С 2000 г., когда он неожиданно появился на мировой авансцене, Владимир Путин то ошеломляет, то обнадеживает, то злит иностранных партнеров России. Однако в одном бывший офицер КГБ с ледяной улыбкой проявлял абсолютную последовательность. После унижений ельцинской эпохи он был полон решимости вновь превратить Россию в державу, с которой нельзя не считаться. И сегодня можно сказать, что ему это удалось.

Этой цели можно было добиться и в условиях сотрудничества с Западом; однако сегодня возрождение российского влияния происходит через противодействие ему. Все могло бы сложиться и по-другому. В 2000 г. Тони Блэр, игнорируя Чечню и другие болезненные вопросы, изо всех сил старался подружиться с Путиным - достаточно вспомнить их приятельскую пирушку 'без галстуков' в московской пивной. Или взять знаменитое заявление Джорджа Буша после их первой встречи в 2001 г. - о том, что он заглянул в душу российскому коллеге и остался доволен увиденным.

Однако российского президента очаровать - да и понять - непросто. Г-на Буша он назвал 'сентиментальным', а в отношении Блэра ограничился холодноватым: 'приятный собеседник'. Кроме того, на пресс-конференции перед Генуэзским саммитом 'большой восьмерки' в 2001 г. Путин дал понять, что под его руководством Россия будет действовать по иному, станет серьезным игроком с собственной активной программой.

В стратегическом плане она сохранит самостоятельность, и не считает себя кому-либо чем-либо обязанной, заметил он, но и угрозы Россия ни для кого не представляет. Администрации Буша следует не денонсировать важнейший Договор по противоракетной обороне, заключенный в 1972 г., и осуществлять новую программу 'звездных войн', создавая общенациональную ПРО, а вместе с Москвой строить глобальную систему безопасности, соответствующую новой эпохе, наступившей после окончания 'холодной войны'.

'Сейчас нет ни Варшавского договора, ни Советского Союза, а НАТО существует и успешно развивается', - заметил г-н Путин. И это угрожает российским интересам. Он предложил создать в Европе 'единое пространство безопасности и обороны' за счет роспуска НАТО, или вступления России в этот блок, или формирования совершенно новой организации на условиях равного партнерства.

Вашингтон не поддержал идею г-на Путина; ее быстро затмили события 11 сентября. Именно это решение, или упущение, в конечном итоге можно считать причиной конфронтации, свидетелями которой мы вероятно окажемся на предстоящем саммите 'восьмерки' в Германии. Напротив, США демонстративно вышли из договора по ПРО. Сегодня планы Вашингтона в области противоракетной обороны приобрели еще более масштабный характер - идея размещения ее объектов в Польше и Чешской Республике в минувшие выходные подверглась резкой критике со стороны г-на Путина.

Параллельно продолжается расширение НАТО. США хотят арендовать военные базы на территории Болгарии и Румынии. Американское военное присутствие на Ближнем Востоке опаснейшим образом увеличилось. А на восточном фланге России Япония с американской помощью усиливает свой военный потенциал и разрабатывает ракетные технологии.

Сегодня, через шесть лет после той пресс-конференции, путинские заявления о попытках 'окружения' России со стороны Запада, по мнению Москвы, выглядят еще более обоснованными. В Грузии, на Украине и в Сербии были организованы 'мягкие' революции; на очереди, возможно, Беларусь и даже сама Российская Федерация. ЕС и США стараются усилить свое влияние на российских 'задворках' - в богатых энергоносителями бывших советских республиках Центральной Азии.

Сегодня, накануне парламентских выборов и передачи власти новому президенту, чреватой дестабилизацией обстановки, путинская администрация сталкивается с шумной критикой со стороны Запада по вопросам прав человека, 'дефицита демократии', и в связи с пренебрежительным, по мнению западных стран, отношением Кремля к законности, проявившимся в историях с убийствами Анны Политковской и Александра Литвиненко.

Возможно, г-н Путин находится во власти паранойи - у российских лидеров это давняя традиция. Возможно он - диктатор, оторвавшийся от реальности; чего стоят хотя бы его слова на пресс-конференции в минувшие выходные 'Конечно, я абсолютный и чистый демократ' (впрочем, скорее всего это он просто так шутит). Однако, когда речь заходит о проблемах безопасности, его позиция выглядит обоснованной. Разработка в России нового поколения ракет, способных преодолевать систему ПРО, растущее недовольство Москвы договорами по обычным вооруженным силам и ракетам средней дальности, а теперь и угроза нацелить стратегические ядерные силы на европейские города (возможно, она и носит риторический характер, но все равно вызывает тревогу) - все это результат событий 2001 г., и упущенных тогда возможностей.

Нам не удалось развеять страх Путина перед Западом, и в результате самому Западу теперь следует его опасаться.

_____________________________________

Мы любим тебя, Путин, Великий и Ужасный ("The Sunday Times", Великобритания)

Россия: Привычки те же, плюс лицемерие ("The Economist", Великобритания)