21 и 22 июня в Брюсселе пройдет саммит 27 стран ЕС. Главный вопрос повестки дня - евроконституция. Если в этом вопросе не будет достигнут прорыв, то 'Европу ожидают крайне серьезные последствия', полагает канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Почему мы привели высказывание именно Меркель? Дело в том, что шестимесячный срок президентства Германии в ЕС заканчивается и саммит должен подвести итоги сделанного Берлином. Вот ФРГ и решила оставить по себе память как о стране, которой удалось сблизить позиции всех стран ЕС по самой сложной и живо- трепещущей проблеме, ведь, как известно, Франция и Нидерланды в 2005 году на референдумах проголосовали против принятия единой конституции.

Почему же Германия, а вместе с ней и новый президент Франции Николя Саркози настаивают на новой конституции, причем принять и ввести ее в действие, говорят Берлин и Париж, надо быстро - буквально до выборов в Европарламент в 2009 году. Дело в том, говорят они, что на мировой арене все заметнее влияние стремительно развивающихся Индии и Китая, да и позиции России становятся все прочнее, а конституция позволит повысить эффективность Евросоюза.

Для того чтобы решение по главному вопросу было принято, Берлин даже готов пойти на некоторые уступки. Например, готов изъять статью о единой символике ЕС, поскольку ряд государств усмотрели в ней угрозу своему национальному самосознанию.

А что же в конституции останется? Из основных положений стоит упомянуть следующие:

учредить постоянные посты президента (его будут избирать лидеры ЕС на 2,5 года с правом однократного переизбрания) и министра иностранных дел;

сократить состав Еврокомиссии (правительства сообщества) до двух третей от общего числа стран-членов;

сократить потолок в 750 депутатов для Европарламента.

Но главное - реформировать механизм принятия решений.

А вот тут возникают проблемы. И главная из них - Польша.

Сейчас в ЕС действуют сложная система, которая определяет, сколько голосов имеет страна, основываясь на демографических, экономических и других показателях. В результате вес Германии в ЕС (29 голосов, население 84,2 миллиона человек) сегодня оказывается практически равен весу Польши (27 голосов и 38,5 миллиона населения).

Берлин желает ввести принцип так называемого 'двойного большинства', при котором решение будет считаться принятым, если его поддержат не менее 55% стран (при нынешних 27 это будет 15 стран) и их совокупное население составит не менее 65% от всего сообщества. Блокировать меру смогут не менее четырех стран.

Польша же (кстати, единственная в ЕС) считает, что подобная реформа поставит ее в неблагоприятное положение. И предлагает систему, при которой вес каждой страны будет зависеть от численности населения (так называемая система квадратного корня из населения страны, при которой Польша получает 6 голосов, а Германия - 9). При этом ни на какие компромиссы поляки идти не желают, заявляя, едва ли не как кубинцы когда-то: квадратный корень или смерть.

Уговорить поляков пытались Швеция, Италия, Австрия, Эстония. Накануне саммита в Варшаву отправился глава испанского правительства Хосе Луис Родригес Сапатеро. Но все тщетно - Польша, если ее не послушают, готова наложить вето.

Это станет для Германии не только большим разочарованием - серьезным ударом. Ведь две проблемы, которые она планировала решить во время своего президентства, - начало переговоров с Россией по новому базовому соглашению, которое должно прийти на смену устаревшему Соглашению о партнерстве и сотрудничестве, и реанимация конституционного процесса в ЕС, - окажутся не выполненными. И обе - по инициативе Польши.

Блэр напоследок обвинил Россию...

Уходящий со своего поста летом премьер-министр Великобритании Тони Блэр обвинил Россию в готовности использовать свои энергетические ресурсы для достижения политических целей.

В статье, опубликованной в The Times, он призывает британцев подумать, каким образом можно обеспечить энергетическую безопасность страны. Блэр, в частности, пишет: 'Если недостаточно всех изложенных выше доказательств, вот вам: теперь нам приходится иметь дело с такими странами, как Россия, готовая использовать свои энергетические ресурсы как политический инструмент. За последние десять лет я видел, как энергетическая политика превратилась из сравнительно тихой заводи в нечто, приобретающее стратегическую важность, которая может быть так же важна для будущего нашей страны, как и оборона'.

Британская пресса в последнее время отмечает, что характер взаимоотношений между Россией и Великобританией с этими обвинениями снизился практически до уровня 'холодной войны'.

...И Европарламент с ним солидарен

Вчера на пленарном заседании депутаты Европарламента приняли сообщение об экономических отношениях с Россией, в котором впервые открыто указали Москве на неприемлемую практику использования экономических инструментов для достижения внешнеполитических целей.

Европарламент выражает сожаление, что ЕС и Россия так и не смогли преодолеть кризис взаимного доверия, и предлагает России прекратить политизировать экономику и уважать независимость стран и частных организаций. В частности, принимая во внимание вступление России в ВТО, Европарламент предлагает Москве решить проблему дискриминационных железнодорожных тарифов, особенно в отношении Латвии и других стран Балтии.

Значительную роль в подготовке документа, который не имеет юридических последствий, но который отражает политическую волю депутатов Европарламента, сыграли страны - новички ЕС.

________________________

Европе надо вырваться из рыночной монопольной ловушки ("The Financial Times", Великобритания)

Польша 'готова погубить все', если не будут удовлетворены ее требования по системе голосования ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.