Что общего между Михаилом Ходорковским, Михаилом Гуцериевым и Джоном Брауном (John Browne)? Все они думали, что им сильнее хочется извлечь прибыль из огромных нефтегазовых ресурсов России, чем Путину хочется добиться власти над ней. Теперь Ходорковский гниет в сибирской тюрьме, а когда выйдет оттуда - его опять арестуют и дадут новый срок, до 28 лет. Гуцериева, главу средней нефтяной компании 'Русснефть', недавно обвинили в 'уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах в составе организованной преступной группы' - иначе говоря, в том же, в чем и Ходорковского. При этом, как пишут в прессе, 'весьма серьезный интерес к активам ['Русснефти'] проявляет' не кто иной, как заместитель руководителя кремлевской администрации Игорь Сечин, бывший агент КГБ и глава государственной компании 'Роснефть', которой достались активы "ЮКОСа", нефтяной компании Ходорковского.

А что же лорд Браун? Он тоже думал заработать на российской нефти. он основал компанию 'ТНК-BP' - совместное предприятие с группой российских миллиардеров, которое сегодня дает ВР около 25 процентов общемирового объема нефтедобычи и разрабатывает огромное Ковыктинское месторождение газа в Восточной Сибири - хотя это, как говорится, еще не факт.

По словам Олега Митволя, заместителя руководителя российского Федерального агентства по управлению природными ресурсами (так в тексте - прим. перев.), 'ТНК-BP' нарушила лицензию на разработку Ковыктинского месторождения. В результате все сильнее становится давление на трех миллиардеров, вступивших в партнерство с ВР, с целью заставить их продать свою долю государственному 'Газпрому', совет директоров которого почтили своим вниманием сразу несколько бывших агентов КГБ.

- Достаточно всего одного телефонного звонка, - сказал корреспонденту The Financial Times один знакомый с ситуацией банкир. - Им скажут продать - и они продадут.

В случае с Royal Dutch Shell, судя по всему, тоже не нужно было особо стараться: стоило экологической инспекции пригрозить ей закрытием 22-миллиардного газового проекта 'Сахалин-2', как компания сама продала 'Газпрому' контрольный пакет акций и к тому же теперь будет платить в российскую казну по миллиарду долларов ежегодно. Теперь государство контролирует 50 процентов добычи нефти в стране и практически весь объем добычи газа.

И это еще не все. Россия успешно захватила контроль над трубопроводами, по которым топливо уходит на Запад. Недавно Путину удалось убедить президентов Туркменистана и Казахстана вместе с Россией строить газопроводы и поставлять из топливо на западные рынки через ее территорию. Казалось бы, еще вчера меня приглашали в Государственный департамент, где рассказывали о планах Америки продвигать идею строительства нового нефтепровода, который, продолжив работающие линии на Кавказе и в Турции, привел бы центральноазиатский газ в Европу минуя 'бутылочное горло' России, а сегодня этот план уже скорее мертв, чем жив. Кроме того, недавно Путин утвердил план постройки нефтепровода до балтийского порта Приморск - в обход ставшей 'слишком независимой' Беларуси.

И все это дает ему огромное влияние на Западную Европу.

- Если мощь измеряется способностью вселять страх в окружающих - а в России многие именно так и считают, - то Путин, безусловно, выигрывает, - пишет The Economist.

Все это не имело бы никакого значения, если бы речь шла об обычных коммерческих операциях, направленных на максимальное увеличение экономической ценности российских природных богатств. Но ведь мы имеем дело отнюдь не с этим. Во-первых, активы Shell, BP и других компаний были поглощены совершенно не по рыночным ценам. Путин, судя по всему, вдохновляется не 'Богатством народов' (The Wealth of Nations) Адама Смита (Adam Smith), а скорее 'Крестным отцом' (The Godfather) Марио Пьюзо (Mario Puzo) - то есть делает потенциальным продавцам 'предложения, от которых просто невозможно отказаться'.

Во-вторых, в принятии решений Путин руководствуется отнюдь не максимизацией прибыли, которая является основным фактором в рыночной экономике. Ему нужно влияние на внешнюю политику европейских стран и - в меньшей степени - Америки. Он уже не раз показывал, что готов отключить Европе газ; он сотрудничает с Организацией стран-экспортеров нефти с целью держать цены на нефть на высоком уровне и тем самым подрывать американскую экономику. В свое время ядерный зонтик не дал Красной Армии волной прокатиться по Европе, но против срыва поставок, которые могут отправить западные экономики в рецессию, ядерный зонтик не поможет.

Россия достигла этого положения благодаря двум факторам. Во-первых, капиталисты всего мира повели себя в точности так, как писал когда-то Ленин: '. . . откроют кредиты. . . и, снабжая нас недостающими у нас материалами и техникой, восстановят нашу военную промышленность, необходимую для наших будущих атак против наших поставщиков'. Запад предоставил России технологии и капитал, необходимые для эксплуатации нефтяных и газовых месторождений и продал важнейшие элементы западной энергетической инфраструктуры 'Газпрому', глава которого, между прочим - Дмитрий Медведев, первый заместитель премьер-министра Российской Федерации, - будто не замечая, что Россия никогда не позволит иностранцам так инвестировать в собственную инфраструктуру, а собственные нефтегазовый богатства она использует для наращивания военной мощи. Недаром один из российских чиновников гордо заявил несколько дней назад, что 'по боевой мощи наши вооруженные силы - вторые в мире после американских'.

Во-вторых, Россия так легко выходит победителем из всех переговоров со странами, зависящими от импорта энергоносителей, потому что Запад сам оказался неспособен сформировать общую стратегию в отношениях с ней. Основные элементы такой стратегии просты: для страховки от срывов поставок газа строить новые газохранилища; финансировать строительство трубопроводов в обход территории России; отказываться продавать нашу инфраструктуру 'Газпрому'; строить терминалы, способные принимать сжиженный природный газ из стран Африки и Ближнего Востока; объединиться и в пику продавцам поддерживать единство покупателей.

Тони Блэр на прошлой неделе уже сказал, что Россия 'готова использовать энергоресурсы в качестве политического инструмента'. Запад не готов использовать в этом качестве собственные финансовые и технические ресурсы. Эта неготовность, предупреждает нас всех уже уходящий в закат Блэр, 'может стать для будущего нашей страны столь же решающим фактором, как и оборона'.

Я бы добавил - и для Запада в целом.

Ирвин Стелцер - бизнес-консультант и директор исследовательских программ по экономической политике Хадсоновского института (Hudson Institute).

_____________________________

В медвежьих объятиях ("The Economist", Великобритания)

Не обвиняйте "Газпром" в европейском энергетическом кризисе ("Foreign Policy", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.