'Час' побывал на лесной 'оперативке' таллинского 'Ночного дозора'. Конспирация вынужденная: это одно из последствий переноса памятника. Сейчас 'дозор' всерьез прессуют. . . Другие итоги 'бронзового бунта': уменьшение объемов российского транзита, закручивание гаек школьной реформы. А сам Алеша на неопределенный срок оказался за решеткой

'Ночной дозор' уходит в сумрак

. . .В пригородном лесу прохладно и, несмотря на поздний вечер, светло. Север - белые ночи. Нас ведут на какую-то специальную поляну, где таллинские дозорные собираются на свою 'оперативку'. На повестке дня - подготовка к 22 июня (начало Великой Отечественной войны), информация об арестованных товарищах и разное.

В лес нас ведет 'дозорная' Светлана Кунгурова, которая для полноты впечатлений немного похожа на актрису М. Порошину из к/ф 'Дневной дозор' - только худее и симпатичнее. 'Иначе и не поговорить, - объясняет она, - спецслужбы перешли к откровенному прессингу'.

Алеша переехал на воинское кладбище. Близко к памятнику не подойти - решетки.

По дороге Светлана нам рассказывает:

- Раньше мы собирались у Ларисы - у нее свой магазин. Но после недавних событий там столько прослушки. . . Открыто приходят люди, которые нами занимаются, и провоцируют конфликтные ситуации. Недавно был такой случай: сидели мы с товарищами около кафе 'Пушкин' (рядом с Русским культурным центром). Тут подошел человек и стал открыто нас фотографировать, демонстративно подслушивая беседу. В итоге Юра Журавлев не выдержал, достал мобильник и сфотографировал его. Тот начал хватать его за руки и кричать: 'А ну быстро стирай мою фотографию'.

После этого ЧП Юра написал заявление в прокуратуру. Потому что выяснилось: некоторым товарищам этот человек ранее представлялся как сотрудник эстонской полиции безопасности Александр Гончаров. Его удалось также опо- знать - он мелькал на последних политических мероприятиях.

Естественно, на 'дозорных' оказывается и экономический прессинг.

- Дмитрия Кленского, одного из членов 'Ночного дозора', уволили с работы в небольшой муниципальной газете 'Кристине лехт' (городская газета, пишущая о ремонте труб, дорог и т. д.). Он потерял место из-за того, что стал собирать подписи против переноса памятника с Тынисмяги.

- Уволили центристы Сависаара, который якобы выступал за то, чтобы не трогать памятник, - поясняет Светлана. - Мы пришли поговорить с ними, встретились со вторым после Сависаара лицом. И нам ответили, что Кленскому не нужно было совмещать работу с политической деятельностью. Но он-то собирал подписи в нерабочее время. . .

- И в демократической стране, - добавляет кто-то из 'дозорных'.

'На нас свалят будущий кризис'

Но вот мы пришли на место. Здесь, по замыслу участников, будет устроен небольшой пикник, который запретить или разогнать довольно трудно. Часть участников - с детьми.

Кстати, маргиналов здесь нет - служащие, представители мелкого бизнеса. Все люди зрелые - 30-40 лет. Зачем им 'дозор'? Так ведь положение русскоязычных за последнее время резко ухудшилось, надо что-то делать. . . Почему вдруг стало хуже? Тут несколько причин. И одна из них такая: в Эстонии, как и в остальных постсоветских странах, идет смена поколений. Вместо бывших советских места занимают молодые люди, которые 1) уже не знают русского; 2) выросли со словом 'оккупация' в душе.

- Вот я удивляюсь: какой же я оккупант? - говорит Светлана. - Я приехала из Ленинграда, когда мне было 6 лет (папу как специалиста пригласили сюда). Папа был начальником Горгаза Ленинграда. Теперь он работает на стройке - не нужны оказались Эстонии специалисты с советскими дипломами. Я выучила язык, сдала на гражданство. . . Но мне говорят: 'Нет, все равно ты оккупант'. И живу я с таким пониманием: за то, что я не согласна с мнением премьер-министра, меня можно лишить гражданства, и ребенка моего можно лишить гражданства, и всех натурализованных за инакомыслие можно лишить гражданства. А эстонца - 'наследственного гражданина' - нельзя.

. . .А теперь представим себе: каково папе Светы, да и остальным выходцам из блокадного Питера слушать разговоры об 'оккупации' и переживать за Бронзового солдата. . .

'Дозорный' Игорь Грабовский:

- Сейчас получилось так: основной критерий, разделяющий эстонцев и русских, - это отношение к 'оккупации'. То есть выучить эстонский, попросить гражданство и сдать экзамены - этого недостаточно. Они говорят, что, видимо, русским детям неправильно преподавали историю. Учебники написаны правильно, но учителя в школах еще неправильные. Нужно русских научить их же истории - и тогда все будет нормально. . . Правда, во власть все равно не пустят. Это очевидно (сейчас ведь тоже нет ни одного русского министра). Если сравнить страну с заводом, то русский никогда не станет директором этого завода.

- Как оценивают сами 'дозорные' итоги борьбы за Бронзового солдата?

