Трения между Россией и Западом снова обостряются: русский гигант вновь играет мускулами на старых окраинах советской империи. Эстония - один из участков этого фронта. Именно здесь идут самые тяжелые бои. Здесь над надеждами на будущее неизменно довлеет тень конфликтов прошлого.

Субботний день, крайняя точка Европы. Человек в соломенной шляпе разминается перед пробежкой, отец и сын в одинаковых джинсовых костюмах закуривают из одной пачки дешевые сигареты, девочка на берегу строит замок из песка, а по обеим сторонам узкого однополосного моста через быструю Нарву прогуливаются два пограничника. Слева Эстония, справа, на другом берегу - Россия.

- Нас здесь политика не очень волнует, - лениво говорит пограничник, барабаня пальцами по пистолету в кобуре. - Лучше сидеть с друзьями на скамейке на солнышке и пиво пить.

Однако и эта пасторальная сцена, и беззаботность пограничника, судя по всему, скоро уйдут в прошлое. Спокойные и немного обшарпанные улицы Нарвы, третьего по величине города Эстонии, сегодня попали в центр геополитических возмущений, каких здесь не было уже почти два десятилетия, еще со времен распада Советского Союза, и которые кое-кто из аналитиков уже называет 'новой 'холодной войной''.

Эти возмущения распространяются далеко не только вокруг Нарвы и далеко не только на границе. Из-за них по всей Эстонии, известной жителям Великобритании разве что по барам и клубам Таллинна, прокатились волны беспорядков. У государств, появившихся в Восточной Европе после того, как Советского Союза не стало, появляются новые споры со своими бывшими хозяевами. Возникает настоящий международный кризис, в котором Москва противостоит Европейскому Союзу и Вашингтону.

- Мы, по-моему, оказались в самом центре урагана, - говорит бывший рабочий Грегор Иванов, греющийся на солнце на лавочке нарвской улицы Пускини (в тексте Puskini Street - прим. перев.). - А жаль. . . все так хорошо шло.

Ураган этот действительно силен и потенциально очень опасен. В Эстонии Россию обвиняют в том, что месяц назад она спровоцировала в Таллинне беспорядки, в результате которых один человек погиб и 153 были ранены; ее же обвиняют в нападениях на эстонских дипломатов в Москве и в массовых 'кибернападениях' на инфраструктуру крошечного прибалтийского государства. По словам Андреса Касекампа (Andres Kasekamp), директора таллиннского Института внешней политики (Foreign Policy Institute), российское государство занимается целенаправленной дестабилизацией бывших советских республик.

- По мере роста агрессивности и решительности Москвы в отношениях с США, Великобританией и Европейским Союзом эта стратегия становится все более интенсивной, - считает Касекамп. - Они просто проверяют, до каких пор нас - Европейский Союз, НАТО, американцев, вообще всех - можно притеснять.

В Эстонии некоторые даже боятся, что Москва просто ищет повод начать войну. То же самое происходит и на международном уровне: на прошлой неделе Россия испытала очередную межконтинентальную баллистическую ракету, что привело к невиданному дипломатическому скандалу. Госсекретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) выступила против 'ракетной дипломатии' Москвы; в ответ президент России Владимир Путин назвал политику США 'империалистической'.

Для Великобритании и без того непростые отношения с Россией подверглись еще одному испытанию: на прошлой неделе в споре с Москвой по поводу отравления Александра Литвиненко, российского диссидента и британского гражданина, умершего в Лондоне в прошлом году, произошел очередной крутой поворот. В среду (в Великобритании воскресенье считается первым днем следующей недели - прим. перев.) главный подозреваемый Андрей Луговой, экстрадиции которого требует Великобритания и от которой отказывается Россия, объявился в Москве и перед телекамерами заявил, что за убийством Литвиненко стоят британские спецслужбы.

Кроме этого, между Россией и Западом существуют жесткие противоречия по вопросу статуса Косово и политики в отношении Ирана, разворачивается скандал вокруг прав британских инвесторов на часть нескольких крупных сибирских месторождений, имело место преследование британских чиновников и дипломатов в Москве, в российской прессе появилась целая серия состряпанных государством пропагандистских материалов против Запада. По мнению аналитиков, отношения между Москвой и Лондоном опустились до самой нижней точки за последние двадцать пять лет.

- Это вышли наружу противоречия между советским прошлым и европейским будущим, - считает депутат эстонского парламента Игорь Гразин. И 1,3-миллионное население его страны оказалось меж двух огней.

