Политику лидеров определяют их приближенные. Эта аксиома находит полное подтверждение, если задаться вопросом о содержании международной деятельности ведущих украинских государственных деятелей. Подчеркнем, что речь идет именно о международной деятельности, а не о внешней политике, поскольку последняя, по нашему мнению, - прерогатива государства в целом, а не ее отдельных представителей.

Итак, вопрос о том, кто и как влияет на формирование международной деятельности VIP-персон выглядит даже более важным, чем вопрос об идеологических предпочтениях, особенно в стране, где идеологическое структурирование политикума уступает в значении персональной, групповой, клановой идентификации. (А в данном случае международная деятельность включает в себя зарубежные визиты и приемы иностранных гостей, заявления на международную тематику, публикации в зарубежных изданиях и другие формы проявления образов отечественных VIP-персон в международной среде.)

В Украине не так уж много высококлассных специалистов, способных обеспечить качественную и комплексную международную деятельность политика высшего уровня. Но до недавних пор проблема имела и обратную сторону: со стороны ведущих политиков не было ясно сформулированного запроса на такое обеспечение, что, в свою очередь, не способствовало появлению достаточного количества профессионалов. Можно только вспомнить, кем и как велись убогие кампании по 'улучшению' имиджа позднего Кучмы и раннего Януковича на Западе в 2002-2004 годах.

В последние два-три года ситуация меняется в лучшую сторону, запрос на профессиональный международный консалтинг топ-политиками в принципе сформулирован, а значит, будем надеяться, уходит в прошлое эпоха неуклюжих ляпов и нелепых попыток топорно отбелить расшатанную репутацию.

Вниманию читателей предлагаем анализ той части окружения ведущих украинских политиков, которое непосредственно призвано обеспечивать деятельность своих патронов на международной арене. Четверку первых лиц страны, отобранных для этого анализа, составили Виктор Ющенко, Виктор Янукович, Юлия Тимошенко и Александр Мороз.

У отечественных лидеров, несмотря на многие различия, есть некоторые общие черты, существенно влияющие на режим их общения с 'внешним миром'. Одна из главных - ни один из названных лидеров не владеет английским языком. Более того, за всю историю существования независимой Украины не было ни одного(!) президента или спикера парламента, свободно говорящего на этом универсальном языке международного общения, как и на других ведущих европейских языках. (Что же касается премьера, то дела здесь обстоят здесь несколько лучше: англоговорящим оказался Евгений Марчук.) Эта ситуация ставит Украину поистине в уникальное положение - подобного нет почти нигде в мире (аналогии - только Беларусь и некоторые страны постсоветской Центральной Азии).

Переводчики сопровождают украинских лидеров везде. И если кто-то думает, что это не влияет на качество коммуникации с зарубежными партнерами, - глубоко ошибается. Кроме того, такие лидеры замкнуты в украинско-русскоязычное информпространство, не читают и не смотрят западных медиа, что объективно сужает их кругозор.

Виктор Ющенко: идеологи и технократы

В окружении Виктора Ющенко после его вступления на президентскую должность происходит непрерывная ротация фигур, ответственных за международную деятельность главы государства. Первым из обоймы ключевых советчиков выпал Петр Порошенко, пик влиятельности которого пришелся на март-сентябрь 2005 года, когда он занимал должность секретаря СНБОУ. И хотя профессиональных знаний и опыта в сфере международных отношений у Петра Алексеевича не было, именно на его советы в большинстве случаев полагался президент в первые полгода своего правления. К наиболее известным инициативам Порошенко относится обнародованный в апреле 2005 года украинский план приднестровского урегулирования, известный как 'План Ющенко'. Правда, окончательная версия данного документа была далека от первоначальной, в которой, по сведению очевидцев, было гораздо больше несуразностей.

Ярким, но недолгим был взлет Олега Рыбачука, который занял пост вице-премьера по европейской интеграции в правительстве Тимошенко (март-сентябрь 2005 г.) и пользовался доверием лично президента во многих вопросах. (Президент доверяет ему и сейчас, хотя статус Рыбачука значительно снизился.)

Попытки первого руководителя секретариата президента Александра Зинченко оказывать самостоятельное влияние на президента в вопросах внешней политики получились неуклюжими и неудачными.

В течение 2005 года постоянно возрастает роль министра иностранных дел Бориса Тарасюка, который добивается от президента отмены (август 2005 года) указа президента Кучмы, устанавливавшего патронат администрации президента над МИДом.

