Салака, преследовавшаяся при советской власти, побеждает конкурентов. Станут ли ее есть эстонцы?

Таллин, Эстония - Обретя в 1991 г. независимость от огромного русского соседа, эта балтийская страна приступила к формированию постсоветской национальной идентичности. В последнее время потребность в ней стала еще более насущной в связи с новыми угрозами со стороны Москвы, в том числе, беспорядками, устроенными здесь сторонниками Кремля.

Ключевым элементом стратегии стала салака.

После эмоциональных споров, интернет-опросов, обвинений в фальсификациях и парламентских дебатов Эстония, которая по площади в два раза меньше штата Мэн, несколько месяцев назад провозгласила маленькую маслянистую рыбку национальным символом.

'Еда имеет политическое измерение, - объясняет Руве Шанк (Ruve Schank), сотрудник эстонского министерства сельского хозяйства, вспоминая, как в советские времена рецепты, а также их названия должны были проходить утверждение в Москве. - Для меня провозглашение салаки национальной рыбой имеет большое значение'.

Однако выбор салаки вызывает ряд вопросов. Для начала, не так много эстонцев ест эту рыбу. Балтийское море - одно из самых загрязненных в мире, в силу чего улов салаки в последние годы сократился. Бывает, что в салаке содержится большое количество диоксинов, часто превышающее уровень, допускаемый Европейским Союзом, в который Эстония вступила в 2004 г. Рыболовецкий флот Эстонии сократился за десять лет почти втрое.

Более того, из 40 000 тонн салаки, выловленной в прошлом году большая часть пошла на экспорт. Цены на салаку - в местных магазинах - около 1,6 долларов за фунт - сегодня в значительной мере определяются международным рынком, что делает рыбу дорогой для многих эстонцев.

Рано утром 70-летний пенсионер Вячеслав Савтенко, бывший слесарь, рыбачит на берегу соленой реки под Таллином. Он говорит, что салака не ловится уже много лет.

Савтенко предпочитает морского окуня. Накануне вечером он поймал рыбу весом в четыре фунта и зажарил ее себе с луком на ужин.

'Рыбаку чем больше - тем лучше', - говорит он, низко надвинув на глаза свою синюю кепку. Обычно салака бывает не более восьми дюймов в длину. Из-за размера ее трудно готовить. Кроме того, по его словам, она может испортиться через день или два, даже в холодильнике.

Более достойный выбор

Некоторые считают, что более достойным выбором стала бы щука. Действительно, в интернет-опросе, в котором приняло участие 50 000 человек, щука победила с отрывом в 500 голосов, - признает Вальдур Ноормяги (Valdur Noormagi), глава Эстонского рыбного союза, организации, стоявшей за этой идеей.

Но жюри, в котором состоял и он, отвергло кандидатуру щуки на том основании, что салака, будучи традиционным блюдом в рационе эстонцев, играла более важную роль в жизни народа на протяжении его истории. Щука популярна, главным образом, среди любителей рыбалки, выезжающих в выходные на многочисленные реки и озера страны.

Ноормяги говорит, что решение жюри было обоснованным, поскольку в ходе онлайн-голосования произошла фальсификация: в феврале, в последний день опроса, более 150 голосов за щуку поступило с одного компьютера. Кроме того, по его словам, другие сайты, на которых эстонцы могли проголосовать за национальную рыбу, увеличившие общее число голосовавших до более, чем 300 000, показали, что салака - бесспорный лидер.

'Это был правильный выбор, - говорит Ноормяги. - По словам ученых, салака обитает у нашего побережья 5 000 лет'.

Провозглашение салаки национальной рыбой - часть более широкой кампании властей под лозунгом 'Рыба творит добро', призывающей эстонцев улучшать свой рацион, включая в него больше рыбы. Несколько недель назад правительство начало рекламную кампанию с плакатами, на которых из моря выходит девушка в бикини с рыбой в зубах, показывая, тем самым, как рыба может улучшить комплекцию.

