Варшава, Польша - Лишь загорающих и скейтбордистов можно встретить в жаркие летние дни в этом тихом уголке варшавского парка 'Поле Мокотовское', где покоятся останки 21 468 солдат советской армии, которые пали, согласно надписи на бронзовой табличке, 'за освобождение Польши, сражаясь с нацистскими оккупантами'.

Для этих молодых поляков, которые и не помнят советские и российские войска, стоявшие здесь до 1993 г., все это - древняя история. Но не для их родителей, бабушек и дедушек.

События Второй мировой и 'холодной' войны постепенно становятся достоянием истории, однако между российскими властями и бывшими советскими сателлитами разгорелся новый ожесточенный конфликт вокруг памяти об этих событиях. Каждая из сторон обвиняет другую в переписывании истории.

Сражаясь с нацистами на польской земле, Красная Армия потеряла около 600 000 своих бойцов - мрачное свидетельство о тактике советских генералов, не считавшихся с потерями. Сотни тысяч солдат похоронены на десятках кладбищ, за которыми бережно ухаживают за счет польских налогоплательщиков.

Правда такова, что солдаты советской армии освободили Польшу и другие страны Восточной Европы, но запомнились им также как грабители, мародеры и насильники.

И в этих странах они оставались 50 лет.

В эти годы советские хозяева воздвигли десятки монументов советско-польскому 'братству', советско-венгерской 'дружбе' и т.д. Стремясь выслужиться перед ними, марионеточные правительства ставили гигантские статуи Сталина и Ленина и переименовывали улицы в честь советских генералов.

После падения этих правительств в 1989 г. статуи были бесцеремонно вывезены на свалки и в музеи, а улицам вернули исторические названия.

Но вопрос о кладбищах и военных мемориалах был гораздо более деликатным. В начале девяностых, договариваясь о выводе российских войск со своей территории, большинство новых демократических государств подписало соглашения, по которым они обязывались сохранить кладбища и военные мемориалы.

'Кладбища все еще в очень хорошем состоянии, и это важно. Но мы имеем право переместить - не уничтожить - некоторые памятники. Мы имеем право на собственную историю', - говорит Павел Залевский (Pawel Zalewski), председатель комитета польского парламента по международным делам.

Первый тревожный знак появился в начале 2005 г., когда польские власти не дали россиянам разрешения на открытие их обновленной постоянной экспозиции в бывшем концентрационном лагере Аушвиц-Биркенау на время визита Путина по случаю шестидесятой годовщины освобождения лагеря Красной Армией.

Польское правительство и международная комиссия историков, наблюдающая за экспозициями в Аушвице, возражали против того, что Россия называет 'советскими гражданами' значительную часть жертв лагеря. Узники - большей частью, евреи - стали советскими гражданами не по своей воле, а в силу пакта Молотова-Риббентропа, который открыл путь к вторжению Гитлера в западную Польшу и одновременной с ним аннексии Сталиным восточной Польши, западной Украины, территорий Румынии и балтийских государств.

Российские политики осудили это решение, назвав его шантажом, но экспозиция по-прежнему закрыта.

Несколько месяцев назад обострились отношения России с Эстонией, небольшим балтийским государством, которое когда-то было частью Советского Союза. Эстонские власти перенесли советский военный мемориал из центра Таллина, что привело к массовым беспорядкам, организованным русскими, живущими в Эстонии и провокаторами из России. Один человек погиб.

Москва ответила на это грозными заявлениями и неофициальным торговым эмбарго. Кроме того, ее обвинили в организации беспрецедентных хакерских атак на эстонские сайты. Российское правительство отрицает причастность к хакерским атакам, но было установлено, что компьютеры, с которых они были совершены, находятся в России.

В то время, как эстонцы планировали избавиться от бронзовой статуи советского солдата - 'неизвестного насильника', как называют его местные жители - яро ненавидящее Россию правительство Польши готовило свой закон, призванный создать стимулы для органов местного самоуправления к ликвидации памятников, 'прославляющих коммунистическую диктатуру'.

Между тем, в Венгрии сторонники крайне правой партии собирали подписи за снос советского военного мемориала на площади Свободы в Будапеште.

По мнению аналитиков, все это на руку Путину, который, по всей видимости, стремится восстановить влияние России в Восточной Европе и привлечь националистически настроенный электорат накануне президентских выборов, которые должны состояться в следующем году. Однако российская конституция запрещает ему выдвигаться на третий срок.

'Им нужна Польша в качестве врага на время политической кампании следующего года', - говорит Ежи Марек Новаковский (Jerzy Marek Nowakowski), директор Восточного центра Открытого университета в Варшаве.

'Нам нужно воплощать этот закон в жизнь очень неспешно и осознавать всю деликатность момента. После выборов в России это уже не будет такой большой проблемой', - говорит он.

По-видимому, лидеры Польши прислушиваются к этому совету. Варшаве, уже ввязавшейся в некрасивый спор с Россией из-за размещения американских ракет на польской территории, эмбарго России на польскую мясную продукцию и ответной угрозы Польши заблокировать вступление России во Всемирную торговую организацию, сейчас не следует обострять отношения.

'Это нужно делать мирно, без лишних эмоций и без усугубления ситуации в польско-российских отношениях, - заявил Польскому радио министр культуры Польши Казимеж Уяздовский (Kazimierz Ujazdowski), который будет отвечать за реализацию закона. - Мы совершенно не хотим войны'.

Правительство Венгрии, у которой гораздо лучшие отношения с Москвой, тоже, по всей видимости, стремится к разрядке. Недавно министр иностранных дел Кинга Генц (Kinga Goncz) заверила Москву, что вызвавший споры памятник в Будапеште останется в неприкосновенности.

'Венгры никогда по-настоящему не ненавидели русских как нацию. То же самое относится к полякам и балтийским государствам, - говорит Дьюла Хедьи (Gyula Hegyi), депутат Европейского парламента от Венгерской социалистической партии. - Для большинства людей не имело особого значения то, что русские, уходя, оставили здесь несколько памятников'.

Но для российских политиков, прежде всего, для Путина, это имеет огромное значение. В Великой Отечественной войне, как ее называют в России, погибло 22 миллиона советских граждан.

'России сложно найти историческое событие, которое объединило бы страну или дало ей чувство нации. Вторая мировая война была тем опытом, который создал нацию и сформировал национальный образ мышления', говорит Залевский, историк по образованию.

'Россия считает, что она проиграла 'холодную войну', поскольку для того, чтобы победить, у нее не было ни денег, ни политической воли, - говорит он. - Сегодня у России есть деньги и политическая воля, и мы видим, что она не отказалась от идеи оказывать давление на новые государства-члены ЕС и НАТО. Она отказывается признать, что Польша, Эстония и Литва стали частью другого мира'.

_________________________________

Не трогайте советские памятники ("Rzeczpospolita", Польша)

Памятник советский. Склад ума тоже ("The Washington Post", США)

Символ жертвенного героизма - или массовых убийств? ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.