Владимир Путин покидал саммит 'большой восьмерки', улыбаясь, и для этого у него были все основания. Он утвердился в роли дружески и конструктивно настроенного партнера США и Европы в сфере безопасности - не поступившись ради этого практически ничем.

Будучи мастером дзюдоистской тактики, - воспользоваться движением соперника, чтобы оказаться в выгодной позиции - Путин 'сделал шаг в сторону' и обошел непреклонную решимость Буша создать базы противоракетной обороны, направленные против Ирана, предложив задействовать в этих целях уже имеющуюся РЛС в Азербайджане. Если же этот вариант чем-то не устраивает - почему бы не разместить систему в Турции, на кораблях, или даже в Ираке, предложил он.

Другими словами обладатель 'черного пояса' по дзюдо, фактически придав легитимность опасениям Вашингтона в связи с возможностью появления у Ирана межконтинентальных ракет, одновременно приобрел право голоса в отношении американского проекта, предложив альтернативу развертыванию элементов ПРО в Польше и Чешской Республике. Американцев этот маневр застал врасплох, они оказались 'прижатыми к канатам' (если воспользоваться терминологией из другого вида спорта), и вынуждены были уйти в 'глухую оборону'.

Русские не первый раз преподносят сюрпризы в ходе встреч на высшем уровне. В 1986 г. Горбачев неожиданно предложил план сокращения вооружений в 'увязке' с отказом США от Стратегической оборонной инициативы (СОИ). Внешне этот план выглядел разумным, однако его реальная цель заключалась лишь в том, чтобы набрать пропагандистские очки, и одновременно создать ситуацию, требующую от президента Рейгана пойти навстречу Советам, якобы готовым к конструктивному диалогу. В ответ тогдашняя американская администрация мило улыбнулась Горбачеву, и продолжала действовать в прежнем ключе. Время и деньги (а точнее их отсутствие) работали против советского лидера.

Сходство между нынешней уловкой Путина и той попыткой Горбачева помешать осуществлению СОИ и одновременно одержать пропагандистскую победу видно невооруженным глазом. Однако возникает вопрос: занимает ли администрация Буша столь же сильную позицию, что и команда Рейгана?

Конечно, у путинского 'плана на игру' - куда более масштабные цели. Москве очень важно избавиться от статуса 'второразрядной державы', в котором, по ее мнению, страна прозябает со времен распада СССР. Путин хочет, чтобы Россия вновь стала 'государством с большой буквы' - великой державой, равной США в политическом, военном, и экономическом плане. Буша он считает политическим 'подранком'. Москва намеревается воспользоваться испорченной репутацией американского президента на родине и за рубежом, чтобы подняться на следующую ступеньку лестницы к великодержавию.

В основе путинской стратегии несомненно лежит его стремление покончить с затянувшимся ослаблением влияния России на мировой арене. Однако есть и более конкретный вопрос, вызывающий у кремлевского руководства беспокойство и вновь пробуждающий опасения времен 'холодной войны'. Путин и его команда считают, что еще в первые годы после прихода к власти администрации Клинтона с Москвой было заключено неформальное соглашение о том, что процесс расширения НАТО не должен затронуть страны бывшего Восточного блока. Российское руководство крайне недовольно нарушением этой неписанной договоренности. Ветераны клинтоновской администрации, правда, не припоминают этой конфиденциальной сделки.

Еще больше уязвляет Путина тот факт, что основной этап расширения НАТО произошел уже вслед за тем, как Россия оказала Западу существенную помощь после терактов 11 сентября. Она, в частности, содействовала созданию американских баз в бывших советских республиках Центральной Азии для поддержки операций США и их союзников в Афганистане. А легитимность сегодняшним планам создания системы ПРО по сути придал выход США из заключенного еще в 1972 г. Договора по противоракетной обороне. Россияне рассматривают это решение как агрессивный шаг со стороны Вашингтона.

Многие упреки Путина представляют собой аргументы, явно вырванные из контекста, однако в его позиции отражается глубоко укоренившийся страх Москвы оказаться во 'враждебном окружении', а также представление о том, что Вашингтон намеренно препятствует росту влияния России в международных политических и экономических отношениях.

Недавно, на крупном экономическом форуме в Петербурге, Путин поставил под сомнение существующую глобальную торгово-финансовую систему, где преобладающие позиции занимает Запад. Он призвал к созданию 'новой архитектуры : экономических отношений', имея в виду перестройку международных экономических институтов, а значит и политического баланса сил с учетом растущего влияния новых мощных игроков - Китая, Индии, и, конечно, России.

Путин предпринимает гигантские шаги, необходимые для превращения России во влиятельную силу по всем направлениям международных отношений - и делает это, невзирая на негативные последствия с точки зрения 'пиара'. Напротив, он следует старому агитпроповскому принципу: если 'повторять что-то достаточно громко и долго', половина аудитории вам поверит. И Западу пора наконец осознать происходящее!

Джордж Уиттман - член Комитета по борьбе с реальной опасностью (Committee on the Present Danger), один из основателей и первый председатель Национального института публичной политики (National Institute for Public Policy)

_________________________________

В путинской России воцарились законы бандитизма ("The Independent", Великобритания)

Правила Путина ("The Wall Street Journal", США)

Россия: вчера - нищая, сегодня - воинственная ("New Statesman", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.