Sunday, June 24, 2007; Page B07

Когда такие гуру внешнеполитического искусства, как Генри Киссинджер (Henry A. Kissinger), Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski) и Брент Скоукрофт (Brent Scowcroft), вдруг начинают в один голос говорить одно и то же - вполне вероятно, что все трое говорят дело. Именно это произошло полмесяца назад: господа, которых мы упомянули, все вместе участвовали в 'Шоу Чарли Роуза' ("The Charlie Rose Show"), и то, что они говорили, предназначалось напрямую для ушей кандидатов в президенты от обеих партий - да и нынешнему обитателю Овального кабинета не худо было бы послушать.

Если в двух словах, то все их заявления сводились к одному: в нынешнем быстро меняющемся мире Америке следует меньше предаваться упоению собственной силой и проявлять больше готовности слушать, что говорят ей другие страны. Но это же самоочевидно, скажете вы. Да, однако в последние шесть лет Америка в основном поступала с точностью до наоборот. Так что тройка бывших лидеров говорила, что расширение диалога необходимо нам не столько для того, чтобы улучшить свой имидж, сколько для того, чтобы мы сами могли понять правила, по которым идет новая международно-политическая игра, и возможности, которые она перед нами открывает.

- Система международных отношений сегодня переживает период таких перемен, каких не было уже несколько сотен лет, - сказал Киссинджер, занимавший пост госсекретаря при Ричарде Никсоне (Richard Nixon) и Джеральде Форде (Gerald Ford), имея в виду ослабление национальных государств.

- Мы привыкли решать проблемы, если они в принципе имеют решение, - предупредил он, отметив, что американцы должны понять: 'Мы входим в долгий период подгонки нашей позиции'.

Бжезинский, работавший советником по национальной безопасности президента Джимми Картера (Jimmy Carter), считает, что все перемены, происходящие сегодня в мире, укладываются в понятие 'глобального политического пробуждения':

- Мир стал гораздо более нестабилен. Мир постоянно встает на дыбы. У мира появились запросы, которые нелегко удовлетворить. И если Америка хочет и дальше занимать в нем лидирующие позиции, то она должна найти собственную роль в удовлетворении этих новых меняющихся политических запросов, благодаря которым наше настоящее стало столь непохоже даже на самое недавнее наше прошлое.

С ним согласен и Скоукрофт, занимавший аналогичный пост при Форде и президенте Джордже Буше-старшем:

- В сегодняшнем мире, который совершенно не похож на мир дня вчерашнего, традиционные мерила силы применимы уже далеко не всегда.

- Это мир, в котором большинство крупных проблем уже случается на территориях, выходящих за пределы национальных границ. В этом мире появляются новые движущие силы, и мы пока только нащупываем методику работы с ними.

На это читатель, конечно, скажет, что эти трое, дескать, одним миром мазаны - все из политического истеблишмента, так что им сам бог велел говорить по внешней политике одно и то же. К тому же, все они - сотрудники вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies), который, кстати, и организовал дискуссию, имевшую место 14 июня.

Однако заметим, что по основному вопросу - иракскому - их мнения разошлись самым радикальным образом. Бжезинский первым из бывших американских чиновников осудил иракскую войну и делал это особенно резко: Скоукрофт, хотя остается близким другом и советником семьи Бушей, выступал против вторжения и вообще против неоконсерваторов в правительстве. Киссинджер же войну поддерживал, и сегодня регулярно общается и с президентом Бушем, и с госсекретарем Кондолизой Райс (Condoleezza Rice), постоянно помогая им советами.

Именно поэтому столь важно, что, как только обсуждение Ирака заканчивается и встает вопрос о том, что делать, когда это все закончится, все трое предлагают Америке, по сути, одни и те же рецепты. Все они утверждают, что Америке пришло время идти, что называется, в народ - причем не столько говорить, сколько слушать. И следующему президенту они дают фактически одни и те же советы.

Скоукрофт хочет, чтобы новый лидер Америки во всеуслышание заявил: 'Мы - часть мира, и мы хотим с ним сотрудничать. Мы не считаем, что мы - господствующая сила в этом мире, что по отношению к нам - все вторично'. Примерно такую же формулировку предлагает и Бжезинский:

- Наш следующий президент должен сказать миру, то Соединенные Штаты хотят внести свой вклад в решение стоящих перед миром проблем, что они хотят участвовать в деле предоставления людям мира тех свобод и возможностей, которые они для себя в этом мире ищут.

Даже Киссинджер, который иногда довольно резко выражается, согласился с тем, что новый президент США должен олицетворять 'готовность выслушать позицию других стран и предлагаемые ими пути решения вопросов'.

- Он не должен притворяться, будто ответы на все вопросы у него уже есть заранее.

Все трое хотят, чтобы Америка не только вступила в диалог с друзьями, но и не чуралась общения с потенциальными противниками - с Ираном, где, по словам Киссинджера, 'нам следует, по крайней мере, попытаться провести тихие переговоры с кем-нибудь из высшего руководства, чтобы определиться, куда мы пойдем дальше'; с Россией, с которой, как утверждает Бжезинский, 'разногласия сегодня есть, но их не нужно чрезмерно драматизировать'; а также с Китаем, которому, по словам Скоукрофта, 'стабильность в мире нужна не меньше нашего'.

Эта триада стоит у истоков всей нашей внешней политики вот уже в течение пятидесяти лет. Сегодня все трое - старые люди, но в 'клубе политических знатоков' они все еще остаются соперниками, и, как и раньше, вовсю борются за влияние на умы и стараются переспорить друг друга. И, зная это, разве не поразительно видеть, что все они видят практически одинаковую картину будущего: в мире идет новая глобальная игра, в которой меняются даже сами понятия силы и власти - и безопасность Америки в будущем будет обеспечена гораздо лучше, если не навязывать свою волю другим, а подстраиваться под них.

Автор статьи совместно с обозревателем журнала Newsweek Фаридом Закарией (Fareed Zakaria) ведет обсуждение международных вопросов на портале PostGlobal (http://blog.washingtonpost.com/postglobal).

______________________________

Стремление к мировому господству подвергает нас все большей опасности ("The Guardian", Великобритания)

Репутация Америки лежит в руинах ("The Guardian", Великобритания)