Много шума из ничего . . .То, что грозило превратиться в нешуточный кризис между Америкой и Россией, развеялось, как дым. По крайней мере, на данный момент. Игра, которую ведут Джордж У. Буш и Владимир Путин походит на необычную партию в покер. Последней картой, которую российский президент выложил на стол во время встречи со своим американским коллегой во время саммита 'большой восьмерки' в Хайлигендамме, было предложение о разрядке после всех высказанных угроз и словесной эскалации. Владимир Путин предложил американскому президенту использовать РЛС, построенную в советскую эпоху в Азербайджане, обретшему независимость в 1991 году, для содействия развитию проекта США по противоракетной обороне, предназначенного для защиты от угроз со стороны 'государств-изгоев', таких как Иран. Джордж У. Буш счел предложение интересным. Главы обоих государств пообещали поручить экспертам изучить эту идею, которая может составить альтернативу американским планам по размещению радара в Чешской Республике.

На первый взгляд предложение Владимира Путина не решает проблему, находящуюся в эпицентре разногласий между двумя странами: намерение США разместить до 2012 года десять ракет-перехватчиков в Польше. Вашингтон начал переговорный процесс с Варшавой и Прагой, которые надеются на скорейшее развертывание баз ПРО. На бумаге американская система имеет исключительно оборонное значение и никоим образом не направлена против России. В теории десять противоракет могут уничтожить много ядерных боеголовок. На практике из-за короткого времени реакции после обнаружения запущенного с Ближнего Востока объекта они смогут сбить лишь две ракеты. Что при любом раскладе - капля в море по сравнению с тысячами баллистических российских ракет.

Директор Агентства по ПРО США генерал Генри Оберинг (Henry Obering) во время своего визита в Париж в марте с.г. объяснил, что противоракеты не будут нести заряд взрывчатого вещества и предназначены для разрушения вражеских ракет кинетическим действием при прямом попадании. Но граница между тем, какие средства являются оборонительными, а какие наступательными, крайне расплывчата. Поскольку из-за этих баз Польша и Чехия превращаются в мишени для потенциального удара, возникает необходимость в защите мест расположения элементов противоракетного щита.

Реакция президента Путина, который пригрозил, что Россия выйдет из договора ДОВСЕ, а также нацелит свои ракеты на Европу, показалась 'несоразмерной' и 'неприемлемой', что в частности отметил Франсуа Эйсбур (François Heisbourg), советник Фонда стратегических исследований, в ходе недавнего семинара, организованного ассоциацией 'Club grande Europe'. Пусть даже он, как и многие другие европейские и американские эксперты, призывал не спешить и позволить событиям идти своим чередом.

С точки зрения американцев, размещение элементов щита в странах Восточной Европы позволит противодействовать потенциальной угрозе со стороны Ирана, который, как считает Вашингтон, может в 2015 году разработать межконтинентальную ракету. Базы ПРО в Польше и Чехии являются лишь расширением американского противоядерного щита, который должен быть развернут на Аляске, в Калифорнии, а также частично в Великобритании и других европейских странах - Дании и Голландии. Но дипломатическое 'па-де-де' Владимира Путина и Джорджа Буша не дает ответов на основополагающие вопросы, которые волнуют экспертов: как этот щит будет функционировать, какую пользу он принесет, почему нужно в безотлагательном порядке развертывать базы ПРО в Восточной Европе.

В своей недавно опубликованной статье Майкл О'Хэнлон (Michael O'Hanlon) из вашингтонского Брукингского института (Brookings Institution) напомнил о трудностях, с которыми столкнулись военные во время испытания щита ПРО в Тихом океане. Он также отметил, что противоракеты, которые будут размещены в Европе, 'частично будут использовать другую технологию, еще менее опробованную'. В связи с этим аналитик Виктория Сэмсон (Victoria Samson) из Центра оборонной информации задалась вопросом, чем можно объяснить подобную спешку в размещении элементов системы на территории союзников, в то время как в самих США она еще не доказала свою эффективность. Проект, столь дорогой сердцу президента Джорджа У. Буша, отличает одна особенность: он, в отличие от других американских военных программ, не был подвергнут полномасштабным испытаниям на всевозможные ограничения и эффективность. Создается впечатление, что здесь мы имеем дело с внезапным приступом энтузиазма бюрократического аппарата.

Согласно Главному контрольно-финансовому управлению США, программа дала результаты, но 'незначительные и дорогостоящие'. В течение пяти ближайших лет агентство по ПРО собирается инвестировать в нее 49 миллиардов долларов. По словам генерала Оберинга, 3 миллиарда в рамках программы выделяются на Европу.

Европейцам представляется парадоксальным, что США предпочли пойти путем заключения двусторонних соглашений с Польшей и Чехией, а не привлечь к проекту НАТО, которая служит связующим звеном между Америкой и Европой. Как отметил во время семинара 'Grande Europe' Павел Залевский (Pawel Zalewski), президент Комиссии по иностранным делам польского Сейма, могут возникнуть сомнения в том, что европейцы готовы участвовать в дорогостоящем проекте ПРО. Но, по мнению многих экспертов, интегрированная оборонительная система обладает большей эффективностью и позволяет рассчитывать на солидарность всех партнеров. К тому же поспешность, проявляемая американцами в данном вопросе - а также резкая реакции со стороны русских - не могла не вызвать беспокойства у Ангелы Меркель в Германии и у Николя Саркози во Франции.

Представляется вероятным, что Владимир Путин использовал расширение щита в Восточной Европе в качестве элементарного предлога для разговора на повышенных тонах с США и их союзниками. Его заявления также обращены и к внутренней аудитории, которой нравится верить в российское могущество. Владимир Путин, вбросив идею использовать для проекта ПРО страну Закавказья, сделал достаточно расплывчатое предложение, которое позволяет ему создать впечатление, что именно он задает правила игры, а также заставить позабыть о сползании его страны к авторитаризму. Это предложение также оставляет мало времени Джорджу У. Бушу на продолжение консультаций с союзниками, например с Германией и Францией, и даже с НАТО. Не говоря уже о том, что ему еще нужно успеть убедить Конгресс США, где большинство составляют демократы, в целесообразности финансирования подобного проекта в ущерб другим программам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.