Начиная с середины 2005 года и весь следующий год решающее влияние на формирование президентских подходов к внешней политике оказывает именно Борис Тарасюк, вплоть до своей отставки в феврале 2007 года. Эта политика отмечена следующими ключевыми вехами - четкостью позиций относительно стремления Украины стать членом НАТО, следствием чего стало получение формата Интенсифицированного диалога весной 2006 года, превращением ГУАМ в полноценную международную организацию, инициированием создания Содружества демократического выбора, началом процесса демаркации границы с Россией, интенсивным сотрудничеством с ЕС в вопросах Приднестровья и Молдовы.

Президент в это время вел очень интенсивную международную деятельность. Количество визитов за рубеж, как и приемов иностранных делегаций, стало рекордным за всю историю страны.

Правда, критики констатировали не всегда достаточную содержательность визитов. Президента упрекали в парадной дипломатии, в слабости к различным зарубежным наградам, в изобилии сыпавшихся на триумфатора оранжевой революции.

В течение этого времени секретариат президента осуществлял в основном протокольные и консультационные функции, однако ситуация начала меняться в сентябре 2006 года, когда на Банковую пришел многоопытный Александр Чалый. К тому времени кресло министра Тарасюка уже начало шататься. Интригой назначения было то, что в последние три года Чалый ассоциировался с пропагандируемыми им идеями нейтралитета, что противоречило курсу президента. Впрочем, вступив в должность, Чалый публично заявил о лояльности законодательно закрепленному курсу на евроатлантическую интеграцию и дал понять, что его главная задача - не столько идеология, сколько эффективный менеджмент внешнеполитической деятельности главы государства.

Назначение Арсения Яценюка в МИД стало рискованным ходом президента, впервые назначившего в МИД 'варяга' из недипломатических кругов. Позиция нового министра - технократическая, без заостренных углов, иногда неопределенная. Большого круга контактов в зарубежных странах новый министр не имеет, экспертом в области международных отношений считаться не может. Это объективно играет на руку Чалому, который после ухода Тарасюка в большую политику и появления на Михайловской министра-неофита становится для президента и главным экспертом-международником, и главным коммуникатором с зарубежными партнерами.

Методы селекции лиц, привлекаемых президентом для формирования его внешнеполитического 'пакета', свидетельствуют о сочетании профессионализма, технократии и фаворитизма. И хотя лично президент Ющенко тяготеет к проведению идеологически целостного и непротиворечивого внешнеполитического курса, на сегодня в его непосредственном окружении усиливается роль технократов, не отличающихся ясным видением внешнеполитической стратегии и места президента в ее реализации.

Наблюдатели, отслеживающие образ Ющенко в международных медиа, ныне отмечают, что президент стал более уверенным, четко излагающим свои мысли, последовательным. Впрочем, в данном случае мы имеем дело скорее с изменениями энергетики самого президента, чем с работой его команды.

Александр Мороз: фавориты и аматоры

Александр Мороз за последний год по понятным причинам растерял значительную долю своей репутации, которая в свое время позволила СПУ войти в респектабельный левоцентристский клуб - Социнтерн. Некоторые видные представители этого объединения, не скрывая, высказываются о том, что неуютно чувствуют себя в обществе великого комбинатора украинской политики.

Мороз редко выступает на международных форумах и практически не использует такой способ подачи своих идей, как публикации статей в зарубежных медиа. Качество обеспечения его международной деятельности остается самым низким среди четверки украинских политлидеров.

Ведущим менеджером по зарубежным связям Мороза в последние годы был нынешний министр транспорта и связи Николай Рудьковский, который сопровождал лидера социалистов во всех зарубежных поездках, тогда как идеологическим обеспечением занимался Виталий Шибко, единственный в окружении Мороза человек, имеющий за плечами дипломатический опыт.

Идея 'строить Европу в Украине' была одним из основных лозунгов социалистов в 2002-2006 годах, однако, кроме продвижения конституционной реформы сомнительного качества, содержательного наполнения этот лозунг в политике партии и в риторике ее лидеров не нашел.

Скорее есть повод говорить, что социалисты смотрят не на запад, а на восток. Многие злые языки непосредственно связывают прошлогодний политический кульбит социалистов и их нынешнюю политику с решающим вкладом таких 'смотрящих', окопавшихся во фракции. Нынешние 'говорящие головы' фракции СПУ Мендусь и Волга являются откровенными лоббистами пророссийского курса.

Из-за отсутствия политической воли, коммуникаторов и компетентных консультантов, способных поддерживать присутствие СПУ и ее лидера в информпространстве Европы, в частности в повестке дня Социнтерна и левых фракций Европарламента, какого-либо ясного позиционирования Мороза на международной арене не сложилось.

