Действительно ли британский подданный - Александр Литвиненко - мог быть безнаказанно убит в Лондоне? Судя по тому, что Россия отказывается выдать Андрея Лугового, - ответ, возможно, будет положительным.

'Убийство - это убийство', - заявил на прошлой неделе пресс-секретарь премьер-министра. Его прямота подчеркивала решимость британского правительства разыскать обвиняемого в убийстве Александра Литвиненко, где бы он ни находился, и невзирая на возможные дипломатические осложнения.

В том, кого королевская служба по уголовным обвинениям (Crown Prosecution Service) считает виновным в гибели Литвиненко, нет сомнений. Она заявила, что у полиции достаточно доказательств для того, чтобы предъявить обвинение в убийстве Андрею Луговому, бывшему телохранителю из КГБ и бывшему коллеге Литвиненко, который был с ним в Лондоне в тот день, когда он почувствовал недомогание.

Официальный запрос на экстрадицию Лугового в министерство внутренних дел прокуратура направила в пятницу вечером. Ожидается, что российским властям соответствующий запрос будет направлен через несколько дней. Можно с уверенностью сказать, что он будет проигнорирован.

Проблема, разумеется, в том, что Литвиненко, российский шпион-диссидент, получивший британское гражданство, был не просто убит. Покушение на него было совершено в центре Лондона, он был отравлен полонием-210, радиоактивным веществом, которое привело к его мучительной смерти и заражению тех, кто с ним тесно общался.

Москва уже заявила, что на выдачу Лугового Британии рассчитывать не стоит. Это запрещает российская конституция. 'Согласно российским законам, гражданин Российской Федерации не может быть выдан иностранному государству', - заявила официальный представитель Генеральной прокуратуры России.

Вслед за этим Россия заявила, что подозреваемый предстанет перед российским судом в том случае, если Великобритания предоставит достаточные доказательства его вины, но такой вариант отверг в пятницу генеральный прокурор Великобритании лорд Голдсмит (Lord Goldsmith).

На встрече со своим российским коллегой в Мюнхене в рамках 'большой восьмерки' Голдсмит потребовал экстрадиции Лугового. 'Убийство было совершено на британской территории, доказательства находятся в Великобритании, британский гражданин был убит, а жизнь других людей - поставлена под угрозу, поэтому подозреваемый должен предстать перед британским правосудием'. 'Nyet, - сказал Чайка. - Это невозможно'.

Такой обмен любезностями обостряет отношения между двумя странами. Вероятно, дипломатическое давление с обеих сторон будет нарастать, поскольку убийство, совершенное в ноябре прошлого года продолжит отзываться эхом в мире бизнеса, шпионажа и политики, тесно переплетенных между собой.

С убийством Литвиненко в Лондон пришло шокирующее ощущение постсоветской политики в России Владимира Путина. Новое поколение специалистов по России, в основном, согласно с тем, что Российская Федерация не отвечает критериям функционирующей демократии. Уровень терпимости к критике в адрес государства практически нулевой, а правительство своими щупальцами проникает в партийную политику, бизнес (посредством нового поколения олигархов), СМИ и оборону. Никогда не следует забывать о том, что Путин - бывший полковник КГБ, овладевший искусством контроля над гражданским населением, а спецслужбы считают его 'своим'.

Убийство журналистки Анны Политковской, громкого критика правительства и войны в Чечне, часто приводится в качестве самого наглядного примера государственных репрессий в России. Тело Политковской с двумя пулевыми ранениями было обнаружено в подъезде ее дома 7 октября 2006 г., в день рождения Путина. Коллеги утверждают, что ей угрожали за ее взгляды, а в Британии Александр Литвиненко, который также считал себя мишенью из-за своей критики в адрес Кремля, начал расследование ее гибели.

Однако, оглядываясь назад, приходишь к выводу, что Литвиненко был, скорее, пешкой в жестокой игре политических и деловых кругов России. Но он кого-то слишком раздражал или делал слишком громкие заявления - и это предопределило его судьбу. Его убийство дало сигнал антиправительственным агитаторам в Москве и эмигрантам в таких городах, как Лондон, о том, что критики новой России нигде не найдут тихую гавань. Те, кто считал, что делать бизнес в России - это просчитанный риск, были вынуждены подумать еще. Ввязавшиеся в российские игры уже не могут из них выйти.

Литвиненко был жертвой, но не ангелом. Бывший сотрудник ФСБ, пришедшей на смену КГБ, он не преуспел благодаря краху коммунизма, и осуждал коррупцию, которую видел вокруг себя. Он бежал в Лондон, откуда обвинял президента России в целом ряде жестокостей, в том числе, в конечном итоге, в собственном убийстве.

Он издал книгу, в которой обвинил Путина и своих бывших коллег в организации серии взрывов жилых домов в Москве для того, чтобы создать повод ко второй чеченской кампании. Когда жить в России стало слишком неуютно, он бежал в Лондон, вступив в ряды изгнанников, для которых британская столица стала не только базой для ведения бизнеса, но и политическим бастионом, из которого они могут вести словесные войны с режимом Путина.

