Wednesday, May. 23, 2007

'Что касается Косово, то договорились стремиться искать развязки, которые устраивали бы всех', - заметил российский министр иностранных дел Сергей Лавров после недавних переговоров между президентом Владимиром Путиным и госсекретарем США Кондолизой Райс (Condoleezza Rice). 'Но, к сожалению, - добавил он, - таких пока не просматривается'.

Сербская провинция Косово - подавляющее большинство ее двухмиллионного населения составляют этнические албанцы, выступающие за независимость - находится под управлением ООН с тех пор, как в 1999 г. 78-дневные бомбардировки НАТО вынудили сербские войска покинуть край. Сегодня спецпредставитель ООН Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari) предлагает предоставить краю фактическую независимость под надзором ЕС, имея в виду в дальнейшем включить и Косово, и Сербию, в состав Евросоюза. План Ахтисаари поддерживают США и страны НАТО, но Россия решительно отвергает схему, способную, по ее словам, послужить опасным прецедентом для любых сепаратистских движений. Будучи традиционным союзником Сербии, Россия не может отклонить просьбы Белграда о помощи, особенно в тот момент, когда Путин создает себе имидж стойкого защитника России и ее друзей от натовских козней. В год парламентских и президентских выборов в стране - какими бы 'декоративными' они ни были - Путин хочет, чтобы россияне могли гордиться готовностью Москвы бросить вызов США и 'призвать к порядку' ЕС, который все больше зависит от поставок российских энергоносителей.

И все же России никуда не деться от грубой реальности, которую подытожила госсекретарь Райс в интервью радиостанции 'Эхо Москвы' в ходе своего недавнего визита: 'Косово больше не станет частью Сербии. Это просто невозможно'. И рычагов давления, чтобы изменить эту реальность, у России нет - хотя она может 'заморозить' процесс, используя свое право вето в Совете Безопасности ООН, когда план Ахтисаари будет поставлен на голосование. В неофициальных беседах российские чиновники дают понять, что, из-за отсутствия иных вариантов, Москва скорее всего именно так и поступит.

К сепаратизму Россия относится по-разному, в зависимости от контекста: в Чечне она выжигает его каленым железом, но в то же время поддерживает попытки Абхазии и Южной Осетии отделиться от пронатовски настроенной Грузии, как и аналогичные усилия самопровозглашенной Приднестровской республики в Молдове. Разыгрывая эту карту, Москва держит в напряжении Тбилиси и Кишинев; при этом сепаратистские движения во всех трех республиках требуют официального признания со стороны Москвы, а затем и вступления в состав России. В результате у Москвы возникла серьезная проблема: если она согласится с планом Ахтисаари, придется настаивать на аналогичном подходе в отношении своих союзников-сепаратистов, чтобы не потерять лицо в их глазах, да и в глазах собственного населения, которым все больше овладевают националистические настроения. В то же время, если она похоронит план по Косово под флагом противостояния сепаратизму, ей придется искать иные доводы для поощрения своих самопровозглашенных 'республик-клиентов'.

Кроме того, решение по 'косовскому вопросу' способно серьезно отразиться на имидже 'главных действующих лиц' в исламском мире: помощь мусульманам-албанцам в обретении независимости может помочь Западу восстановить свою репутацию в исламских странах, и, напротив, препоны на пути отделения Косово могут вызвать среди мусульман серьезное недовольство Москвой. Есть и еще один фактор - саму Сербию не назовешь надежным союзником. В истории уже не раз случалось, что Сербия сначала просила помощи у 'славянского брата', но потом в конечном итоге солидаризировалась с Западом, в результате чего Россия оказывалась в дурацком положении и за все труды лишь наживала себе крупные неприятности. Даже сегодня, несмотря на рост национализма в Сербии, уязвленной позицией Запада по Косово, Белград вероятнее всего заключит сделку с Западом, предпочтя еэсовское покровительство российскому.

А основания, чтобы чувствовать себя уязвленной, у Сербии, несомненно есть. Несмотря на заявления стран НАТО о своей полной беспристрастности, они словно забывают, что после 1999 г. в роли гонимого меньшинства на территории края оказались сербы. Резолюция Совета Безопасности ООН ? 1244 по Косово предусматривала гарантии безопасного и свободного возвращения всех беженцев и перемещенных лиц в родные места. Однако с 1999 г. албанцы изгнали из края около 200000 сербов, и свободно вернуться домой они не могут.

Натовские миротворцы часто оказываются не в состоянии обуздать столкновения между албанцами и жителями нескольких сохранившихся в Косово сербских анклавов. Хотя Косово и никогда не станет частью Сербии, Вашингтон, возможно, слишком торопится, намереваясь интегрировать сербов и албанцев в ЕС еще до того, как те научились мирно сосуществовать друг с другом. Для начала, вероятно, необходимо обеспечить для этого необходимые предпосылки - помочь Сербии и Косово создать дееспособную экономику, что сделает неизбежным и сотрудничество между ними. А для этого потребуется время. В подобной ситуации такой жест отчаяния, как российское вето, может на поверку оказаться благом для региона.

_________________________________________

В Косово говорят о московском вето и снова боятся войны ("The Observer", Великобритания)

Темные тучи над Косово ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.