Каждый раз по мере приближения саммита 'большой восьмерки' начинают раздаваться вопросы: почему эта страна в нее входит, а та - нет? И что именно делает страну великой державой?

Традиционно могущество государства определяется объемом его ВВП и мощью вооруженных сил. Но этих двух критериев мало. Возьмем, к примеру, Соединенные Штаты: пусть они в настоящее время и являются самой богатой и лучше всего вооруженной страной в мире, это не очень-то им помогает, поскольку они по собственной вине увязли в Ираке и Афганистане, а также растрачивают много сил на утверждение своих позиций во многих уголках земного шара: в России ('Стань демократической страной, да поживее!), в Иране, в Северной Корее, в Китае ('Руки прочь от Тайваня, слышь, ты?', 'Быстренько собрались и снизили курс юаня!'), в Европе ('Вы нас любите? Тогда следуйте за нами в ад!'), в ООН.

Затянувшиеся военные операции и распыление сил обрекают США на определенное бессилие. Они все меньше внушают страх. К ним уже не так сильно прислушиваются. Посматривают в сторону других держав. Так что же именно делает страну великой державой? По моему мнению, государство, чтобы получить право на этот влиятельный статус, должно соответствовать четырем критериям, вкупе составляющим взрывоопасную смесь.

Критерий No.1, о котором мы уже говорили: устойчивый рост ВВП и тьма тьмущая самолетов, подводных лодок, танков, ракет и солдат.

Критерий No.2, являющийся основным: связанное и реалистичное осознание того, что страна из себя представляет в настоящий момент, вкупе с четким пониманием того, какой она хочет стать в будущем. Это встречается крайне редко. Обычно государства решают насущные вопросы с помощью шагов, продиктованных блажью или навязчивыми идеями; у них нет всеобъемлющего, твердого, продуманного видения того, какими они могли бы и хотели бы стать.

Критерий No.3: обладать решимостью, настоящей решимостью - которая наблюдалась в первые дни президентства у 'метеора'-Саркози - перевести свой политический курс в плоскость реальных поступков.

Чтобы стать великой державой, не достаточно обладать устрашающей армией и продуманной стратегией, нужно также быть готовым без малейших колебаний использовать свою мощь - причем использовать достаточно умело, чтобы она не срикошетила прямо в Вас, как это случилось с США в Ираке. Подобная готовность действовать встречается исключительно редко - возможно потому, что державы, как правило, не понимают (критерий No.2), чего они хотят на самом деле.

Критерий No.4: и, наконец, очень важно, чтобы другие страны трепетали, когда Вы снисходите до общения с ними. Приведу пример: пятьдесят лет назад Китай, пусть лишь в силу своего размера, мог бы заставить трепетать другие страны, но международное сообщество, за исключением его ближайших соседей, считало Китай чем-то вроде далекой туманности, а разве может кто-нибудь бояться далекой туманности?

Зато сегодня вся планета в страхе и трепете поминутно отслеживает его действия. Значит, Китай все-таки существует, и никто отныне не осмелится относиться к нему легкомысленно или неуважительно. Мало ли что может случиться, не правда ли? К тому же в этой стране можно заработать неплохие деньги.

_________________________

Иррациональный страх перед Путиным ("Newsweek", США)

Почему мы должны быть твердыми с Москвой ("The Financial Times", Великобритания)