Закон об экстрадиции не просто несправедлив, он, вероятно, еще и противоправен

Американцам хорошо известно о серьезнейших недостатках в их правовой системе, и тем не менее они предпочитают считать ее лучшей в мире. Примерами этих изъянов могут служить сделки обвиняемого с прокурором, групповые иски, 'голливудские иски' [вероятно, речь идет об исках американских кинокомпаний против пользователей интернета за нарушение авторских прав - прим. перев.], лагерь в Гуантанамо, расизм в системе правосудия, погоня выборных окружных прокуроров за голосами избирателей, судебный произвол в таких штатах, как Арканзас, зависимость прокуроров и судей от федеральных властей, политизация Верховного суда, ужасающие бытовые условия и жестокость в крупных федеральных тюрьмах и тюрьмах штатов, агрессивность и беспощадность налоговых и регулирующих органов. В США вас могут разорить не только врачи, если вы заболеете, но и адвокаты, если вы попадете под суд.

Конечно, в этой стране есть достойные адвокаты и выдающиеся судьи - некоторые из них числятся среди лучших в мире. Тем не менее, 'темная сторона' судебной системы США пугает самих американцев - и должна бы отпугнуть иностранных бизнесменов.

Ни одному британскому предпринимателю не следует соглашаться на должность члена совета директоров с совещательным голосом в американских компаниях - ведь если они попадут в неприятности, расходы на защиту намного превысят их заработок на этой должности. И если вам грозит судебный иск в США, следует нанять такого адвоката, который сможет запугать другую сторону, заставив ее как можно скорее договориться полюбовно. Ну а если дело уж совсем серьезно, переезжайте в страну, не подписавшую с США соглашения об экстрадиции - хотя бы в Россию. Президент Путин вас защитит, а вот на британское правительство не рассчитывайте.

До событий 11 сентября между Британией и Соединенными Штатами действовала вполне разумная процедура экстрадиции; среди прочего, она предусматривала и такое требование - любая страна, подавшая запрос об экстрадиции обвиняемого из Британии, должна представить очевидные доказательства, что правонарушение действительно имело место. Подобная система приводила в ярость американских прокуроров, поскольку позволяла защите надолго затягивать процесс. Даже у британских судей она вызывала раздражение: хороший адвокат мог годами оттягивать экстрадицию своего подзащитного.

После 11 сентября обе страны были заинтересованы в разработке ускоренной процедуры экстрадиции террористов - британцам, в частности, в прошлом не удавалось добиться выдачи боевиков ИРА, скрывавшихся в США, поскольку американцы утверждали, что теракты этой организации являются элементом политической борьбы. Был подготовлен договор, предусматривающий некоторую модификацию правил экстрадиции, действовавших в США, но вместе с тем и отказ Британии от требования о предъявлении доказательств преступной деятельности. Сегодня аналогичная система экстрадиции действует между Лондоном и рядом стран Британского Содружества; существует 'ускоренная процедура' и в рамках ЕС, но она определяется европейским законодательством.

Договор с США был подписан в 2003 г., и вступил в силу с 2004 г. Это соглашение носит неравноправный характер в том смысле, что американская сторона для экстрадиции подозреваемого требует весьма серьезных доказательств правонарушения, а с британской стороны это условие фактически отсутствует. Кроме того, после экстрадиции обвиняемым зачастую непросто организовать для себя эффективную защиту на территории США. Это вынуждает их прибегать к американской процедуре сделки с обвинением, причем на заведомо неравных условиях.

Министерство юстиции США стремится распространить на весь мир американские нормы регулирования бизнеса, особенно в таких сферах как ценовой сговор и мошенничество. К примеру, 'дело банка NatWest', связанное с мошенничеством, стало одним из побочных последствий скандала с Enron. Если в этом случае и было совершено какое-либо правонарушение, то речь, судя по всему, может идти только о мошенничестве внутри самого банка NatWest, и британские власти решили не возбуждать по этому поводу уголовного дела. Однако американцы такое дело возбудили и сумели добиться экстрадиции 'нэтуэстовской тройки' ['NatWest Three' - трое служащих банка, которых обвиняют в том, что они убедили его руководство продать принадлежавший банку пакет акций одного из филиалов Enron по заниженной цене - прим. перев.].

