Из опубликованных дневников Рональда Рейгана мы узнаем, что он любил гольф, новогодний 'парад роз' в Калифорнии и новые джинсы, что его раздражали 'пустозвоны'-юристы и 'скучнейшие' брифинги, что ему нравился сериал 'Уолтоны' ("The Waltons") и вестерн 'Королева ковбоев из Монтаны' ("Cattle Queen of Montana") с собственным участием, что он обожал свою жену Нэнси, которую называл 'мамочкой'.

Сегодня знатоки истории Республиканской партии изучают его записи столь же внимательно, как Дженн Веннер [Jann Wenner - основатель и главный редактор журнала Rolling Stone] - дневники Энди Уорхола (Andy Warhol).

Однако из этой публикации явствует и другое - насколько президент Рейган был предан делу свободы и демократии, особенно в отношении бывшего СССР. В 1981 г. он начал борьбу за освобождение советского диссидента Натана Щаранского, томившегося в то время в одной из брежневских тюрем. 'Это касается только нас двоих, - записал в дневнике Рейган. - Я не буду сообщать, что обратился с такой просьбой'. В 1986 г. ему удалось договориться с советскими властями. 'Вчера вечером и сегодня утром об этом сообщалось во всех выпусках новостей, - отмечал он. - Я боялся, что огласка погубит сделку. Но выясняется, что 'утечка' исходит из Москвы'.

11 февраля Щаранского освободили, обменяв на советского разведчика, и он смог воссоединиться с женой, эмигрировавшей в Израиль. Рейган - политик до мозга костей - был не лишен сентиментальности. Встретившись, наконец, с человеком, которому он помог выйти на свободу, он с восторгом слушал его рассказ о годах, проведенных в советской тюрьме, и о том, что 'в советском ГУЛАГе' его считали 'героем' за жесткие заявления в адрес репрессивного московского режима.

Героями обычно называют обычных людей, действующих правильно, оказавшись в необычной ситуации. Кроме того, героями становятся узники (Нельсон Мандела) и мученики. Рейган стал героем для советских диссидентов из-за решительной поддержки, которую он им оказывал. Если бы он только был жив сегодня!

Как отмечает правозащитная организация Human Rights Watch, никто не знает точно, сколько политзаключенных содержится в иранских тюрьмах и тайных застенках. В тегеранской тюрьме Эвин, пользующейся в стране самой печальной известностью, диссидентов все чаще подвергают пыткам и издевательствам.

Недавно иранские власти подтвердили, что 7 мая они арестовали видного ученого, американскую гражданку иранского происхождения Халех Эсфандиари (Haleh Esfandiari) по обвинению в подготовке революции в стране. Шестидесятисемилетняя г-жа Эсфандиари возглавляет программу по изучению Ближнего Востока в вашингтонском научно-исследовательском Центре им. Вудро Вильсона (Woodrow Wilson Center). Она приехала в Иран в прошлом году, чтобы повидаться с больной матерью, которой исполнилось 93 года. Четыре месяца ей не позволяли покинуть страну, а затем отправили в тюрьму Эвин, где узникам гарантированы ночные допросы с завязанными глазами. Можно лишь гадать, до какой степени иранский режим охвачен отчаяньем и паранойей.

Муж г-жи Эсфандиари, старший научный сотрудник Института имени Брукингса (Brookings Institution) Шаул Бакхаш (Shaul Bakhash), заявил, что его жена - 'сторонница дипломатических методов', и отверг обвинения, предъявленные ей властями. В прошлом году Конгресс выделил 85 миллионов долларов на поддержку развития демократических институтов в Иране.

Ученые, кинематографисты, писатели и другие образованные иранцы, живущие за рубежом, боятся возвращаться на родину, где их почти наверняка ждут обвинения в государственной измене и тюремные камеры.