От Нарвы до Таллинна всего 130 миль, но между старым и депрессивным промышленным городом и столицей огромная разница: Таллин поражает своей средневековой архитектурой, сверкает новыми предприятиями и манит огнями стрип-клубов. По узким улицам, шатаясь, идут в обнимку британцы, приехавшие в Эстонию отдохнуть на выходные. Они наряжены либо в маскарадные костюмы, либо в цвета своих футбольных клубов, либо в одинаковые футболки с надписями типа: 'Таллинн 2007 - Здесь Был Я' или 'Накатим по-таллиннски'. Именно здесь, рядом с городом, на сверкающем новом стадионе Lillekula, команда Англии в среду сыграет важнейший для себя матч с Эстонией, от которого может зависеть выход нашей сборной в финальную часть Кубка Европы. Все 9 тысяч мест уже проданы.

- Конечно, билетов уже давно нет, - говорит продавец газет Ян Сепп (Jan Sepp), - Ведь приедет сам Бэкхем.

На самом деле внимание эстонцев к футболу вдруг так обострилось далеко не только из-за приезда новой звезды клуба Los Angeles Galaxy. Здесь - как практически во всем, что происходит в Эстонии - также велика роль сложной и печальной истории этой страны. Уже многие десятилетия здесь гораздо больше любят волейбол и баскетбол, и поскольку национальной [футбольной] команды здесь никогда не было, футбол ассоциировали в основном с Советским Союзом - то есть с репрессиями и оккупацией. В результате в 1991 году, объясняет Касекамп, когда Эстония официально получила независимость от развалившегося СССР, популярность футбола резко выросла. Вступление Эстонии в Европейский Союз три года назад лишь завершило эту тенденцию.

- Сегодня народ присматривается к клубам премьер-лиги, к итальянским командам, к Чемпионату Европы; теперь футбол символизирует Европу и новое будущее Эстонии, - сказал Касекамп корреспонденту The Observer.

Такой же поворот лицом к Западу произошел и практически во всех других сферах. Правящая коалиция, после мартовских выборов вернувшаяся к власти, продолжила курс своих предшественников на построение крайне правой тэтчеровско-рейгановской экономики. Сторонники нынешней власти заявляют, что благодаря единой 22-процентной ставке подоходного налога, низким налогам на бизнес и слабой системе социальной защиты удалось достичь огромного экономического роста в 10 процентов в год и больше, а также практически свести на нет безработицу, если не считать промышленных и сельскохозяйственных районов страны, которые менее развиты. Даже в Нарве и ее пригородах - а это далеко не самый богатый район - безработица, десять лет назад составлявшая 30 процентов, упала до 8 процентов и только за последние шесть месяцев снизилась еще на 2 процента. В страну потоком идут деньги с Запада - в основном из Финляндии, Швеции или Западной Европы. На Россию приходится меньше десяти процентов общего торгового оборота. Огромное число жителей работает в Финляндии и Ирландии; немного меньше - в Великобритании.

Во внешней политике Эстония держится атлантического курса. Ее крошечная армия нашла возможность послать своих солдат в Ирак и Афганистан - на юге Афганистана один эстонец на прошлой неделе был ранен, сражаясь плечом к плечу с британскими солдатами.

- Мы успешны, у нас демократия и либеральная экономика, мы за Америку и за Европейский Союз. Иначе говоря - мы во всем противоположны русским, - говорит Раймо Поом (Raimo Poom), редактор политического отдела одной из главных газет Эстонии Esti Paevaleht. - Неудивительно, что они нас не любят.

Джеймс Никси (James Nixey) из лондонского Королевского института международных отношений (Royal Institute of International Affairs), также известного как Chatham House, считает, что недавняя агрессия России против Эстонии отражает российский взгляд на весь этот регион.

- Судя по всему, в России полагают, что все соседние с ней страны, где есть демократия и либерализм, представляют собой угрозу, а те, где есть автократия, а либерализма нет - соответственно, угрозы не представляют, - заявил он на прошлой неделе.

Поэтому отношения Москвы с Латвией и Литвой, которые вместе с Эстонией вступили в ЕС три года назад, в самом лучшем случае можно назвать ледяными, отношения с Узбекистаном или Туркменистаном - напротив, весьма теплые, а отношения с Александром Лукашенко, диктатором бывшей советской республики Беларуси, зависят от того, насколько яростна в данный момент антизападная риторика последнего. Также, указывает Никси, Москва поддерживает старых политиков на Украине.