- Стало хуже. Действия Ансипа жестко разделили народ на русских и эстонцев. Интеграция, которая проходила 15 лет, под вопросом. Это сейчас сильно ощущается на бытовом уровне, - говорит 'дозорный' Александр Коробов. - Но если бы мы не выступили, памятник бы снесли. Начали бы ремонтировать, и под этим предлогом его бы просто не стало.

К тому же, по словам 'дозорных', впереди два кризиса: экономический, вызванный падением цен на рынке недвижимости и сворачиванием российского бизнеса с Эстонией, и политический - с 1 сентября начинается реформа русских школ.

- В обоих случаях все последствия можно свалить на нас, - резюмирует Коробов. - И ничего, что нас всего 20 человек, причем не миллионеров и не боевиков. Когда враг выбран, власть может не бояться никаких кризисов.

Операция 'Майка 22.06'

После этой политинформации мы переходим к практическим вопросам.

Прежде всего 'дозорный' Коробов рассказывает о суде над Дмитрием Линтером (один из трех арестованных 'за массовые беспорядки'). В минувшую пятницу его начали судить - пока что за прошлогодний эпизод. Адвокат у него вроде неплохой. Сам Дмитрий выглядит тоже неплохо, хотя явно осунулся. 'Дозорные' обсуждают, как проводить сбор подписей в его защиту.

- В чем его обвиняют: 22 сентября, в день освобождения Таллина от немецко-фашистских захватчиков, Линтер пришел, когда памятник был огорожен полицейской лентой, - поясняет нам Светлана. - Он принес туда свечи, но не к памятнику, а к церкви напротив. К нему стали подходить люди, некоторые тоже со свечами. . . Теперь его обвиняют в организации несанкционированного собрания. Штраф - 1200 или 2000 крон. Перед этим он говорил в прессе, что 'ничего не организовываю, приду лично сам'. Но полицейские заявили, что все равно это было собрание.

Когда судья спросил: 'А по каким критериям вы оценили, что это было все-таки собрание, тем более незаконное?', представитель полиции ответил, что в тот момент там присутствовали три лидера 'Ночного дозора': Дмитрий Линтер, Юрий Журавлев и Владимир Лебедев. . . Видите, какой критерий: если три лидера вдруг собрались, значит, это организованное собрание. Больше двух не собираться. . .

К 22 июня планируется акция - флэш-моб в майках с изображением Бронзового солдата. Но отпечатать на майках что-то подобное в Таллине оказалось большой проблемой. На прошлой неделе жительница столицы Виктория обратилась в два магазина T-Sargipood, находящихся в таллинских торговых центрах Kristine и Ulemiste, чтобы сделать надпись на футболке Proud to be Russian ('Горжусь, что я русская'), а также напечатать на футболке фотографию Бронзового солдата. Продавщицы и в том, и в другом магазине не приняли заказ, сказав, что эти тексты и фотография - политические и печатать такое они не будут.

В то же время просьбу написать на футболке фразу 'Я помню, я горжусь' в магазине приняли и выполнили без всяких проблем. По предположению Виктории, продавцы просто не поняли ее смысла и значения, потому и напечатали.

Во втором магазине мы попросили написать на футболке фразу Mina olen eestlane, minu sober on venelane ('Я - эстонец, мой друг - русский'). Напечатать такие слова продавщица отказалась, объяснив, что эта фраза разжигает национальную рознь и что в их фирме есть распоряжение не печатать на футболках 'русский', 'Россия' и другие подобные им слова.

Законность этого прецедента широко обсуждается в местной прессе. Поэтому 'дозорные' очень сомневаются, что им удастся напечатать на майках Алешу. Найдут ли они выход из положения, увидим 22 июня.

'Официальные цифры врут'

. . .При всем этом в конце мая эстонский департамент статистики сообщил: в первом квартале 2007 года средняя брутто-зарплата для работников с полной и частичной нагрузкой составляла 10 322 кроны в месяц, или 62,02 кроны в час. По сравнению с первым кварталом прошлого года средняя месячная брутто-зарплата и почасовая оплата выросли на 20,1%. . .

10 000 крон в месяц - это около 400 латов. Любопытно, что сами жители Эстонии в официальные цифры не верят.

- Эта сумма высчитана по зарплате какого-то низшего чиновника. - говорит Светлана. - Такую зарплату никто не получает, дай бог, чтобы 6-7 тысяч выходило. Сейчас строительный бум, поэтому, естественно, строители получают около 10 000, они и не могут получать меньше. Но, допустим, продавцы, у меня очень много знакомых, говорят, что их заработок 4000, а если в доску разобьешься, то в лучшем случае 5000. И то это только в Таллине. . .

И еще. Правительство уже начало повышать налоги, в первую очередь - акцизы.

Кстати

Примерно в это же время - в минувшую субботу - в городе Гуково Ростовской области торжественно перезахоронили останки гвардии капитана Алексея Брянцева, который в числе 12 советских воинов ранее был похоронен на Тынисмяги в центре Таллина.

После того как правительство Эстонии, несмотря на протесты граждан, постановило перенести останки солдат вместе с памятником Советскому воину-освободителю на Воинское кладбище Таллина, родные капитана Брянцева приняли решение перезахоронить его в России.

