За год до президентских выборов российский президент Владимир Путин идет на обострение разногласий с Западом. Количество проблемных вопросов, по которым Москва заявляет о своем несогласии, грозит ответными мерами или использованием права вето, продолжает расти. Здесь и планы США по развертыванию ПРО, и невыполненные обязательств Запада по ДОВСЕ, и судьба Косово.

Запад выдвигает ответные обвинения: проблемы с демократией в России, авторитаризм Путина и нарушения прав человека. Одновременно западные политики, такие как Джордж Буш и Ангела Меркель, пытаются снять озабоченности России по поводу ПРО, опасности новой 'холодной войны' и гонки вооружений.

Между тем, в основе каждого из этих спорных моментов лежат одни и те же вопросы: будет ли Запад считать Россию партнером лишь до тех пор, пока Москва участвует в политике Запада или хотя бы не препятствует ей? Будет ли Запад при принятии важнейших решений ограничиваться лишь оповещением России или же он готов вести с ней серьезные консультации и допустить Россию к принятию совместных решений?

Нынешние разногласия очевидны. Москва выступает против 'контролируемой независимости' Косово, так как отделение Косово от Сербии против ее воли может создать опасный прецедент в мировой практике. Американские планы ПРО хоть пока и не угрожают российскому потенциалу ядерного сдерживания, однако они напрямую затрагивают его и способны надолго нарушить стратегический баланс сил. Кроме того, планы Вашингтона нарушают его же собственное обещание, данное Москве, о том, что в новых странах-членах НАТО не будут размещаться стратегические ядерные потенциалы. Что касается Договора об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ), то и здесь Запад не держит свое слово. Предполагалось, что расширение НАТО будет сопровождаться адаптацией этого договора к новым условиям. Первый адаптированный вариант был подписан еще в 1999 году. Однако Запад до сих пор не ратифицировал его. Хотя переговоры об адаптации Договора в связи со второй волной расширения Альянса еще даже не начались, НАТО уже говорит о третьем этапе расширения.

Для придания веса своим требованиям Россия демонстрирует собственную решительность к ответным действиям, благо политическая и экономическая стабилизации внутри страны позволяют ей это сделать. Так, Москва объявила о моратории на выполнение адаптированного договора ДОВСЕ. А недавнее испытание новой межконтинентальной ракеты призвано подтвердить возможности России по модернизации и укреплению ее ядерного потенциала и показать, что Москва вполне может обойтись и без Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) или Договора о запрещении ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Последний запрещает ракеты с радиусом поражения от 500 до 5,5 тыс. км. Подобные ракеты могли бы быть нацелены на объекты в Европе, в частности на американские базы ПРО.

По всем этим проблемным вопросам нет единства и внутри НАТО, что хорошо известно Москве. Ей также известно, что многие члены НАТО стремятся снова превратить Североатлантический альянс в площадку для принятия коллективных решений в вопросах политики и безопасности. Главный вопрос при этом состоит в том, будут ли такие коллективные решения по вопросам европейской безопасности приниматься совместно с Россией или же будут направлены против нее? Сдержит ли Запад свое обещание превратить Совет НАТО-Россия в площадку для принятия совместных решений?

Идя на обострение этих противоречий, Владимир Путин ничем не рискует. Он и так войдет в российскую историю как человек, остановивший политическую и экономическую гибель России и вернувший стране утраченное достоинство. Добиваясь от Запада решения о том, будет ли он строить европейскую безопасность вместе с Россией или ей в ущерб, Путин может достичь таких же результатов и в области внешней и оборонной политики. При этом Путин ничем не рискует. Ведь решение о том, быть ли конфронтации или нет, будет принимать уже не он, а Запад вместе со следующим российским президентом.

Отфрид Нассауер, руководитель Берлинского Информационного центра по вопросам трансатлантической безопасности

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.