Леонардо Девдариани - имя этого человека знакомо многим в Грузии, однако большинство из них точно не знает, кем именно является этот человек, которого так часто упоминают в грузинских СМИ. Во время войны в Абхазии он был заместителем коменданта Сухумского гарнизона, затем - постоянным представителем Абхазской автономной республики в центральном правительстве Грузии, с 1994-го года - торгпредом Грузии в России, и, наконец, во время режима Аслана Абашидзе - министром по особым поручениям Аджарии, с постоянным местонахождением в Москве.

Поговаривали, что Леонардо Девдариани пользуется большим влиянием в высоких политических и правительственных кругах России, что бывший глава российского оборонного ведомства Грачев еще в бытность министром не садился обедать без Леонардо и т.д. Но факт остается фактом, Леонардо Девдариани знает немало таких деталей и нюансов, о которых не имеют представления не только широкая общественность, но даже хорошо разбирающиеся в политике круги.

После свержения в Аджарии режима Аслана Абашидзе прошло три года. Власти утверждают, что тогда они возвратили Аджарию, оппоненты парируют: Аджария вовсе не нуждалась в возвращении.

'Джорджиан таймс' связалась с Леонардо Девдариани в Москве и записала его телефонное интервью

- Батоно Леонардо, прошло три года после бегства Аслана Абашидзе из Аджарии. Все это время власть утверждает, что возвратила Аджарию. А вы что скажете, была ли необходимость возвращать и освобождать Аджарию?

- Была, действительно была. Я хорошо разбираюсь в аджарских событиях и с полной категоричностью заявляю, что Аджарию, в самом деле, надо было освобождать. Разумеется, не Аджария, а Аслан Абашидзе действительно был настроен сепаратистски и вел политику именно в этом направлении.

- Что означал этот его сепаратизм, - хотел он независимости или планировал стать стратегическим союзником какой-либо другой страны?

- Не могу сказать, как насчет стратегического союза, но знаю, что ставку он делал на Россию. Старался и с Турцией иметь хорошие отношения, но больше всего стремился оторвать Аджарию от Центра и создать на территории Грузии еще одно карликовое государство.

- Да, но если вы видели, что Абашидзе тянет Аджарию в сепаратистское болото, то, как грузин, наконец, как человек, выросший в Абхазии и на себе испытавший ее беды, должны были что-то предпринять... Какие-нибудь конкретные шаги вы сделали?

- В том, что противостояние Аслана Абашидзе с Шеварднадзе было игрой, я не сомневался. Но когда к власти пришел Саакашвили, я знал, что он не позволит Абашидзе вести прежнюю игру. Я очень опасался, что своим упрямством Абашидзе доведет дело до кровопролития. Об этом я и ранее имел с ним разговор.

Я спрашивал Аслана, что ты сделаешь, когда Михаил Саакашвили и Национальное движение приведут сюда, в Аджарию, всю Грузию? В ответ слышу: не пущу их на территорию Аджарии.

- Что, будешь стрелять?

- Да, разгоню митингующих и буду даже стрелять в них.

- Выстрелишь в кого, в грузин, пришедших с пандури и саламури (национальные музыкальные инструменты - прим. ред.), с вином и хлебом-солью?!

- Да, выстрелю...

Я знал, как настроен Абашидзе, и потому опасался, что дело может дойти до кровопролития. Поэтому искал выход. Вспомнил про Примакова, подумал, если он захочет, то сможет повлиять на Абашидзе, чтобы он принял те предложения, которые выдвинули власти Саакашвили. Позвонил Примакову и попросил о встрече. Это происходило третьего февраля, а десятого президент Саакашвили прибывал в Москву, чтобы встретиться с президентом Путиным. Это был его первый зарубежный визит в ранге главы государства.

Я подумал, что, если до приезда Саакашвили в Москву удастся устроить встречу Абашидзе с Примаковым, он обязательно убедит главу Аджарии согласиться на те требования, которые ставит Саакашвили. Затем состоится встреча Путина и Саакашвили, что сделает возможным решить проблему без излишних осложнений и гражданского противостояния.

- Вы думаете, что проблема Аджарии стояла с такой остротой?

- Скажу больше. Если б тогда Саакашвили не изгнал Абашидзе из Батуми, сегодня мы забыли бы о проблеме Абхазии и Цхинвальского региона из-за сложностей, создавшихся в Аджарии. Она оказалась бы закрытой для Грузии. А сделали бы это именно реакционные силы России. Переговоры на этот счет Абашидзе уже вел. Я встретился с Примаковым и все ему объяснил, он не хотел вмешиваться в это дело, но мне все же удалось добиться его согласия встретиться с Абашидзе до десятого февраля, т.е. до визита Саакашвили в Москву. Было решено провести эту встречу девятого февраля, в 17 часов 30 минут.

