборг, пытавшийся развесить в центре города плакат, на котором президент России был помещен посреди мишени. Как сообщает Радио "Свобода", текст на плакате содержал вопрос, причастен ли Путин к убийствам журналистов.

Подпортили "дружеский визит" Владимира Путина и действия австрийского телеканала ORF. За месяц до визита российского лидера телеканал договорился об интервью с Владимиром Путиным. Однако в анонсном ролике, пущенном в эфир за пару дней до приезда Путина в Вену, были использованы кадры войны в Чечне. Кремлевская администрация крайне обиделась на австрийских тележурналистов, обвинив их в тенденциозности, и отказала в интервью. Позднее, правда, пресс-служба Кремля утверждала, что отказ от беседы с президентом России был вызван изменением рабочего графика Владимира Путина, и пообещала, что интервью с ORF состоится позднее.

Криминальный "сюрприз"

Однако самым неприятным сюрпризом Владимиру Путину, безусловно, станет то обстоятельство, что накануне его прилета в Вену в мировой прессе появилась информация, что австрийская полиция готова возбудить уголовное дело, в котором будут фигурировать ключевые фигуры кремлевской администрации - Игорь Сечин, Юрий Ковальчук, Виктор Иванов.

Как утверждает журнал New Times, схема по выводу за границу миллиардных сумм из России работала следующим образом. Главными узловыми элементами были два банка - российский Московский коммерческий банк ДИСКОНТ и австрийский Raiffeisen Zentralbank Oesterreich AG. Из более чем 50 банков России деньги, как правило, переводились сначала на счета 17 российских фирм, зарегистрированных на подставных лиц.

Следует сказать, что Raiffeisen был выбран не случайно. Связано это в первую очередь с тем, что именно через этот банк идет основной поток денег на строительство Северо-Европейского газопровода (СЕГ) по дну Балтийского моря. "Под прикрытием этих денег параллельно выводятся деньги целого ряда высоких российских чиновников и контролируемых Департаментом экономической безопасности ФСБ коммерческих структур", - сообщил журналистам источник в австрийском МВД.

"Чтобы оценить масштабы увода средств из России, следует сказать, что только за период двух летних месяцев - с 30 июня по 29 августа 2006 года - через банк ДИСКОНТ были переведены в три иностранные компании деньги на общую сумму свыше полутора миллиардов долларов. Между тем данная схема проработала вовсе не два месяца, а около полутора лет", - пишет New Times.