Похоже, что Литвиненко пытался играть роль советника, консультируя западные компании, надеявшиеся инвестировать в Россию. Коммерческий консалтинг в России связан с немалым риском, и он это знал. Многие бывшие функционеры спецслужб, освободившись от ограничений коммунизма, воспользовались своими широкими сетями контроля для того, чтобы удобно устроиться в самом сердце делового сообщества России. Возможно, капитализм для них - новая игра, но безжалостное устранение оппонентов - привычное дело.

В столь рискованной финансовой атмосфере Литвиненко мог заняться составлением сырых отчетов для своих клиентов, которые бы в долгосрочном плане не послужили его репутации, а мог и разрушить многие свои старые контакты, поведав миру о связях между бизнесом и постсоветской политикой. Похоже, он выбрал второе, и его недипломатичные заявления не льстили новым московским бизнесменам.

Но в новой России сложно понять, где кончается политика, и начинается частный бизнес. Драматические фотографии Литвиненко, умирающего в больничной палате, облысевшего от радиации, служили доказательством того, что, нарушив неписаный закон, он перешел кому-то дорогу.

В настоящее время Андрей Луговой находится вне досягаемости правосудия, но не СМИ. В среду он заявил Reuters, что он невиновен и сам может сделать сенсационные заявления. Обвинения в причастности к гибели Литвиненко отвергла и российская служба государственной безопасности, заявив, что он был 'мелкой сошкой', и они бы не стали им заниматься.

Если убийство Литвиненко было призвано дать леденящее душу предупреждение критикам Кремля, то цель была достигнута: сообщество лондонских эмигрантов приняло это близко к сердцу. Прибыв в Лондон в 2000 г., Литвиненко сблизился с Борисом Березовским, некогда одним из богатейших людей России, а ныне - заклятым врагом российского государства, которое требует его экстрадиции. Березовский - один из тех российских миллиардеров, которые сделали Лондон своей международной базой.

Когда-то он был близок к Путину, но теперь стал одним из самых громких его критиков и врагов. Бывший математик, сделавший себе состояние на приватизации девяностых, он считался первым среди равных в рядах российских олигархов, пока Путин не взялся за него вскоре после того, как в 2000 г. его избрали президентом. Из своего лондонского изгнания Березовский ведет грубую словесную войну против путинского Кремля. В марте он с готовностью назвал виновным Путина: 'Не думаю, что Путин дал приказ отравить Литвиненко полонием, но я уверен, что он стоит за этим, и что без Путина добыть полоний и организовать это покушение было невозможно'.

Британские суды несколько раз отвергали запросы об экстрадиции Березовского. Основанием для последнего из этих запросов послужили заявления о том, что в своем особняке в лондонском районе Мэйфер и поместье в графстве Суррей Березовский вынашивает планы государственного переворота в России. Благодаря воздействию контролируемых государством российских телеканалов, каждый благомыслящий россиянин считает отказ британцев выдавать Березовского политическим и отражающим ситуацию с экстрадицией Лугового.

В тот самый день, когда Луговой, согласно обвинению, отравил Литвиненко в лондонском отеле Millennium, он встречался с Березовским в его офисе в Мэйфэре. Они должны были обсудить контракт о предоставлении охранных услуг дочери миллиардера. И Березовский и Литвиненко доверяли Луговому. Более того, Березовский заявил британской полиции, что он не поверил своим ушам, услышав, что в убийстве Литвиненко обвиняется Луговой.

Несмотря на то, что на мюнхенской встрече в рамках 'большой восьмерки' российские власти были несколько обескуражены, скорее всего, они никак не отреагируют на звучащие в их адрес обвинения и, привычно играя энергетическими мускулами, будут ждать, пока у британцев сдадут нервы. Министерство внутренних дел будет вынуждено или свернуть дело или прямо указать на Кремль и ФСБ, что с неизбежностью еще более ухудшит отношения.

У британцев осталось совсем немного карт. Министерство внутренних дел признает, что Россия не обязана выдавать своих граждан другим странам, но намерено довести дело до конца, надеясь на то, что оно покажет, насколько правительство Путина заинтересовано в нормализации отношений с Западом.

Еще один вариант для британских властей заключается в том, чтобы Интерпол дал 'красное уведомление', объявляющее Лугового преступником в международном розыске. Это обязало бы любую страну-члена организации, в том числе Россию, арестовать его.

Если бы существовала малейшая вероятность того, что Луговой будет привлечен к ответственности, он чувствовал бы себя очень неспокойно, поскольку это могло бы вывести нас на след, ведущий к заказчикам убийства Литвиненко. Если Луговой будет арестован или предстанет перед судом, то он ни на секунду не сможет быть уверенным в своей безопасности в Москве. Похоже, несчастные случаи в путинской России происходят довольно часто.

______________________________________

Возврата к 'холодной войне' быть не может ("The Guardian", Великобритания)

Путин, страх и мы ("ABC", Испания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.