В Великобритании большинство сражений за права геев уже выиграно. Но в Восточной Европе все обстоит совершенно по-другому

Сегодня в Англии марши 'Гей Прайд' превратились по сути в повод для большой вечеринки. В большинстве стран Европы акция, изначально задуманная как марш протеста, скорее напоминает карнавальное шествие. Даже количество участников маршей в Лондоне по сравнению с серединой 1990-х, на мой взгляд, сократилось. И неудивительно, ведь сегодня они привлекают лишь тех, кто хочет днем потолкаться на улицах Сохо, а потом отправиться в один из ночных клубов в Воксхолле.

Пожалуй, по большинству направлений нашей борьбы мы уже одержали победу. Такие вопросы, как служба геев в вооруженных силах, гражданские браки, равный с остальными возраст вступления в сексуальные отношения и доступ к товарам и услугам, власти уже решили. Даже образ мышления полиции начинает меняться: стражи порядка готовы сотрудничать с активистами гей-движения и осознают, что, скажем, нападения на них могут квалифицироваться как преступления на почве нетерпимости.

И если, на мой взгляд, полиция еще не совсем научилась должным образом поддерживать порядок в сфере гей-культуры, - а такие ее проявления, как склонность к употреблению наркотиков или неподобающее поведение в общественных местах, бесспорно, необходимо держать под контролем и в какой-то степени ограничивать - то уровень взаимопонимания между сторонами сегодня, несомненно, выше, чем даже десяток лет назад.

Конечно, еще остались причины, по которым нам надо публично заявлять о себе. Так, необходимо бороться с ненавистью к геям со стороны верующих любых конфессий, как и со стороны государственных СМИ. Не так давно организация Stonewall, выступающая за права сексуальных меньшинств, опубликовала доклад, где отмечалось, что в передачах BBC преобладает оскорбительное отношение к геям. С тех пор ничего не изменилось.

Недавно один из комментаторов BBC отделался лишь легким нагоняем за реплику в эфире: 'Он ведет себя как гей!' А в пятницу вечером, когда я смотрел новое комедийное шоу Ронни Анконы [Ronni Ancona - популярная британская комедийная актриса и пародистка - прим. перев.] - одну из самых бездарных передач, когда-либо выходивших в эфир на BBC - я все ждал, когда же из глубин злобного разума г-жи Анконы на свет появится очередной оскорбительный стереотип. И мои ожидания оправдались - правда, для разнообразия, на сей раз гей у нее был не парикмахером или авиационным стюардом, а дрессировщиком дельфинов.

И тем не менее, у геев, по крайней мере в Англии, остается все меньше поводов выходить на улицы. Однако ситуация в Восточной Европе срочно требует нашего внимания, наших протестов, нашей способности возмущаться, которая в последнее время как-то поугасла. Некоторые из этих стран - наши партнеры по совету Европы, другие, как это ни удивительно, даже входят в Евросоюз. Однако их приверженность правам человека выглядит, мягко говоря, сомнительной.

В прошедшие выходные Питер Тэтчел (Peter Tatchell), Ричард Фэйрбрасс (Richard Fairbrass), еще несколько западноевропейских политиков и активистов приехали в Москву, чтобы привлечь внимание к запрету марша 'Гей Прайд' столичным мэром, вручив ему петицию с просьбой разрешить акцию. На них напали ультранационалисты - из видеосъемки инцидента очевидно, что нападение было ничем не спровоцировано и не встретило ответного насилия. Тем не менее, полиция задержала не нападающих, а участников демонстрации за права геев. По словам одного из участников группы - немецкого парламентария, его подвергли избиению, хотя по словам полиции целью задержания было обеспечить его же безопасность.

Еще двоих членов делегации, итальянских политиков, арестовали за 'нарушение правил дорожного движения'. Отрадно слышать, что московская полиция настолько серьезно воспринимает правонарушения подобного уровня. Похоже, в российской столице еще явно ощущается дух гулаговского Зазеркалья. Информационное агентство 'Интерфакс' процитировало заявление представителя пресс-службы мэрии Михаила Соломенцева, отметившего 'слаженную и вежливую работу милиции, которая действовала строго в рамках закона'. Намек здесь был такой: нельзя в одночасье изменить привычки стражей порядка. Кроме того, гомосексуализм в России был декриминализован всего 14 лет назад, и все говорит о том, что физическое насилие против представителей сексуального меньшинства в этой стране, возможно, вообще не рассматривается как преступление.

Что ж, мы не ожидаем от России слишком многого в плане соблюдения прав человека. Но эта проблема существует во всем восточноевропейском регионе. Не так давно пять тысяч храбрецов приняли участие в гей-параде в Варшаве. Я называю их храбрецами, потому что польское правительство проводит репрессивную политику в отношении сексуальных меньшинств; президент страны Лех Качиньский, еще в бытность мэром Варшавы, запрещал марши 'Гей Прайд' в столице.

Всего за несколько дней до нынешнего марша министр просвещения объявил о ряде откровенно деспотичных мер в этой области. Отныне за одно упоминание темы гомосексуализма любого учителя, чиновника системы образования, или активиста организации, отстаивающей права школьников, ждет наказание вплоть до тюремного заключения. Эти меры, пояснил министр с той же, характерной для восточноевропейских политиков 'зазеркальной' логикой, 'не означают чьей-либо дискриминации. Они призваны лишь защитить юношество от пропаганды взглядов, угрожающих браку, угрожающих семье, угрожающих задачам школы, которая призвана готовить учеников к выполнению своих обязанностей в семье и гражданского долга'. И это происходит в стране-участнице ЕС, которая должна соответствовать европейским нормам в области прав человека!

Если бы нам хватило смелости, мы прошли бы по России и всей Восточной Европе, заявляя о нашей точке зрения в странах, где еще в недавнем прошлом не существовало свободы личности, где люди еще не научились уважать образ жизни, отличный от их собственного. И может быть, нам стоит задуматься о том, что даже в нашей стране сражение еще не выиграно окончательно - почему, в конце концов, репортаж BBC о зверском и пугающем инциденте в Москве продлился всего 20 секунд, и был выдержан в нарочито нейтральном тоне?

Что мы уж точно сделать в состоянии - так это напомнить о себе: не лениться звонить на телевидение и протестовать, когда какой-нибудь Ронни Анконе или Кэтрин Тэйт [Catherine Tate - автор еще одной комедийной телепередачи - прим. перев.] позволяют за деньги налогоплательщиков демонстрировать собственную нетерпимость. И, главное, сделать то, что нам бы не разрешили, живи мы в России - 30 июня этого года, в день 'Гей Прайда', выйти на лондонские улицы и принять участие в марше.

___________________________________

Искаженный характер перехода России к демократии ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.