Был солнечный июньский день; Джордж У. Буш выступал в Варшавском университете. В аудитории его с интересом слушали политики, снаружи собрались толпы людей, чтобы поприветствовать американского президента, отклики в прессе были выдержаны в восторженных тонах.

Верится с трудом, но это правда: именно так проходил первый визит президента Буша в Польшу бесконечно далеким летом 2001 г. - могу подтвердить как очевидец. В ходе того же европейского турне Буш побывал и в Испании. На совместной пресс-конференции испанский премьер Хосе Мария Аснар (Jose Maria Aznar) поблагодарил Буша за 'доброту', проявленную его администрацией. Тот ответил: 'Испания - друг Соединенных Штатов, а [премьер-министр] Аснар - мой друг'.

Конечно, не во всем эта поездка проходила гладко: во время саммита 'США-ЕС' и других мероприятий были и акции протеста. Тем не менее, эти ожидаемые проявления недовольства с лихвой компенсировались первыми признаками формирования нового проамериканского альянса в составе Британии во главе с Тони Блэром, Италии во главе с Сильвио Берлускони, Испании, Португалии и Дании, где у власти находились правоцентристские правительства, и, конечно, бывших коммунистических государств Восточной Европы. Все эти страны недавно осуществили либеральные рыночные реформы; их не устраивала франко-германская гегемония в европейской политике. В 2003 г., когда Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) пренебрежительно назвал Германию и Францию 'старой Европой', у этого неофициального 'почти альянса' тоже появилось имя - 'новая Европа'. 'Новая' означало - проамерикански настроенная, позитивно относящаяся к капиталистической глобализации и поддерживающая войну с терроризмом. Не случайно именно эти страны в конечном итоге вошли в 'коалицию добровольцев' в Ираке.

Прошло всего четыре года, и 'новая Европа' фактически прекратила существование. Аснар, Берлускони и Блэр покинули или вот-вот покинут свои посты - отчасти они стали жертвами неудачи в Ираке. Ситуация в Центральной Европе резко изменилась - на смену проамериканским настроениям пришел глубокий скепсис. В эту пятницу Буш планирует провести на польской земле ровно 3 часа 10 минут, не собирается нигде выступать, и встретится лишь с президентом страны. Да и обсуждать они будут не столь уж широкий круг вопросов. Получившая смертельную рану в Ираке, страдающая от равнодушия американской администрации к ее заботам - отказом изменить визовый режим или предоставить военную помощь - 'новая Европа', скорее всего, будет окончательно добита планами Вашингтона по размещению противоракетного 'щита' в Польше и Чешской Республике.

Госдепартамент, пусть и с опозданием, делает все возможное для продвижения этого проекта, а проамерикански настроенные политики в обеих странах лихорадочно ищут способ обеспечить ему поддержку. Однако эта идея остается крайне непопулярной, и неясно, одобрят ли ее польский и чешский парламенты. Европейцам непонятно, зачем размещать систему, призванную защитить США от Ирана, именно на их территории, тем более, что на деле Тегеран угрожает Израилю, а не США или Европе. Они не могут взять в толк, почему им следует безропотно соглашаться с развертыванием на своей земле объектов, из-за которых они сталкиваются с новыми рисками. На этой неделе российский президент Владимир Путин пригрозил: если 'щит' будет создан, он нацелит российские ядерные ракеты на Европу. 'Очевидно, - заметил он в воскресенье на встрече с журналистами, - что если часть стратегического ядерного потенциала Соединенных Штатов оказывается в Европе и : будет нам угрожать, то мы вынуждены будем предпринимать соответствующие ответные шаги'.

Конечно, это стопроцентно циничное заявление: есть немало оснований задаться вопросом, для чего противоракетную систему понадобилось строить именно сейчас, но к 'стратегическому ядерному потенциалу' она никакого отношения не имеет, и угрозы для России не представляет - в Москве об этом отлично известно. И все же путинская риторика в духе 'холодной войны' начинает всерьез беспокоить людей по всему континенту; должно быть он считает ее весьма эффективным политическим инструментом. Однако, похоже, в Пентагоне никто даже не подумал о том, что этот проект может вызвать возражения, или о том, что европейцам понадобятся дополнительные гарантии, а благоразумные дипломатические демарши, предпринятые заранее, могли бы расчистить путь. Некоторые утверждают, что в Госдепартаменте вообще не знали о планах развертывания 'щита' в Европе, пока Пентагон не принял соответствующего решения. Звучит знакомо, правда?

Причем всех этих проблем, от начала и до конца, можно было избежать. Более того, 'новая Европа' уходит в небытие именно в тот момент, когда во Франции и Германии к власти пришли лидеры, явно настроенные более проамерикански, чем их предшественники. Прояви мы чуть больше внимания и чуть меньше высокомерия, и в трансатлантический альянс можно было бы сегодня вдохнуть новую жизнь. На практике же мы вызвали лишь возмущение и недовольство. Когда дело дойдет до анализа внешней политики Буша, возможно выяснится, что ущерб, который он нанес нашим отношением со Старым Светом, сравним с пагубными последствиями иракской войны.

_________________________________________

'Перевооружение' Европы ("The Wall Street Journal", США)

4 мифа о европейской американофобии ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.