И аналитики, и дипломаты не переставая ломают голову над тем, какая же логика стоит за ужесточением российской политики. Проведенные на прошлой неделе испытания ракет были, скорее всего, спровоцированы планами Америки разместить в Восточной Европе систему противоракетной обороны.

- Из Москвы поступил совершенно ясный сигнал: главный стратегический партнер Америки - это Россия, - считает Томас Гомар (Thomas Gomart) из парижского Французского института международных отношений (French Institute of International Relations). - Тем самым европейцы и представители других развивающихся держав оттесняются на обочину.

Немаловажную роль играют и внутренние факторы. В России приближаются парламентские и президентские выборы - до них остается меньше года, - поэтому Путин, играя на российскую публику, усиливает позиции своего возможного преемника министра обороны (так в тексте - прим. перев.) Сергея Иванова.

- Все это в какой-то степени - не более чем шоу, - сказал один дипломат, работающий в Великобритании. - И то, что одна из главных ролей в нем отводится Эстонии, вполне логично.

Одна из причин этого - обычная национальная гордость. Россия правила Эстонией весь 17-й и 18-й век. Руководитель таллиннского Международного центра оборонных исследований (International Centre for Defence Studies) Кадри Лиик (Kadri Liik) говорит, что 'Москве очень трудно смириться с тем, что часть бывшей Российской Империи стала частью Европейского Союза'.

Все это неприятие недавно сконцентрировалось вокруг одного-единственного вопроса - памятника русским солдатам, погибшим во время Второй мировой войны, известного как 'Бронзовый солдат'. Майские беспорядки были спровоцированы его переносом из центра Таллинна на военное кладбище на окраине города. Совершенно ясно, что беспорядки были организованы извне - вопрос только, кем и в какой целью. Однозначного ответа на эти вопросы нет. Один из западных дипломатов в Таллинне заявил, что 'сообщениям о том, что в них каким-то образом замешаны российские государственные органы, вполне можно верить'. Говорят, что на мобильные телефоны жителей массово рассылались SMS-сообщения, что действовали какие-то тайные кружки, что даже кому-то за что-то платили деньги. Однако Москва все утверждения о том, что она в этом как-то участвовала, отрицает.

Как бы там ни было, даже если какое-то внешнее вмешательство и имело место, нельзя не отметить, что демонстрации вокруг памятника и беспорядки в городе стали серьезным напоминанием правительству Эстонии: о русскоязычном меньшинстве забывать нельзя.

Дорога из Таллинна к Нарве идет по плоскому берегу Финского залива, ныряет в густые сосновые и березовые леса, проходит мимо ферм и широких пустынных болот. Ее конечная точка, промышленный район страны - открытая всем ветрам долина перед российской границей. Хотя благодаря огромной помощи, которую выдает Европа на подъем инфраструктуры, некоторые участки этой дороги недавно расширили, большая ее часть все еще представляет собой ухабистое однополосное шоссе между полями, старыми шахтами и памятниками. Путешествие по этой дороге - все равно что путешествие по 'полосатой' истории Эстонии. Проехав по ней, начинаешь понимать, почему эмоции еще сохраняют настолько большую силу, что даже перенос памятника может вызвать настоящий хаос.

- Памятник просто стал последней каплей, а сама эта проблема уходит корнями далеко в историю - не только в наш век, но и в древние времена, - рассказывает Никси.

Эстония провозгласила свою независимость от России в 1918 году, а уже в 1940 году была с кровью силой включена обратно в состав Советского Союза. Через год ее у Советов отобрали немцы. Прямо перед Нарвой, на Талленбергских холмах, много памятников и могил: здесь в 1944 году немецкие дивизии СС шесть недель сдерживали ответное русское наступление.

В течение следующих сорока пяти лет сначала был период массовых чисток, насилия и эмиграции, а затем Советский Союз начал править Эстонией железной рукой. В этой маленькой стране поселили сотни тысяч этнических русских. Многие из них после того, как Эстония снова объявила себя независимой в 1991 году, остались здесь. Интегрировать это меньшинство в новую эстонскую нацию оказалось трудно: Нарва и географически, и культурно гораздо ближе к Санкт-Петербургу, чем к Таллинну.

- Наша страна - страна вечного переходного периода, - говорит профессор Рейн Рауд (Rein Raud), ректор Таллиннского университета. - Самая главное сейчас - создать для меньшинств политическое пространство и обеспечить их лояльность эстонскому государству, при этом дав возможность тем, кто этого хочет, сохранять собственные традиции.