Это далеко не единственный пример подобного рода. Так, против Яна Норриса (Ian Norris), бывшего главы Morgan Crucible, выдвинуты обвинения в ценовом сговоре; аналогичное правонарушение могут инкриминировать четырем высокопоставленным менеджерам из British Airways. Еще одно дело о ценовом сговоре возбуждено против сэра Энтони Теннанта (Anthony Tennant), бывшего председателя правления Christie's. Кроме того, запросы на экстрадицию направлены по делу о налоговых нарушениях и компьютерном хакерстве.

Во всех этих случаях британские власти отказались от возбуждения уголовных дел, а наказание, которое обвиняемые могут понести в США, будет более суровым, чем на родине. В настоящее время опасность экстрадиции грозит 10 британским гражданам, но это число несомненно увеличится.

В нескольких из перечисленных дел большую роль сыграли сделки с обвинением. В 'деле Christie's' Кристофер Дэвидж (Christopher Davidge), бывший генеральный директор аукционного дома Christie's, получил иммунитет от уголовного преследования в обмен на показания против предполагаемых соучастников ценового сговора из фирмы Sotheby's. В деле о ценовом сговоре с участием British Airways такого же иммунитета, судя по всему, добивалась авиакомпания Virgin. Именно она дала информацию о предполагаемых действиях British Airways Управлению по соблюдению правил торговли (Office of Fair Trading), которое, впрочем, никогда и никому не предъявляло обвинений в ценовом сговоре; вероятно, данные были переданы американскому Министерству юстиции, которое расследует случаи ценового сговора между авиакомпаниями.

Существующая в США система сделок с обвинением по определению чревата злоупотреблениями правосудием. Так, двое конкурентов, например Sotheby's и Christie's, или British Airways и Virgin, действительно могут обсуждать вопрос о согласовании цен; и на момент совершения эти действия могут считаться вполне законными в Британии, и правонарушением в США. Допустим, один из конкурентов понимает, что ввязался в рискованное предприятие, и первым обращается к властям. В результате он может получить награду в виде иммунитета, или добровольного признания вины по менее тяжкому обвинению. В результате бизнес второго конкурента серьезно пострадает, а кто-то из его менеджеров может попасть за решетку. Таким образом, у информатора есть два серьезных мотива 'выйти за пределы правды' - получить иммунитет и нанести ущерб конкуренту. И даже если добровольные показания одного из соучастников в деле об экономических правонарушениях полностью соответствуют истине, он, возможно, руководствуется собственными интересами. Участники ценового сговора не отправляются в суд с чистыми руками.

Тем не менее, в подобных делах об экстрадиции, у британского суда не будет возможности оценить информацию, предоставленную участником ценового сговора: по условиям договора 2003 г. она просто не имеет отношения к делу. Американским властям не нужно представлять доказательства обоснованности возбуждения дела - достаточно просто сообщить, что обвинения предъявлены. И даже если бы американская юстиция отличалась мудростью Соломона, экстрадиция британских граждан без возможности узнать детали возбужденного против них дела и высказать о нем собственное мнение противоречит принципам правосудия.

Договор 2003 г. готовился после событий 11 сентября, когда всех тревожила угроза терроризма, однако применяется он не в отношении террористов, а против обычных бизнесменов за нарушения правил регулирования, которые в Британии не считаются уголовным преступлением. Ситуация создалась весьма неловкая. Мы не желаем прямо заявлять американцам, что их система правосудия приобрела печальную известность из-за своих недостатков. Однако договор 2003 г. нарушает права человека, и, по европейским меркам, может считаться не только несправедливым, но и незаконным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.