Комментарии к этому сообщению на эстонских новостных сайтах демонстрируют накал страстей: от 'оккупанты - вон' до ругательств в адрес 'титульных'.

Реформа образования: про 'бронзовый фактор ускорения'

В Эстонии 63 русские школы. До апрельских событий предполагалось, что реформа, то есть перевод на эстонский, будет осуществляться медленно и аккуратно.

А именно: с 1 сентября этого года в русскоязычных школах полагалось ввести с 10-го класса преподавание эстонской литературы исключительно на эстонском. Потом добавлять по одному предмету в год - обществоведение, географию, музыку и историю. Итого: пять предметов.

Однако после 'бронзовых беспорядков' эстонская правительственная концепция изменилась. Причем не в лучшую для русских сторону. В начале июня на заседании правительства было решено расширить количество предметов на эстонском до семи (что составит уже не 60% всех учебных предметов, как предполагалось, а больше).

К тому же министр образования Эстонии Тынис Лукас заявил о намерении резко ускорить реформу. В частности, главным предметом, который экстренно переведут на эстонский и возьмут под особый контроль, будет история. Поскольку, по официальной концепции, именно 'русскоязычные маргиналы, не знающие истории', и устроили беспорядки в Таллине, вокруг Бронзового солдата.

Естественно, активно обсуждается вопрос: не повторится ли латвийский сценарий. С учетом того, что эстонские школьники уже доказали свою возможность выйти на улицы. . . Сам министр Лукас заявил, что 'возникновение волнений среди школьников было бы совершенно непропорциональной реакцией. . . Я как министр образования воспринимаю это всерьез, но не считаю всерьез, что для этого есть основания'.

В то же время он не исключил, что 'могут быть провокаторы, которые об этом говорят и перепрофилируют определенные организации на новую задачу; одной задачей были вопросы прошлого, сейчас появилась другая задача'. 'Было бы хорошо, если бы мы узнали, кто это. . . Я думаю, что этим пусть занимаются соответствующие органы', - отметил министр.

Любопытна реакция на эти новшества самих русских школ. Она крайне напоминает - по степени лояльности - реакцию русских педагогов Латвии.

'Все 63 русскоязычные школы Эстонии дали знать, что готовы к переводу преподавания на эстонский язык, в том числе и частные школы, от которых этого вовсе не требуется. Готовность к сотрудничеству очень высокая', - сказал журналистам министр Лукас.

Ну а реакция школьников, высказываемая, естественно, не в официальной прессе, а в личных разговорах, такая:

'Латвийского сценария не будет, это министр верно сказал. . . В Латвии на реальное выступление так и не решились. Но мы-то можем. Я так думаю'.

'Это у нас на северо-западе они хотят все на эстонский перевести? Мощно придумано. Посмотрим, как это у них получится. . .'

Экономика: в ожидании осеннего кризиса

Вот несколько ключевых сообщений из экономической хроники Эстонии последних недель:

Центробанк России перекрыл возможности расширения в России Swedbank OAO, приходящегося дочерним предприятием Hansapank. Официальная причина - нарушения федерального закона о воспрепятствовании отмывания денег. Ограничения коснутся главным образом банковского обслуживания через корреспондентские счета, операций по обмену валюты и заключения новых сделок.

Эстонский премьер Ансип на этот счет высказался осторожно: 'Я не стал бы связывать эту историю с событиями вокруг Бронзового солдата'. Впрочем, по его же словам, 'такую связь нельзя исключать'.

15 июня на крупнейшем местном деревообрабатывающем предприятии Repo Vabrikud (оборот в прошлом году - 654 миллиона крон) оставалось на 3 дня запасов щепы - для производства главной продукции, ламинированных плит. Причина - прекращение поставок сырья из России, которые возобновятся неизвестно когда. Фабрике предстоит уволить около 170 человек. Количество 'коллективных сокращений' по сравнению с прошлым годом выросло уже на 20% и грозит увеличиться - прежде всего в текстильной и деревообрабатывающей промышленности.

Внешнеторговый дефицит Эстонии за год вырос на 100 млн. евро - с 700 до 800 миллионов.

Сын губернатора Петербурга Сергей Матвиенко, два года назад купивший недалеко от Таллина остров под строительство коттеджей, продал свою собственность, свернул бизнес в Эстонии и отказался от вида на жительство.

- Внук солдата Великой Отечественной не может развивать бизнес в стране, которая неуважительно относится к памяти павших советских воинов, - объяснил свой поступок сын губернатора. - Это оскорбительно.

Кроме того, бизнесмен пообещал, что его примеру последуют и другие предприниматели Северной столицы, имеющие дела с Эстонией.

Рост цен на квартиры, на котором не в последнюю очередь держался 11-процентный ежегодный экономический рост Эстонии, остановился. А из-за 'бронзовых беспорядков' цены в центре Таллина даже немного просели: в среднем 2-комнатная квартира подешевела с 38 000 крон за 1 кв. метр до 35 900. К концу года многие обозреватели ждут 'обвала недвижки'.