Ссора, и без того глубокая и ожесточенная, только что вспыхнула с новой силой. Британские прокуроры объявили о намерении предъявить бывшему офицеру КГБ Андрею Луговому обвинение в убийстве его бывшего коллеги Александра Литвиненко в Лондоне в ноябре прошлого года с использованием радиоактивного вещества. Британия теперь будет добиваться его экстрадиции. Москва отвечает - исключено: о выдаче Лугового не может быть и речи. Назревает реальный дипломатический кризис. Отношения между Москвой и Лондоном, уже несколько месяцев весьма прохладные, теперь оказались на краю неизведанной ледяной пустыни.

Столбик дипломатического термометра неуклонно опускается. В апреле российский посол в Лондоне Юрий Федотов заметил, что британо-российские отношения, и без того далекие от идеальных, могут еще больше ухудшиться. Российские власти были возмущены провокационным интервью, которое дал живущий в Лондоне эмигрант-олигарх Борис Березовский - он, судя по всему, призывал к революции для свержения российского президента Владимира Путина. Москва с 2001 г. требует экстрадиции Березовского на родину, где он должен предстать перед судом. В ответ британское правительство ссылается на предоставленный миллиардеру статус политического беженца и принципы свободы слова.

Однако 'экстрадиционные' ссоры по принципу 'как аукнется, так и откликнется' вокруг г-на Березовского и 'дела Литвиненко' - лишь текущие раздражители, осложняющие нынешнюю обстановку. Англо-российские отношения, как показывает история, давно уже развиваются по циклу 'заморозки-оттепель'.

При всей активности экономических связей - в 2005 г. британский экспорт в Россию составил 5,8 миллиардов долларов, а 250000 россиян, живущих в Лондоне, радуют столичных торговцев своей склонностью сорить деньгами - обе стороны в открытую высказывают друг другу претензии. Потрясения ельцинской эпохи канули в лету вместе с 1990-ми, и сегодня Путин с недюжинным рвением восстанавливает позиции России на международной арене. И некоторые аспекты британской внешней политики также стали объектом российского реванша.

Позиция уходящего премьер-министра Тони Блэра по Косово, Ираку, Афганистану, и иранской ядреной программе подвергается резкой критике со стороны Москвы. В ООН Россия сегодня весьма скептически относится к большинству политических заявлений Лондона по Ближнему Востоку.

Москва кипит от негодования в связи с тем, что британцы предоставили политическое убежище Ахмеду Закаеву - одному из лидеров чеченских мятежников. Негласная поддержка Лондоном 'цветных революций' на Украине и в Грузии, его одобрительное отношение к расширению НАТО в Восточной Европе и прошлогодний инцидент, свидетельствовавший о немалой активности британской разведки в России - все это еще больше ее разозлило. А в последнее время недовольство в Кремле вызывает также высказанная Лондоном поддержка американских планов размещения в Европе системы ПРО и критика в британской прессе 'имперской' энергетической политики Москвы.

В отношениях России с ЕС также усиливаются трения. На прошлой неделе, во время саммита ЕС-Россия в Самаре - по единодушному мнению дипломатов, ни одна из предыдущих подобных встреч не проходила в столь холодной атмосфере - стороны в открытую схлестнулись по целому ряду вопросов: о правах человека, энергетике и торговле, американской системе ПРО в Европе, событиях в Эстонии и Косово. 18 мая, по окончании саммита, участники даже не приняли совместного коммюнике - верный признак того, что дипломатический и коммерческий мороз уже щиплет уши.

Последствия всех этих проблем продолжают сказываться. Россия сегодня ужесточает коммерческие соглашения с крупнейшими британскими энергетическими компаниями, действующими на ее территории - например BP и Shell. В двусторонних деловых связях наблюдается некоторая напряженность. Недавний опрос, проведенный YouGov совместно с российским социологическим центром Russian Axis, показал, что большинство британских топ-менеджеров относится к российским партнерам с глубоким подозрением, а деловой климат в Польше, Индии и Китае они расценивают как более благоприятный. Российские бизнесмены, по результатам того же опроса, считают британских коллег 'надменными'. Темная история со смертью Александра Литвиненко от отравления полонием-210, и утверждения о том, что его убийство было санкционировано российскими властями, еще больше 'осложнили' взаимодействие между двумя странами.

Нынешняя ситуация вполне характерна для истории англо-российских отношений за последнее столетие, в которых постоянно чередовались заморозки и оттепели. Россия не в первый раз добавляет льдинок в британское виски. Да и несколько маниакальное внимание Лондона к России - как в качестве потенциального противника, так и в качестве возможного союзника - с приходом нового века ничуть не ослабло. Возьмем хотя бы 1907 г. Ровно сто лет назад русский медведь и британский лев обменялись теплым рукопожатием. Страх перед растущей военной мощью Германии толкнул две империи в объятия друг друга; общая нервозность объединила и их интересы. Царская Россия, придя в себя после революции 1905 г., к 1907 г. пришла к выводу, что именно Германия - ее самый опасный потенциальный противник. В рамках англо-российского договора, заключенного в августе 1907 г., обе стороны отказались от имперского соперничества в Персии, Тибете и Афганистане - регионах, служивших в 19 веке шахматной доской в стратегической 'большой игре' двух империй. Договор имел огромное значение. Он стал элементом сложной сети европейских альянсов, сплетенной накануне Первой мировой войны. Он обеспечил возникновение в 1907 г. англо-франко-российской Антанты, противостоящей Тройственному союзу - трещащей по швам Австро-Венгрии, непредсказуемой Италии и уверенной в себе Германии.

После 1917 г. англо-российские отношения пережили стремительное пике. Поддержка Лондоном белогвардейцев, сражавшихся против большевиков в гражданской войне, привела к двадцати годам антикоммунистического 'похолодания', прерванного лишь черчиллевским 'союзом по расчету' с Иосифом Сталиным против нацистской Германии в 1941-45 гг. Далее возобновление идеологического противостояния в рамках 'холодной войны' сменилось недолгой 'оттепелью' и сближением в 1991-2003 гг.

Нынешнюю ситуацию, конечно, не сравнишь ни с августом 1907 г., ни с пьянящим 1991 г., ни с победным 1945. В прошлом, как и сегодня, обе стороны искали для себя максимальных преимуществ, провоцируя похолодания и потепления. Похоже, их 'большая игра' - будь то в политике или экономике - будет длиться вечно. И сейчас Москву и Лондон ждет ухабистый путь через ледяные торосы.

Роунан Томас - журналист, работающий в Лондоне

_____________________________________

Чрезмерное давление на Россию чревато ("The Times", Великобритания)

Один - за всех против России ("Lidove noviny", Чехия)