Российским архивам стоит быть более открытыми на пути сотрудничества с латвийскими и европейскими коллегами, считает глава правительственной Комиссии по подсчету ущерба от советской оккупации Эдмунд Станкевич. По его мнению, россияне слишком ревностно относятся к своим архивам, и в результате порой латвийские историки не имеют возможности для объективных оценок. Как считает Станкевич, жертвой такой ситуации стал историк Харий Стродс, которого теперь не пускают в Россию.

Правительственная Комиссия по подсчету ущерба от советской оккупации работает в Латвии почти два года, однако не сказать чтобы очень продуктивно. В беседе с Телеграфом глава этой организации Эдмунд Станкевич не смог назвать результатов ни одного последнего исследования - материалов настолько много, что никаких конкретных выводов сделать пока нельзя. Не смог Станкевич и назвать хотя бы ориентировочные даты публикации каких-либо итогов работы комиссии.

Что же касается плановой работы, то она, по словам собеседника Телеграфа, ведется активно: уже в этом месяце пройдет очередное заседание, в котором примут участие также демографы, которые помогут подсчитать человеческие жертвы за исследуемый период. До сих пор проходит разработка методики по подсчету ущерба для латвийской экономики.

Возможно, работа протекала бы быстрее и продуктивнее, если бы россияне менее ревностно относились к своим архивам, считает Станкевич. По его словам, работать в российских архивах куда сложнее, чем в латвийских, причем жалуются на это не только латыши, но и европейцы. "Больших проблем с доступом у нас нет, однако они там не настолько открыты, как у нас", - говорит Станкевич.

Еще одна проблема, по словам собеседника Телеграфа, связана с дороговизной доступа к копировальной технике - слишком уж много россияне берут с желающих снять копию с архивных документов. Все это, считает Станкевич, становится причиной необъективности наших историков - по крайней мере необъективными их считают россияне. По его словам, последняя жертва архивной бюрократии - историк Харий Стродс, которому отказали в выдаче визы в Россию. "Я не знаю официальных причин отказа и не могу утверждать, что всему виной работа Стродса в нашей комиссии, - говорит Станкевич. - Просто Россия думает, что некоторые историки необъективны по отношению к этой стране. Если они хотят объективности, пусть открывают архивы".

___________________________

Отказ в визе историку - "предупреждение Риге" ("Latvijas Avize", Латвия)