Глубоко под землей, в бомбоубежище, построенном еще в годы 'холодной войны', гид Алексей Александров как может старается поддержать в своих гостях настроение эпохи. И место, и антураж весьма этому способствуют: сам Алексей одет в советскую военную форму 60-х годов.

- Пожалуйста, не отставайте от группы, - мрачно предупреждает он туристов, проводя их мимо лабиринта туннелей, переходящих в просторные залы и длинные галереи. - А то, не дай Бог, заблудитесь в темноте, на охранника наскочите - они и застрелить нечаянно могут.

В Москве открылась новая туристическая достопримечательность - музей 'холодной войны' под названием 'Противостояние'. Попробовав эту смесь исторической памяти и почти киношной фантазии, ощущаешь особый привкус - несладкий, но наталкивающий на определенные размышления.

Сегодня Вашингтон и Москва обмениваются все новыми резкими заявлениями; некоторые аналитики уже предсказывают скатывание к новой 'холодной войне'. В этой атмосфере музей-бомбоубежище приходится весьма кстати: напоминает людям о том, каким было то время - и, кстати, о том, что и сегодня, несмотря на отказ от старых страхов, и та, и другая сторона все еще поддерживает в рабочем состоянии точно такие же сооружения.

Собственно, в музее, который даже еще не совсем окончен, ничего не говорится открытым текстом. Однако чувствуется, что его создатели стремились послать посетителям определенный сигнал. Над входом написано: 'Главное - о чем каждый, кто побывал здесь, спросит потом себя. Главное - о чем он думает. И чего он боится'.

Этот комплекс общей площадью в 75 тысяч квадратных футов, также известный как подземный командный пункт 'Таганский', был построен на глубине в 200 футов под землей в качестве базы для тех, кто должен был пережить американский ядерный удар по Москве. Строительство началось в 1952 году, когда советским диктатором еще был Сталин. Спустя четыре года командный пункт был готов к работе.

До конца 70-х годов объект работал на полную мощность. Здесь служили две с половиной тысячи человек, единовременно на дежурстве каждую минуту стояли полторы тысячи из них. В случае ядерной войны убежище, обладавшее собственными системами воздухоочистки, наглухо закрывалось. Запасов было достаточно, чтобы объект работал еще три месяца. В 80-е годы командный пункт предполагалось переоборудовать, но к тому времени трения между Советским Союзом и Западом уже значительно ослабли. А в 1995 году объект был полностью рассекречен.

После этого убежище приобрела частная фирма, открывшая здесь музей. Новые владельцы собираются открыть и развлекательный комплекс. Его стилистика - причудливая смесь 'мирного движения' с элементами русского патриотизма, а иногда и с ароматом ностальгии по старой советской власти.

Внутри планируется открыть множество экспозиций, которые еще более усилят атмосферу этого подземелья. Но и того, что здесь есть уже сегодня - пустые коридоры и залы, радиостанции полувековой давности, советские агитплакаты - самого по себе достаточно, чтобы посетители начинали дрожать, словно от холода. Среди плакатов особенно заметен один, немного даже трогающий сердце своей наивностью: 'Действия солдата при ядерном взрыве'. На заднем плане видно грибовидное облако; на переднем - солдаты прячутся от ядерного взрыва в окопе, а один - за пнем дерева.

Во время экскурсии Александров, вполне в духе 50-х годов, рассказывает о яростном антикоммунизме Америки, которая в Хиросиме и Нагасаки (Япония) показала, что 'готова применять ядерное оружие против гражданского населения'.

- В то время они не хотели с нами разговаривать. Они были готовы 'уничтожить гидру коммунизма в ее логове', - рассказывает он группе студентов и молодых бизнесменов. - Это была жизнь под прицелом. Угроза была настолько реальной, что наше руководство отводило на принятие решения всего три-четыре минуты.

Всем экскурсантам на входе раздают оливково-зеленые советские армейские плащ-палатки, и Александров показывает, как пользоваться противогазом и старинным счетчиком Гейгера, сделанным в 60-е годы и все еще работающим.

В качестве сувениров всем раздают еще и белые респираторы. Многие надели их и в таком виде сфотографировались. Также каждый посетитель получает ярко-красный пропуск советского министерства обороны со своим именем и фотографией неизвестного существа в противогазе. Во время экскурсии всех кормят солдатским обедом 'холодной войны' - гречневой кашей с консервированной тушенкой и стопкой водки.

По словам 21-летнего Андрея Квыка, студента Московского строительного института, от похода в бомбоубежище у него 'мурашки начали ползти по коже'.

- Говорят, что все это в прошлом, что 'холодная война' кончилась. Но я так не думаю. Я уверен, что такие же объекты есть и в Москве, и еще где-то, и что они каждую секунду готовы к бою. 'Холодная война' никогда не заканчивалась, они нам лгут.

