На повестке саммита "Группы восьми", открывающегося сегодня в Германии, стоит множество вопросов, однако на общую ситуацию накладывают свой отпечаток усиление напряженности и ухудшение отношений между Россией и Западом. Казалось, государственный секретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) смогла добиться согласия российских официальных лиц на смягчение высказываний. Однако ничего не вышло. На прошлой неделе президент России Владимир Путин встречался с западными журналистами, после чего газеты вышли с заголовками, в которых говорилось об угрозе наведения российских ракет на Европу. На вопросы о его внутренней политике г-н Путин ответил следующим образом: "Я абсолютный и чистый демократ. Но вы знаете, в чем беда? Даже не беда, трагедия настоящая. В том, что я такой один, других таких в мире просто нет". Это заявление настолько абсурдно, что его можно воспринимать только как неудачную колкость.

Скорее всего данный выпад предназначался для внутренней аудитории. Администрация Буша (Bush) много раз напоминала г-ну Путину, что "холодная война" уже закончилась, однако его высказывания до сих пор хорошо воспринимаются многими россиянами. Г-н Путин беспокоится о том, какой будет судьба созданной им системы после того, как он покинет президентский пост, поэтому фильтрация данных комментариев через регулируемые государством средства массовой информации приносит ему определенную выгоду.

В ответ на намерение Соединенных Штатов развернуть в Польше и Чешской Республике систему противоракетной обороны г-н Путин сказал, что у России "должны появиться новые цели в Европе". Эта угроза имеет больше риторический, чем военный характер, так как наведение современных ракет на цель занимает совсем немного времени. Большую угрозу несет в себе проведенное Россией на прошлой неделе испытание новой межконтинентальной баллистической ракеты, которая, по заявлениям кремлевских чиновников, способна проникать через любую систему противоракетной обороны.

База ракет-перехватчиков в том виде, в котором ее планируется развернуть, не представляет для России никакой опасности, и российские высокопоставленные военные чиновники уже признали, что эта система не станет препятствием для российских ракет. Чрезмерно острая реакция г-на Путина имеет под собой два основания: во-первых, Россия не верит предоставляемым Соединенными Штатами гарантиям и считает, что эта система противоракетной обороны будет ни чем иным, как плацдармом, с которого США будут впоследствии расширять свое присутствие. Во-вторых, он пытается дать понять Вашингтону, чтобы тот держался подальше от региона, который Россия до сих пор считает зоной своего особого влияния.

Вашингтон поступил правильно, не опустившись до обмена саркастическими заявлениями, однако у Соединенных Штатов и их европейских союзников имеется много возможностей ужесточить применявшийся к правительству г-на Путина подход, который был, за некоторыми исключениями, слишком осторожным и мягким. Визит г-на Буша в Польшу и Чешскую Республику демонстрирует именно такую жесткость позиций. Соответствуют этому и требования Великобритании об экстрадиции Россией бывшего агента ФСБ, обвиняемого в отравлении в Лондоне одного из своих бывших коллег.

Два новых лидера стран "большой восьмерки", президент Франции Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) и канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel), являющаяся хозяйкой нынешнего саммита, разделяют опасения США относительно тенденций, четко прослеживающихся во внешней политике России и внутренней политике г-на Путина. Имеющийся консенсус предоставляет возможность на начинающемся саммите "большой восьмерки" всем вместе занять более жесткую позицию в отношении России.

___________________________________________________________

Как нам 'навести мосты' в отношениях с Россией ("The Independent", Великобритания)

Западу необходимо разработать стратегию отношений с Россией ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.