Виктор Янукович: пиарщики и дипломатические тяжеловесы

Виктор Янукович демонстри┐рует наиболее масштабное вовлечение как украинской дипломатической элиты, так и зарубеж┐ных консультантов в обеспечение своей международной деятельности. Благодаря этому, и не только этому, качество представления его образа за рубежом существенно изменилось в лучшую сторону. И это при том, что Януковичу и его команде приходилось решать сверхзадачу - развеивать имидж фальсификатора выборов и душителя демократии.

Те, кто помнит знаковые выступления Януковича в 2003-2004 годах в международных аудиториях с анекдотически┐ми перлами и несуразностями, ныне могут оценить то, как грамотно подобранная команда имиджмейкеров, советников и консультантов может изменить подачу образа, казалось бы, безнадежного клиента. Нынешние погрешности, как то невыговоренная фамилия одного из бывших германских президентов во время визита в ФРГ в начале этого года, либо не принятые в приличных кругах страусиные туфли в Страсбурге, стали замеченными скорее благодаря дотошности отечественных журналистов, и вряд ли могут трактоваться как скандальные.

В первые недели после возвращения на пост премьер-министра в августе 2006 года самой заметной фигурой внешнеполитического профиля рядом с Януковичем был Анатолий Орел. Однако и в этом вопросе премьер доказал, что забота о собственной репутации ему не чужда. После первого визита в Брюссель в сентябре премьеру стало ясно (видимо, ему конфиденциально объяснили), что появление в компании с одиозным советником Кучмы является крайне нежелательным для респектабельного политического лидера, коим себя позиционирует Янукович. И Орел был немедленно отодвинут на задворки премьерского окружения. В то же время премьер берет в свою команду трех(!) новых внешнеполитических консультантов крупного масштаба: Анатолия Зленко, Константина Грищенко и Андрея Фиалко. Такое количество внешнеполитических консультантов должно было, во-первых, продемонстрировать президенту Ющенко, что Янукович всерьез берется за внешнюю политику; во-вторых, мобилизовать максимальное число тяжеловесов-международников, которые по разным причинам не нашли себя во власти в период оранжевых правительств; в-третьих, показать, что премьер полагается не только на тех экспертов и консультантов, кого принято считать пророссийскими.

И если Зленко выполняет лишь отдельные задачи, то на Грищенко возложена роль главного модератора между Януковичем и Западом, с особым акцентом на США, где Грищенко работал послом. Идеологически Грищенко гибок, подвержен конъюнктуре, колеблется с линией партии. При этом он компетентен, эрудирован и силен в риторике, умеет убеждать - как самого премьера, так и его зарубежных партнеров.

Андрей Фиалко имеет большой опыт работы с текстами выступлений топ-политиков. Не в последнюю очередь благодаря ему нынешние выступления Януковича как минимум не вызывают неприятного удивления за рубежом, как это было еще несколько лет назад.

Говоря о Януковиче и его окружении, в последние недели все чаще вспоминают Виктора Медведчука. Кроме юриспруденции, он имеет некоторое отношение к внешнеполитической коммуникации. Его направление - российское. Связи в администрации президента РФ позволяют ему узнавать из первых уст и ретранслировать позицию Кремля по основным вопросам международных отношений. По нашим данным, Янукович пользуется этой информаций и в некоторых случаях прислушивается к ней. Личные контакты с Дмитрием Медведевым также не обходятся без Медведчука.

Если к этой экспертно-коммуникативной деятельности формальных и неформальных советников добавить усилия группы американских имиджмейкеров во главе с Полом Манафортом, то получается нынешняя парадная картинка украинского премьера - политика, говорящего на международной арене максимально правильные, рафинированные фразы, приправленные рафинированными жестами. Иногда, правда, если премьер слишком устал или не в настроении, зарубежные партнеры видят другого Януковича - без маски, - но это уже другая история.

Для Януковича международная деятельность имеет и ясный внутриукраинский контекст: если президент хотел бы видеть себя (согласно ст. 106 Конституции) единоличным менеджером внешнеполитической деятельности государства, то Янукович своими действиями и высказываниями пытается доказать, что роль главы исполнительной власти без внешнеполитического компонента невозможна. Отсюда и масштабность кадрового набора, и многочисленные визиты, и публикации, и позиции, иногда идущие вразрез с курсом президента. Международное поле для Виктора Федоровича - это еще одна очень важная площадка для состязаний с Ющенко. Иногда, к сожалению, в ущерб государственным делам.