Подземный комплекс строили той же техникой, которая использовалась при строительстве метро. Когда идешь по коридору, такое впечатление, что ты внутри огромной трубы. Самые большие залы делались в туннелях диаметром в 30 футов, и потолки там полукруглые. Старые полы уже давно убрали, и в некоторых местах идти приходится по земле, перемешанной со строительным мусором. Кое-где тревожно капает вода. Туннели комплекса связаны с московским метро, которое еще старше. В некоторых местах явственно слышен гул проезжающих мимо поездов.

- Здесь так страшно - все эти туннели, эта каша ужасная, этот сырой воздух - 60 метров под землей! - говорит 25-летняя Яна Арутюнова, по профессии маркетолог. - В этих туннелях люди похожи на каких-то призраков прошлого. Здесь чувствуешь опасность, даже если не хочешь этого. Отсюда все уже давно убрали, все, что здесь работало, но в воздухе до сих пор чувствуется концентрированный холодный страх.

Пока что большинство помещений комплекса пустуют. Но здесь уже есть кинотеатр, где показывают документальный фильм о 'холодной войне', и уже ставят стенды с сувенирами. Школьники могут попасть сюда за 9,75 доллара, взрослые - за 19,50, а иностранцы, для которых экскурсия проводится по-английски - за 39 долларов. Все посещения - только по предварительной договоренности.

Директор музея Ольга Архарова говорит, что в планах владельцев - построить копию центрального командного пункта и открыть ресторан с военным антуражем.

- Задача комплекса, которому дали имя 'Противостояние' - сохранить этот объект как напоминание и предупреждение. Все должны помнить, что ничего подобного нельзя допускать в будущем, - говорит Архарова. - Мы показываем и взрослым, и детям, что мы хотим открытого и искреннего диалога с другими странами, чтобы мир никогда больше не дошел до того, чтобы снова нужно было строить подобные убежища.

С точки зрения сторонника президента России Владимира Путина, ее слова вполне совпадают с тем, что он говорил и делал в последнее время: сначала жесткая критика в адрес правительства Буша, затем дипломатические жесты и призывы начать сотрудничество; все его помощники в один голос говорят о готовности начинать диалог - но с учетом национальных интересов России.

Уже несколько месяцев Путин яростно критикует планы США по размещению системы противоракетной обороны в Восточной Европе. Вашингтон утверждает, что система направлена против ракет, которые может разработать Иран, однако Москва опасается, что на самом деле Америка уже сегодня нацеливается на то, чтобы в будущем подорвать боевые возможности российского ядерного арсенала.

И вот в начале июня, на саммите "Группы Восьми" ведущих промышленных держав мира, Путин неожиданно сменил тон, предложив США строить противоракетную систему совместно с Россией на основе крупного радара, расположенного в бывшей советской республике Азербайджане. После этого предложения разговоры о быстром охлаждении отношений вроде бы поутихли - по крайней мере, пока.

Точно так же действуют и владельцы музея 'Противостояние': они подчеркивают присущую подземелью холодную атмосферу, но не заявляют открыто, для чего и против кого использовалось это помещение. Архарова говорит, что в случае ядерной войны здесь в основном должно было размещаться гражданское Министерство связи - здесь даже есть запасной почтамт. В брошюре на английском сказано, что подземное здание было построено 'с целью оперативного укрытия командного пункта одной из дивизий Вооруженных Сил'. А по словам гида Александрова, в случае войны здесь предполагалось разместить штаб московской ПВО.

Войти в комплекс можно только через неприметное здание на поверхности - через зеленые ворота, на которых только сейчас нарисовали большие красные звезды.

- В 50-е и 60-е годы никто из жителей этого района даже не догадывался, что находится у них под ногами, - рассказывает Архарова. - Этот комплекс разрабатывался специально, чтобы в военное время поддерживать связь и обеспечивать управление страной. Он выдерживает даже ядерный взрыв.

Александров рисует мрачные картины жизни тех, кто работал внутри комплекса.

- Каждый раз перед уходом на службу они прощались с родными так, словно видят их в последний раз - настолько напряженной была тогда ситуация, настолько беспокойной была атмосфера.

Студентка Нина Бородина, которой 21 год, сказала, что при виде 'этих страшных туннелей' подумала о своей бабушке, 'каково ей было жить, зная, что каждую секунду на них могут сбросить бомбу'.

- Она рассказывала, как они в 60-х годах боялись ядерного удара, и теперь я сама немного понимаю, что она пережила. Не думаю, что сегодня есть опасность ядерной войны. Сегодня мы с Западом друзья.

Пусть обе стороны говорят друг о друге что хотят, уверена она - Путин 'ведет страну по пути реального сотрудничества с Соединенными Штатами и другими западными странами, и они больше никогда не будут нам врагами'.

- Но все равно хорошо, что я сюда сходила, - добавляет она. - Всегда полезно знать, от каких ужасов мы избавились.

_____________________________________

Америка развязывает новую 'холодную войну' ("The Nation", США)

Кремлевская ностальгия по 'холодной войне' ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.