Зная столь кровавую историю, как история Эстонии, не удивляешься, что политикам столь легко удается играть на таких вопросах, как перенос Бронзового солдата. И все же, несмотря на то, что русское меньшинство, в основном живущее на северо-востоке Эстонии, в целом беднее и менее образованно, чем большинство населения, а около 140 тысяч человек не говорят по-эстонски достаточно хорошо, чтобы получить гражданство, экономический бум и здесь отправил в прошлое времена хронической безработицы и лишений первых посткоммунистических лет.

- Сейчас уже лучше, - говорит 63-летняя Тамара Евченко, продающая цветы в Таллинне. - Все еще тяжело, но уже лучше, чем раньше. Раньше я хотела, чтобы вернули СССР, но сейчас мне нравится и так.

Хотя все еще велик уровень заражения ВИЧ, все еще много наркоманов, все еще низка продолжительность жизни мужчин, Гразин, один из семи депутатов русского происхождения в 101-местном парламенте, призывает не преувеличивать межэтническую напряженность и говорит, что последние заявления правозащитных организаций о массовой дискриминации русских в Эстонии сильно преувеличены.

- У них впереди еще много работы, но в последнее время уже многое сделано, - считает один западный дипломат.

Поом добавляет, что требование 'выселить всех русских домой' совершенно 'абсурдно'.

От этой части своего безрадостного исторического багажа Эстонии хоть и медленно, но удается избавляться. И тем не менее, когда едешь в Нарву, сразу видишь, что на прошлом этой страны, которую многие любят изображать горсткой отважных демократов, вечно воюющих с жестокими коммунистами-захватчиками, гораздо больше черных пятен. Среди немецких солдат, воевавших с русскими, было много эстонцев. Трудовые лагеря, в которых до смерти заморили голодом десятки тысяч евреев со всей Восточной Европы, также охраняли батальоны местной полиции. Процесс примирения Эстонии с собственной историей продолжается. Месяц назад в Таллинне, недалеко от доков, была открыта новая синагога, взамен тех, что были разрушены нацистами. Главный раввин Эстонии Шмюэль Кот (Shmuel Kot) говорит, что антисемитизм в этом регионе 'более-менее' ушел в прошлое.

- Здесь я чувствую себя в большей безопасности, чем в Лондоне или Париже, - говорит он. - Наверняка сказать нельзя, потому что эстонцы всегда прячут свои чувства, но в общем и целом мы чувствуем себя нормально.

Однако на прошлой неделе у многих возникло впечатление, что это безмятежное будущее продлится еще сколько-нибудь. В среду в немецком курортном городке Хайлигендамме (Heiligendamm) начнутся трехдневные переговоры в рамках саммита 'большой восьмерки', и эстонских лидеров, ожидающих, что присутствующие на этой встрече руководители стран Европейского Союза донесут до Путина их недовольство его жесткой тактикой, скорее всего, ждет разочарование. Лидеры Соединенных Штатов, Великобритании, Канады, Германии, Франции, Италии, России и Японии будут обсуждать изменение климата, способы убедить Иран остановить обогащение урана, помощь африканским странам, обменные курсы своих валют и проблемы мирового экономического роста. На встречу также будут приглашены руководители новых экономических держав - Китая, Бразилии и Индии. Как рассчитывают дипломаты, эта встреча должна не подлить масла в огонь взаимных обвинений, а наоборот, остудить горячие головы.

Во всяком случае, на прошлой неделе представители Форин Офис были само спокойствие.

- Есть, конечно, такие области - в частности, это касается прав человека и соблюдения законности, - где полного взаимопонимания достичь не удается, и нашу обеспокоенность в этих областях мы [от русских] не скрываем, - заявил один из них. - Однако нельзя же вовсе выключать Россию из нашей политики. . . с ней все равно надо взаимодействовать.

Лиик указывает и еще на одно, даже более важное, обстоятельство. Речь идет, говорит она, не только о риторике лидеров России, но и о настроениях ста двадцати миллионов ее граждан.

- Путин говорит российскому народу то, что народ хочет слышать, и делает то, чего, как ему кажется, от него ждут. Это - плохой признак. Он говорит о том, что российское обществе сейчас в таком состоянии, что для будущего это чревато плохими последствиями. Каким будет то поколение, которое растет в России сейчас, среди всей этой агрессивной, воинственной пропаганды?

Так что спокойствие на пограничном переходе через реку Нарву - только видимость. В обратное здесь мало кто верит.

_________________________________

Европу бросает в дрожь от дыхания новой 'холодной войны' ("The Guardian", Великобритания)

Россия - Европа: это не 'холодная война', а полная неразбериха ("Le Temps", Швейцария)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.