Юлия Тимошенко: новая кровь

Методы и эффективность экспансии лидера украинской оппозиции в международную политику впечатляющи: молниеносные визиты в ведущие столицы мира, личное знакомство с топ-политиками мирового уровня, статьи в самых престижных изданиях в Европе и за океаном.

Юлия Тимошенко - блестящий тактик, извлекающий самые неожиданные выгоды из внешнеполитических событий и тенденций. Что касается стратегии и идеологии, то позволим себе высказать субъективное мнение: концептуальная сторона внешней политики не относится к сильным сторонам Тимошенко. Иначе говоря, ее международная деятельность внеидеологична, видение национальных интересов (за исключением сферы энергетики) несколько размыто, подвержено динамике, диктуемой политической конъюнктурой.

Ранее Тимошенко пользовалась услугами своей старой гвардии, работавшей с ней в партии 'Батьк?в┐щина' еще с 1990-х годов. Самым известным внешнеполитическим экспертом из этой когорты является посол Олег Билорус - кадровый дипломат и ученый-экономист. Одно время неформальным советником Тимошенко был известный российский политолог украинского происхождения Андрей Окара, известный своими евразийскими взглядами. В разное время консультантом Тимошенко работал видный политолог Дмитрий Выдрин. Под влиянием их взглядов Тимошенко находилась в начале 2000-х годов.

Однако в нынешней динамичной ситуации знаний, креативности и контактов старой школы стало недоставать, концептуальный багаж евразийства перестал удовлетворять, и Тимошенко радикально обновила свое окружение.

Сегодняшний мозговой и организационный центр международной деятельности Тимошенко - Григорий Немыря, народный депутат, пришедший в политику из независимого аналитического центра, занимавшегося европейскими и международными исследованиями. Начиная с 2005 года, со времени премьерства Тимошенко, Немыря организует и сопровождает ее во всех зарубежных визитах, занимается организацией интервью и публикаций. Через него осуществляется отбор услуг, необходимых Тимошенко на международных информационных рынках. Присутствие Немыри определенным образом упорядочило очевидный ранее хаос во внешнеполитических воззрениях Тимошенко. Коммуникативные способности этого обладающего вполне западной ментальностью советника были оценены западными партнерами. В отличие от многих представителей окружения Ющенко и Януковича Немыря говорит с ними на одном языке не только в смысле качественного английского, но и в плане способа мышления, лексики и символики изложения.

Более того, несмотря на обозначенный выше дефицит идеологического стержня, Тимошенко оказалась единственным украинским политиком, опубликовавшим в этом году на Западе масштабную концептуальную статью на международную тему. Речь идет о вышедшей в суперпрестижном американском журнале Foreign Affairs статьи 'Сдерживая Россию', в которой Тимошенко пошла намного далее того, что еще недавно могли позволить себе даже самые сознательные украинские евроатлантисты: она призвала Западный мир к активному противодействию расползанию авторитаризма и неоимперских тенденций из современной России. Если учесть, что ранее Тимошенко очень осторожно относилась к подобной риторике, и, например, ни разу публично не высказалась однозначно в пользу членства Украины в НАТО, то теперь для нее, очевидно, заказан путь назад - в нишу внешнеполитического 'болота' и многовекторности, где она пребывала длительное время.

В то же время некоторые параметры международной идентичности Тимо┐шенко остаются неясными. Например, она поддерживала и приветствовала победу представителя правых сил Николя Саркози на президентских выборах во Франции. При этом ее партия пытается вступить в Социнтерн, представляющий иную часть политического спектра Европы.

Как и Янукович, Тимошенко активно пользуется услугами профессиональных международных пиарщиков и лоббистов. Так, на днях 'Газета 24' сообщила, что Министерство юстиции зарегистрировало Эрика Дизенхолла, вашингтонского политтехнолога, официальным лоббистом Блока Юлии Тимо┐шенко. Дизенхолл, которого называют 'питбулем пиара', начинал карьеру при Рейгане в управлении Белого дома по связям с общественностью, а ныне возглавляет собственную компанию политического консалтинга Dezenhall Resources Ltd.

* * *

Украинские политики вплотную подошли к осознанию того, что международная арена - это не набор протокольных мероприятий, а естественная среда обитания им подобных. И если не чувствовать себя в ней как рыба в воде, то они будут оставаться лишь полуполитиками, замкнутыми в узкие национальные рамки. Набор возможностей в международной деятельности достаточно широк, и выиграет тот, кто сумеет найти способ использовать как можно большую их часть.

Пока что украинские политики лишь учатся быть европейскими. Иногда это выходит коряво и не вполне естественно, но другого выбора у них, к счастью, нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.