Среди гомосексуалистов обоего пола есть множество тех, кто не так чтобы сильно уважает разнообразные гей-парады. Так уж получилось, что я - один из них. Таких геев, как я, еще поискать - но знаете, все эти цветики-семицветики, протухшие выкрики о 'политике самоопределения', а потом очереди в биотуалеты... нет уж, благодарю покорно.

И все же есть моменты, когда становится очевидно: безмятежность этого 'пост-активно-гомосексуального' существования полностью обеспечивается духом моего времени и страны, в которой я живу - страны вполне либеральной, мирно относящейся к геям, где мы выигрываем большую часть боев за свои права.

В выходные я прочел об одном из таких боев: гей-активист Питер Тэтчелл (Peter Tatchell) пишет, что его 'только раз в жизни били сильнее'. А теперь я еще и узнаю, что в это воскресенье "Международная амнистия" (Amnesty International) запланировала собрать со всей Европы несметное количество автобусов c геями и сочувствующими многострадальному гомосексуальному сообществу Латвии и направить их в латвийскую столицу в поддержку Рижского гей-парада.

Страны Восточной Европы настроены по отношению к геям далеко не мирно, и там в борьбе за свои права они в основном проигрывают. Лучшее тому доказательство - то, что происходит с их активистами, когда они, воодушевившись вступлением своей страны в ЕС, решают провести собственный местный гей-парад. Не тут-то было. Когда мэр Варшавы (он же нынешний президент Польши) запретил проводить такой парад в Варшаве и сказал: 'Давать гомосексуалистам те же права, что и всем остальным, было бы опасно для нашей цивилизации', - он был не одинок. Везде, от Софии до Вильнюса, от парламентариев можно услышать еще и не такое.

Причины, по которым организаторы лондонского гей-парада решили в этом году провести его в тот же день, что и рижский, а также почему 'Амнистия' так упорно старается оконфузить латвийские власти и защитить их право на манифестации, совершенно ясны. Именно в Риге в прошлом году не только запретили гей-марш: когда геи организовали небольшое собрание в церкви, их окружила враждебная толпа, на выходе закидывавшая участников человеческими экскрементами, причем полиция была столь же безучастна, как и в прошедшую субботу в Москве.

Сразу скажу, что желания размахивать семицветным флагом где-либо вообще, а тем более в Латвии, у меня нет никакого. И, тем не менее, при мысли о том, что маршем через Ригу пройдут люди со всего нашего прекрасного континента, у меня внутри поднимается какое-то чувство. Примерно то же, наверное, чувствовали те, кто шел во главе маршей свободы на американском Юге - только сейчас на смену 'наглым неграм с Севера', как их тогда называли, приходят 'наглые геи с Запада' и их друзья.

В России, судя по всему, дело свободы уже практически проиграно. Но Латвия и другие новые члены Европейского Союза - дело совершенно иное. Я согласен, эти страны немало всякого пережили за свою историю, их церковь и национализм сыграли важную роль в противостоянии советскому игу, им предложили всего за несколько лет пройти весь тот культурный путь, на который Западу понадобились десятилетия - и теперь им, несчастным, приходится терпеть, что на Западе с 'этими' не только сюсюкают, но и ходят вместе с ними по их улицам.

Однако им нужно понять одну простую вещь: вступив в Европу, они вступили в нее полностью. Теперь - или все, в том числе и европейский либерализм, или ничего. А если они все еще живут иллюзиями о том, что членство в ЕС значит только то, что их товары будут иметь доступ на наши рынки и что мы будем давать им субсидии на подъем инфраструктуры, тогда - не знаю, как сказать это по-латышски - пусть сразу свернут эти иллюзии в трубочку и засунут их себе... ну вы, я думаю, в курсе.

___________________________

Искаженный характер перехода России к демократии ("The Guardian", Великобритания)

Почему мы не замечаем нетерпимости соседей? ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.