Эстонские предприниматели, бизнес которых так или иначе связан с Россией, испытывают сейчас тяжелые времена и в обозримом будущем не ждут перемен к лучшему. Оценки того, каким ущербом грозит нам потеря восточного партнера, расходятся, однако в любом случае ничего хорошего нам ожидать не приходится.

Люди опасаются говорить открыто

Вчера "Вести" уже писали о том, что после апрельских событий российский транзит через Эстонию сократился практически вдвое.

В отличие от министра экономики Юхана Партса работающие в транзите предприниматели не видят поводов для оптимизма и не ожидают скорого возобновления объемов перевозок. По оценке правительства, потеря транзита обойдется Эстонии в 5 процентов ВВП, независимые эксперты говорят о 15 процентах: как-никак, речь идет не только о прибылях владельцев терминалов, но и о связанных с транзитом сферах, где грядут сокращения. Например, по нашим данным, 500 работников Эстонской железной дороги уже отправляются в вынужденный отпуск.

Однако, как выяснили "Вести", в результате Бронзовой ночи пострадал не только транзит, но и деятельность тех предприятий, которые торгуют с Россией или работают в этой стране.

Показательно, что впервые ни один из более десятка опрошенных нами бизнесменов не захотел называть своего имени, опасаясь, что к проблемам в России добавятся и проблемы в Эстонии. Однако на условиях анонимности люди говорили охотно, и их рассказы позволили составить картину происходящего.

Ничего эстонского там не надо

Практически все бизнесмены утверждают, что эстонское сегодня в России является нежелательным явлением. Например, если ты имеешь в соседней стране дочернюю фирму, тебе рекомендуется перерегистрировать ее как российское предприятие. Если ты продаешь в Россию свой товар, то для продолжения этой деятельности нужно первым делом убрать с него надпись Made in Estonia. В этом случае, если твои отношения с партнерами были достаточно доброжелательными, они согласятся иметь с тобой дело и впоследствии.

По оценке наших собеседников, антиэстонские настроения в России в последнее время поменяли уровень: если сразу после апрельских событий речь шла в основном о громких заявлениях со стороны политиков и министров, то сегодня "работой" с эстонскими предпринимателями занимаются чиновники среднего уровня. Они не произносят громких фраз, а просто находят какие-либо вполне законные причины не допустить эстонскую фирму к какому-либо проекту. Или дают понять торговому центру, что без эстонского товара на прилавках у него меньше шансов на визит налоговой полиции.

Части наших предпринимателей удается обходить эти препятствия, однако некоторые в силу специфики своей деятельности не могут "перекраситься" в российские цвета и сейчас находятся в простое, надеясь, что ситуация изменится к лучшему.

Пострадают все, не только бизнес

По оценке многих наших собеседников, просвета в отношениях с Россией в обозримом будущем не предвидится - по крайней мере, до тех пор, пока у власти находится нынешнее правительство.

"Партс может ездить в Россию, сколько хочет - правда, серьезные люди с ним все равно там не общаются, однако если в это же время другой наш министр делает очередное антироссийское заявление, смысла от активности Партса не будет", - описал ситуацию один из наших собеседников, добавив, что "на Ансипе все равно останется клеймо ликвидатора памятника Воину-освободителю".

Предприниматели не склонны соглашаться с министром экономики, который утверждает, что даже полный разрыв экономических отношений с Россией не грозит нам ничем особенно страшным - мол, переориентируемся на более стабильную Европу.

Вот как описал возможное развитие событий один из крупных эстонских предпринимателей: "Экономический рост замедляется, люди начинают терять работу или их заработная плата уменьшается, возникают проблемы с возвращением кредитов, банки теряют средства, рынок недвижимости трясет - в общем, нечто подобное мы наблюдали в 1998-1999 годах".

Работающие в сфере транзита бизнесмены, в свою очередь, выражают недоумение по поводу того, что министр экономики рассчитывает восстановить потерянное в России за счет Запада: "Как можно говорить об этом в связи с транзитом, который по определению означает доставку грузов из России на Запад и обратно?"

Экономики нет, демократии тоже

Заместитель председателя экономической комиссии Рийгикогу Калев Калло был поражен, когда узнал о нежелании предпринимателей открыто высказывать свои суждения.

"Выходит, у нас действительно что-то не в порядке с демократией, раз люди боятся говорить из-за угрозы санкций, - считает он. - Впрочем, я уже обратил внимание, что после апрельских событий критика конкретного премьер-министра или правительства начинает приравниваться к антигосударственной деятельности".

По мнению Калло, ожидать скорых перемен в экономических отношениях с Россией не стоит, и если что-то начнет меняться к лучшему, то не раньше конца года. Однако это - в лучшем случае, поскольку не исключено, что в промежутке правительство успеет "выкинуть еще какой-нибудь фортель".

По оценке Калло, ущерб от потерь на российском направлении может составить 5-10 процентов, что само по себе много. Однако при этом нужно учитывать и те доходы, которые мы могли бы получить в случае нормального развития экономических отношений с Россией, но не получим.

Член экономической комиссии от правящей Социал-демократической партии Лийна Тыниссон считает, что рассчитывать на улучшение экономических отношений с Россией можно лишь в длительной перспективе.

"Я думаю, что на налаживание отношений при удачном раскладе уйдет минимум год", - сказала нам Тыниссон.

По ее мнению, потеря даже 5-7 процентов ВВП, хотя и не означает кризиса, ничего хорошего с собой не принесет. Каковы же будут потери в реальности, сейчас сказать невозможно, считает бывший министр экономики.

"Вести Дня"

______________________________

Россия, берегись: Эстония выбрала национальную рыбу ("The Wall Street Journal", США)

Кибернетическая блокада в Эстонии ("The International Herald Tribune", США)