Г-жа Эсфандиари живет в США с 1980 г.; она преподавала историю в Принстоне, читала наизусть стихи иранских поэтов. Сообщается, что в декабре прошлого года, когда она возвращалась в Америку, неизвестный в маске похитил из такси по дороге в аэропорт ее чемоданы и паспорт. А в марте на иранском курорте на острове Киш пропал без вести бывший сотрудник ФБР.

В статье, опубликованной в Los Angeles Times, г-н Бакхаш писал: 'Легко ощутить свое бессилие перед лицом необычайной мощи государства - особенно государства, которое по собственному произволу арестовывает, бросает за решетку и обвиняет в преступлениях своих граждан: люди обретают силу только в том случае, когда они осуждают несправедливость и встают на защиту невинно пострадавших'.

Администрация президента Буша, унаследовавшая от Рональда Рейгана преданность свободе и демократии, и Конгресс США, несомненно, вдохновляют иранцев на противостояние одному из самых репрессивных режимов планеты, вселяя в них надежду, что свободный мир не взирает равнодушно на злоупотребления иранских властей, но готов предпринять конкретные действия для создания свободного общества в этой прекрасной стране с древнейшей цивилизацией и культурой.

К сожалению, то, что произошло с г-жой Эсфандиари - не единичный случай. В Бирме военная хунта с 1989 г. держит в заключении лауреата Нобелевской премии мира г-жу Аун Сан Су Чжи (Aung San Suu Kyi). Как отмечает Джульетт Терзиефф (Juliette Terzieff) на страницах World Politics Review, 'ООН, США и Ассоциация стран Юго-Восточной Азии присоединились к хору голосов, призывающих власти Бирмы (Мьянмы) освободить г-жу Су Чжи из тюрьмы'.

В Республике Грузии профессор Ираклий Батиашвили содержится в заключении с октября 2006 г. (как утверждается, 'по ошибке'), и до сих пор ждет освобождения.

Помню, как я читал репортаж о визите в Дамаск спикера Палаты представителей, конгрессмена-демократа от штата Калифорния Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi). Простые сирийцы были крайне удивлены, что столь высокопоставленный политик спокойно гуляет по улицам и вступает с ними в непринужденные беседы. Представить себе, чтобы их лидеры поступили так же, они не могут.

Как бывший гражданин СССР, я знаю, что происходит со слабыми, ксенофобскими и репрессивными режимами, если свободный мир обращает на их действия пристальное внимание. Когда Соединенные Штаты возвышают свой голос в защиту невинных людей, чьи права нарушаются, это реально меняет дело. Президент Рейган пробудил к жизни волну свободы, перед которой 'ось зла' [так в тексте. Возможно, автор имеет в виду 'империю зла' - прим. перев.] не смогла устоять.

Каждого, кто протестует против угнетения, такие режимы объявляют преступником - достаточно вспомнить Манделу, Щаранского и Александра Солженицына. Помню свою встречу с Мстиславом Растроповичем в Москве. Он рассказал: советские власти конфисковали его паспорт, когда он находился в Париже - это был первый шаг к уголовному делу против музыканта. А сенатор-демократ Эдвард Кеннеди (Edward Kennedy), с которым мне однажды довелось встретиться в аэропорту, сказал мне: в современном мире демократия - единственный логический выбор.

Как бы поступил президент Рейган в случае с американским ученым Халех Эсфандиари? Несомненно, он взял бы ручку и бумагу и предложил сделку. Он не стал бы афишировать свое предложение: все делалось бы конфиденциально. Рейган понимал, какую силу имеет личная просьба, и готов был отказаться от пустых политических угроз, чтобы добиться нужного результата. Он действовал бы жестко и быстро - Рейгану это удавалось блестяще. И сегодня для него нашлось бы очень много работы.

Цотне Бакурия - бывший депутат парламента Грузии. Сегодня он возглавляет Центр 'Америка за справедливость и свободу' (America for Justice and Freedom Center).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.