Да, я отправляюсь. Но почему в Петербург или Ленинград, как этот город до недавнего времени назывался? Петербург - город Петра Великого, город восточно-западный и западно-восточный! Город стойкости, который воскрешает в памяти Седьмую симфонию Шостаковича с характерными ритмическими рефренами, делающими ее похожей на Пятую 'Героическую' симфонию Бетховена.

Почему же Петербург? Потому что Международный Фонд гуманитарных исследований 'Толерантность' проводит в этом историческом городе международную конференцию, посвященную взаимодействию культур и цивилизаций - диалог или противодействие.

Забудем о банальности этой формулировки - на эту тему написаны тысячи строк - сосредоточимся на его глубинных ассоциациях.

Сколько же значений имеет это понятие 'толерантность' в различных языках и культурах! Соответствуют ли эти понятие в арабском и русском языках, например? Ответ отрицательный, ибо по-арабски 'толерантность' означает 'восприятие другого до уровня сосуществования', в то время как в русском языке это понимается как 'взаимопонимание'. Что касается пишущего эти строки, то я кроме всего прочего понимаю это слово как 'терпимость' и даже 'справедливость'.

Справедливость порой может быть суровой до степени жестокости. Мы желаем революционной толерантности, если можно так выразиться, толерантности действенной, которая направлена на преодоление разрыва между имущими и неимущими; толерантности, мобилизующей силы и средства во имя создания лучшего мира.

Петербург - это идеальный город для воплощения ценностей диалога, ценностей сосуществования и взаимного уважения. Он подобен Стамбулу, в котором Восток стал Западом, а Запад Востоком. И они оба - и Восток и Запад - предстают во всем блеске, превращая диалог в единение, а контакт в долговременную связь. Это я имею в виду, постоянно указывая на гуманность светскости, гуманность Интернета, гуманность политики, науки и техники.

Находясь в России, нам следует выступить против понятия 'блокада', которое впервые проявилось после Второй мировой войны, когда повеяло войной холодной. Мне вспоминается пространная телеграмма американского дипломата Джорджа Кеннна. Он применил это понятие в отношение бывшего Советского Союза, и оно стало основой политики США применительно к 'Империи зла'.

Похоже, что сильные мира сего не воспринимают уроков истории, так как это понятие, одно из наследств 'холодной войны', стало основой политики в отношении Китая, Северной Кореи, Ирана, Сирии и т.д. И это в начале третьего тысячелетия, которое породило в нас большие надежды и чаяния!

Проблема кроется не в возобновлении "холодной войны", а в возможности возникновения войны реальной. Что произошло с истинной многосторонностью? Куда делись моральные нормы, которые позволяют рассмотреть человека за нефте- и газопроводами? Суждено ли нам стать козлами отпущения в противоборстве сильных и страдать от политики и экономики отчаяния? И неужели после всех испытаний нам не осталось ничего, кроме принятия навязанной нам чужой воли, гегемонии и господства?

Политика блокады - это одно из проявлений гегемонизма, который разрушал и разрушает многополярность мирового порядка, сложившегося после 1945 года. И нам следует не только осуждать эту политику, мы должны действовать во имя укрепления общих позиций сначала на региональном, а затем и мировом уровне. А это значит, что нам следует искать на надрегиональном уровне решение наших многочисленных нерешенных проблем - таких как недостаток воды, наступление пустыни, бедность и т.д. и т.д. Это значит стремиться к культуре объединения под сенью международных законов, которые распространяются на всех, без исключения. Не следует забывать также о необходимости выработки закона о всеобщем мире, обязательном для всех сторон, и претворения в жизнь принципа господства разумной и моральной власти.

Железный занавес, разделявший две великие державы, сменился занавесом золотым. Таково название небольшой книги, содержащей глубокие мысли, которую написал выдающийся бразильский исследователь и политик Кристофан Боварк в 1995 году и которая недавно была переведена на английский язык. Полное название книги 'Золотой занавес: столкновения конца XX века и мечта XXI века'. Автор книги утверждает, что золотой занавес разделяет не страны или политические и идеологические системы. Он разделяет тех, кто обладает знаниями и технологиями превращения природы в материальные и культурные ценности, и теми, кто их лишен. Золотой занавес этот более прочен, чем занавес железный, поскольку он разделяет народы и даже группы населения одной страны, он все больше и больше увеличивает опасный дефицит человеческого благородства, в котором так нуждается наш мир сегодня.

Сегодня все мы находимся перед выбором между будущим технических новаций и будущим моральных новаций, считает автор книги. И я не минуты не сомневаюсь, что основа любого мирового человеческого сообщества - это мораль и нравственные ценности, способные укрепить солидарность людей и нашу общую независимость.

Нынешняя поездка в Петербург дает мне возможность еще раз призвать к разработке стратегии совместных шагов по противодействию вызовам и угрозам.

В последнее время в ходе различных форумов и встреч я говорил о новых силах, поднимающихся в Западной Азии. Речь идет о попытках создания регионального сообщества, обладающего возможностями совместно решать проблемы региона, задействовать региональное гражданское общество для выражения потребностей его граждан и вообще подключить к этим действиям самые широкие круги населения. Последняя встреча такого рода прошла в Исламабаде в феврале этого года. Эта встреча рассматривала вопрос о том, какие возможности необходимо задействовать для создания сообщества Западная Азия - Северная Африка и как обеспечить безопасность и сотрудничество в регионе и привлечь к этому процессу тех, кто не имеет ни сил, ни средств. Речь шла не о пустых декларациях или благих пожеланиях, а о создании практических инструментов для противостояния грозящим вызовам. В частности, об учреждении фонда солидарности, разработке социальной хартии, создании организаций по решению проблем энергетики, нехватки воды, среды обитания.

Поездка в Петербург - это шанс еще раз призвать собравшихся там поразмыслить о выработке стратегии взаимодействия, пропаганде наших проблем, если можно так выразиться. Шанс для укрепления связей.

Таково мое послание из Петербурга, этого прекрасного города.

Принц Хасан Бен Талал, председатель и попечитель Клуба арабской мысли

______________________________

Петербург - это огромный мираж ("Wprost", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.