Кроме того, правительство хочет продвигать эстонскую кухню. Но сначала пришлось понять, что она из себя представляет.

Годами народ, насчитывающий 1,4 миллиона и занятый, в основном, в сельском хозяйстве, довольствовался свининой, квашеной капустой, кровяной колбасой и жареной картошкой - на это меню большое влияние оказали соседние Германия и Россия.

В советскую эпоху власти запрещали эстонские рецепты как националистические. В эстонской поваренной книге 1955 г., одобренной в Москве, всего 18 страниц посвящено эстонской кухне - в самом конце тома в 416 страниц. Зато здесь вы найдете длинные политические трактаты о том, как 'в капиталистических странах производство потребительских товаров с каждым годом снижается'.

В немилости

В результате, многие эстонские рецепты - например, популярного праздничного блюда 'росолье', состоящего из свеклы, картофельного салата и салаки - попали в немилость в годы 'холодной войны' и сохранились, прежде всего, в среде эстонских эмигрантов. После обретения независимости в 1991 г. эстонцы набросились на импортные продукты типа немецкого йогурта и американского мороженого.

'Наша еда была практически потеряна, - говорит Карин Аннус Кярнер (Karin Annus Karner), возглавляющая эстонскую школу в Нью-Йорке и написавшая недавно эстонскую поваренную книгу. Американец эстонского происхождения Тоомас Сырра (Toomas Sorra), гастроэнтеролог из Бруклина, в последние годы часто посещающий Эстонию, говорит, что салаку он пробовал лишь один раз - на обеде в консульстве Эстонии в Нью-Йорке. Он отмечает, что его родственники в Эстонии любят ловить угря.

Теперь правительство решило развивать собственную кухню, ведущее место в которой отводится салаке. Недавно в эстонском парламенте обсуждался проект памятника рыбе. Свое мнение высказали видные деятели.

Дмитрий Демьянов, известный эстонский повар и основатель кулинарного института в Таллине, не раз появлялся на телевидении и рассказывал об особенностях салаки. Сельдь, которую едят в других странах, - например, в Финляндии, Швеции и Голландии, - крупнее и 'жестче', чем ее эстонская разновидность. 'Такой рыбы нет больше ни у кого, - говорит он. - Наша меньше и нежнее'.

По словам Демьянова, такие символы, как национальная рыба, особенно важны для стран, подобных Эстонии, которая ранее обладала независимостью всего 22 года до Второй мировой войны. 'Это показывает миру, что мы независимая страна', - говорит он.

Салака стала национальным символом Эстонии наряду с васильком и ласточкой, выбранных в годы 'холодной войны' в качестве скромного выражения национальной идентичности перед лицом советской гегемонии.

Внезапное охлаждение в отношениях с Россией делает эту инициативу весьма своевременной. В мае Россия прекратила железнодорожное и автомобильное сообщение с Эстонией, а также, возможно, стояла за беспрецедентной хакерской атакой на эту страну после того, как эстонские власти перенесли советский военный мемориал. Перенос памятника, вызывавшего горячие споры, повлек за собой ночь уличных беспорядков, во главе которых стояла прокремлевская молодежная организация 'Наши'. Кремль отрицает какую-либо причастность к хакерской атаке.

Однако некоторые утверждают, что времени и деньгам правительства можно найти лучшее применение. Кампания по продвижению рыбы, включая расходы на рекламу и буклеты, обошлась более чем в 600 тыс. долларов. Часть этих средств была получена от ЕС.

'Мне нравится эстонская еда, но не стоит тратить деньги на эту чушь, - говорит Леопольд Гардер (Leopold Garder), глава транспортной компании из Таллина. - У нас есть национальный флаг, песня и цветок - этого вполне достаточно'.

Рассерженный редактор одной местной газеты язвительно заметил в редакционной статье, что национальная рыба - это бывший министр сельского хозяйства, которому принадлежит идея кампании.

________________________

Война нового типа для Эстонии и НАТО ("The Washington Post", США)

CCCP: forever или никогда? ("Postimees", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.