'Разделяй и властвуй' - это старая максима Британской империи. В разделениях на Ближнем Востоке недостатка сегодня явно нет. Но кто же, в результате, властвует?

Все сохранявшиеся надежды на разрешение конфликта между Израилем и палестинцами по принципу 'два государства' улетучились на прошлой неделе, когда исламские экстремисты из движения ХАМАС взяли под свой контроль сектор Газа.

Глава палестинской администрации Махмуд Аббас, лидер более светской партии 'Фатх', контролирует сегодня только Западный берег. Следующий план мирного урегулирования на Ближнем Востоке будет предусматривать три государства: Израиль, Хамастан и Фатхленд.

Я сказал 'три'? Имелось в виду 'четыре'. Ведь мир не может быть прочным, если не будет каким-то образом покончено с угрозой Израилю, исходящей от Хезболластана - полосы территории Ливана, которая контролируется террористами, поддерживаемыми Ираном. Прошлым летом Израиль не смог их одолеть.

Между тем, пока боевики ХАМАС, чьи лица прикрыты капюшонами, и силы 'Фатх' перестреливались в Газе, а в Ливане был взорван очередной антисирийский политик, в Ираке боевики-сунниты уничтожили оба минарета Золотой мечети в Самарре, закончив начатое в прошлом году, когда был взорван ее золотой купол. Теракт был совершен с таким расчетом, чтобы усилить конфликт между противоборствующими группировками и подтолкнуть страну к кровавому разделу.

Не забывайте о Курдистане, полуавтономной республике на севере Ирака, которая в случае распада Ирака станет третьим государством. Турки не забывают и сосредоточивают войска на его границе.

Как я уже сказал, в разделениях на Ближнем Востоке недостатка нет. Но понять, кто властвует, сложно.

Я не раз предупреждал о том, что следующий большой глобальный конфликт начнется на Ближнем Востоке - так же, как двум мировым войнам начало было положено в Восточной Европе. В силу смертоносного сочетания этнической дезинтеграции и экономической уязвимости с кризисом империи (в данном случае, США) избежать спирали насилия очень трудно. Прибавьте к этому демографическое давление, вызванное высоким уровнем рождаемости среди мусульман, доходы, приносимые богатыми запасами нефти и газа, и риск того, что самая революционная держава региона может вскоре овладеть ядерным оружием - и рецепт Армагеддона готов.

Что же делать остальному миру? Эдвард Латтвак (Edward Luttwak), старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, считает, что Ближний Восток нужно просто игнорировать. В своей недавней статье Латтвак говорит, что регион находится 'у черта на рогах' и указывает на то, что трагические пророчества - вторая после нефти статья ближневосточного экспорта.

Свою позицию Латтвак обосновывает двумя аргументами. Во-первых, мы переоцениваем значение насилия в регионе. Он пишет, что 'с 1921 г. жертвами еврейско-палестинского противостояния' стало менее 100 000 человек'. А Иран, по его словам, представляет собой не большую угрозу, чем в свое время Ирак.

В то же время, подчеркивает Латтвак, мы переоцениваем экономическое значение Ближнего Востока. В действительности, это недоразвитый регион, где 'в области науки или искусства не создано почти ничего'. Он экспортирует, прежде всего, нефть, но глобальная зависимость от нее снижается.

Поэтому единственная рациональная политика - игнорировать. 'Отсталые общества, - заключает он, - должны быть предоставлены самим себе. Так, французы благоразумно отстали от Корсики, так итальянцы постепенно теряют интерес к Сицилии'.

Из всех комментариев, которые я прочел на этой неделе, этот особо выделяется своей глупостью. Неужели Латтвак серьезно считает, что распад Ирака (и даже Ирана, о котором он упоминает) можно сравнить с тривиальными неурядицами Корсики или Сицилии?

Каждый месяц жертвами насилия в Ираке становится около 3 000 человек. По данным Мемориального института по предотвращению терроризма, с 1998 г. в результате терактов на Ближнем Востоке погибло 24 289 человек. Неужели, по мнению Латтвака, это приемлемый уровень терроризма? Не желает ли он предложить свой прогноз того, сколько людей может погибнуть в ближайшие 10 лет, когда распадется Ирак, а противостояние между Израилем и Ираном достигнет апогея?

Более того, утверждения о том, что Ближний Восток не имеет экономического значения, просто смехотворны. Да, сегодня Запад зависит от ближневосточной нефти меньше, чем в 1970-е. Но неужели никто не показал Латтваку кривую глобального спроса и предложения нефти? Нефтяные месторождения в других регионах будет исчерпаны раньше, чем на Ближнем Востоке, на который сегодня приходится 62 процента доказанных запасов (в 1980 г. - 54 процента). Тем временем, азиатский экономический бум вызывает беспрецедентное повышение спроса. Если ближневосточная нефть настолько неважна, то почему стоимость барреля нефти по фьючерсным контрактам выросла на прошлой неделе до 67 долларов?

То, что нужно Ближнему Востоку - это вовсе не нарочитое невнимание, а более эффективная политика дипломатического вмешательства - чтобы на фоне разделений появилась хоть какая-то власть.

Опасаюсь, что две ударные авианосные группы США у иранского побережья и адмирал, недавно назначенный председателем Объединенного комитета начальника штабов, могут довести дело до вмешательства совсем другого рода.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.