После беседы с Примаковым я незамедлительно направился в Батуми. Пришел к Аслану Абашидзе, но что вижу?! На ум сразу же пришла Абхазия. Эти его безмозглые помощники и окружение, все в форме, с автоматами обсуждают у разостланной на столе карты, где и что заминировать, где что взорвать и т.д. Да здравствует, генеральный штаб! - приветствовал их. Они поняли, что насмехаюсь над ними, но Абашидзе сделал вид, что ничего не заметил. Вывел меня в другую комнату и после некоторой малоприятной беседы дал согласие на поездку в Москву.

- В конце концов, приехал он или нет, а если приехал, интересно, о чем они говорили, и как вел себя Абашидзе?

- Стал, как шелковый. Согласился на все те предложения, которые ставили перед Асланом Саакашвили и его правительство. Единственное, о чем попросил, - гарантировать ему безопасность и чтобы до выборов его не отстраняли. На второй день Саакашвили нанес визит Примакову, а затем - Путину. Примаков обещал Абашидзе, что российская сторона выступит посредником между ним и Саакашвили, чтобы в случае мирного решения вопроса, Абашидзе не сместили с занимаемой должности раньше срока, и его дальнейшую судьбу решил бы сам народ путем выборов.

Примаков требовал, чтобы Аслан Абашидзе обязательно поехал в Тбилиси, как руководитель региона к центральной власти. Аслан колебался, требовал гарантий безопасности. Примаков сказал: я и Леонардо Девдариани вместе поедем в Батуми и оттуда возьмем вас в Тбилиси. Абашидзе согласился, но я вмешался и отметил, что это было бы неловко, так как Примаков однажды уже привозил в Тбилиси руководителя другого региона - Абхазии, который был врагом Грузии. Я имел в виду Ардзинбу. И на этот раз возникнет ассоциация, что он привозит в Тбилиси второго врага. Наконец сошлись на том, что Абашидзе приедет в Тбилиси, и мы тоже в это время прилетим туда.

- Да, но если Абашидзе согласился с этим, почему события не развивались по такой схеме и почему возникла необходимость революции и в Аджарии?

- Расскажу. На второй день, десятого февраля, в половине третьего звонит мне Примаков и спрашивает: где наш 'товарищ'? Отвечаю, что сегодня его не видел.

- А можете найти?

- Конечно, найду.

- Отыщите. Он нам срочно нужен.

Звоню Абашидзе. Он оказался в машине Лучанского, сказал, что едут куда-то осматривать то ли свиноферму, то ли лошадей. Представляете?! Говорю ему, какие еще свиньи, спешно отправляйся к Примакову! В тот же вечер Аслан позвонил мне и попросил встретиться. Был очень доволен беседой с Примаковым и хотел в деталях рассказать мне о ней. Но я сказал, что мне незачем знать все детали. Для меня главное, чтобы проблема была снята и Грузия избежала напряженности и возможного кровопролития.

Единственное, о чем я его попросил, чтобы о решении поехать в Тбилиси не ставил в известность свое окружение, так как они всячески этому помешают и постараются, чтобы он передумал

- Почему? - удивился Аслан.

- А потому, что пока ты противостоишь Центру, тебе необходимо это окружение, а когда подчинишься центральной власти, эти твои Бакурия и Меладзе разве на что-нибудь пригодятся Саакашвили?

Короче говоря, вопрос поездки Абашидзе в Тбилиси был одним из центральных. Если помните, Саакашвили с экрана телевидения пригласил Аслана Абашидзе к себе домой вместе с тогдашним руководителем Совета Европы Швиммером. Я тотчас же позвонил Аслану и спросил, что он намеревается делать. 'Поехать было бы хорошо, - сказал он, - но кому мне довериться - Саакашвили или Жвания?'

- Как, кому довериться? Вас пригласил в дом, в семью, президент Грузии, грузин, кавказский человек, причем пригласил по телевидению, перед лицом всей страны и всего мира, а вы говорите, на кого положиться?! В этом нет никакой логики.

Потом я поинтересовался, сообщил ли он своим людям о том, что собирается поехать в Тбилиси. 'Да, - ответил он. - Этот вопрос мы обсуждали'. Тогда я сказал ему, что его решение отказаться от поездки в Тбилиси фатально для него и приведет его к катастрофе, в этом он скоро убедится. Сказал и бросил телефонную трубку. Это было где-то в середине марта. После этого я прервал с ним всякие связи.

То, что произошло потом, вы прекрасно знаете. Грузия избежала кровопролития, но в этом нет и крупицы заслуги Аслана. Это заслуга Саакашвили и его власти, и народ должен это знать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.